Общество

Гамма-излучение против террора

Российскими физиками разработан детектор для обнаружения взрывчатки. Но интерес к нему проявили только американцы

  
47

Пока следователи расследуют террористический акт в аэропорту Домодедово, испуганные граждане гадают: где рванет в следующий раз? В том, что рванет обязательно, никто не сомневается. Кровавая криминальная статистика последних лет в этом убеждает. Чтобы ни предпринимала российская власть для предотвращения таких трагедий, вовсе избежать ударов по мирным людям не удается. И вряд ли удастся. По крайней мере, стопроцентной гарантии не удалось достичь нигде в мире.

И все же, где-то вероятность внезапно быть разорванным на куски в одних странах ниже, в других — выше. Россия точно в числе последних. Потому что, несмотря на почти ритуальные громы и молнии из Кремля после очередного террористического взрыва, для обеспечения безопасности общества мало что делается. Усиленные милицейские патрули устанут бродить по перронам и залам ожидания и отправятся по домам. На смену снятым за халатность начальникам силовых структур придут другие. С такими же понятиями о профессиональной добросовестности и служебном долге. И так — до очередного бандитского подрыва, воя карет «скорой помощи» и душераздирающими картинками на телеэкранах. Сколько раз это уже было?

Между тем, возможность предотвратить хотя бы часть этих несчастий в нашей стране существует. Причем, существует давно. Только никто ею в России, похоже, не интересуется. Зато очень рвут из рук американцы. Они и собираются первыми установить в своих аэропортах наше «ноу-хау». Речь идет об уникальном фотоядерном детекторе, разработанном учёными Физического института Академии наук (ФИАН) в сотрудничестве с Институтом ядерных исследований РАН, НИИ Ядерной физики МГУ и Институтом физики высоких энергий. Эта штука, весом почти в три тонны, способна за считанные секунды обнаружить любые виды взрывчатки, в том числе пластит и гексаген, в багаже пассажиров, в контейнерах и в любых видах закрытой тары. Разработка российских ученых включена в план финансирования в рамках правительственной программы США «Инициатива в области нераспространения оружия массового поражения» и получила грант от Американского фонда гражданских исследований и разработок.

С точки зрения популярной физики, работает детектор так: багаж авиапассажиров или контейнер он облучает высокоэнергетичным пучком гамма-излучения. Если в сумке, чемодане или контейнере спрятана бомба, взрывчатка в ответ на облучение образует короткоживущие изотопы бора и азота. Гамма-кванты, используемые в качестве щупа, обладают очень высокой проникающей способностью. Они позволяют обнаруживать взрывчатые вещества, даже когда те скрыты слоями металлов, воды и грунта. Если сделать облучающий луч достаточно узким, то можно реализовать режим сканирования, а это позволит определять точное местоположение взрывчатого вещества и даже форму заряда.

Образованные облучаемой взрывчаткой изотопы обладают уникально малыми временами жизни — менее 20 милисекунд. Но прибор успевает их фиксировать и бьет тревогу. Проскочить мимо всевидящих лучей невозможно. Эффективность стопроцентная.

Но не спешите радоваться. Российскими физиками метод разработан еще несколько лет назад. Более того, в ФИАНе изготовили и готовый к применению прибор. Не раз ученые демонстрировали его и нашим военным, и представителям российских спецслужб. Те очень хвалили. Обещали подумать. Думают до сих пор. Никто ничего до сей поры ФИАНу в России не заказывал.

О судьбе уникальной разработки корреспондент «Свободной прессы» побеседовал с руководителем научной группы, разработавшей детектор. Зовут его Валерий Раевский. Заведующий отделом прикладной ядерной физики ФИАН, кандидат физико-математических наук.

«СП»: — Валерий Георгиевич, как родилась мысль взяться за разработку детектора? Чья это идея?

— Наша, чья же еще? Все началось в 1996 году. Ни денег, ни заказов не было, институт оказался предоставленным сам себе. Надо было браться за что-то такое, что заинтересовало бы государственные органы и дало бы гарантированные заказы.

«СП»: — Когда изготовили первый прибор?

-В конце февраля прошлого года.

«СП»: — На чьи деньги?

-На американские. Других нет, и не было.

«СП»: — А как американцы узнали про вашу работу?

— После памятного не только для них 11 сентября 2001 года они по всему миру разослали письма с просьбой помочь в предотвращении террористических актов. С помощью одного из депутатов Госдумы мы установили с ними связь. Они выделили грант. У нас появились возможности довести свое дело до конца.

«СП»: — Но пока прибор существует в единственном экземпляре, так? Где он?

-В полуразобранном состоянии в Институте ядерной физики.

«СП»: — То есть, в России. А американцы, на чьи средства детектор создан, не требуют его себе?

— Да нет. Есть договоренность, что второй детектор мы скоро изготовим для них и отправим его за океан. В Ливерморскую лабораторию. Ту самую, где придумали водородную бомбу. Слышал, что Соединенные Штаты намерены в короткие сроки произвести около тысячи таких приборов и установить их в аэропортах. Еще в морских портах для просвечивания грузовых контейнеров. Кстати, стоить детекторы будут недешево. Около трех миллионов долларов каждый.

«СП»: — А мы? Кто-нибудь из заинтересованных лиц в России видел ваш детектор? Прежде всего, знают ли о нем в ФСБ?

— В ФСБ в курсе всего, чем мы занимаемся. Сами хвалили. Обещали подумать. Но так все на словах и осталось. Я не знаю, что еще должно произойти в России, чтобы безопасностью пассажиров занялись всерьез. Хотя не пишите, будто наша разработка могла бы предотвратить террористический акт в Домодедово. При тех обстоятельствах — не смогла бы.

«СП»: — Почему?

— Потому что, судя по сообщениям прессы, бомба была не в багаже. Преступник в Домодедово пронес ее на собственном теле. А для личного досмотра пассажиров наш детектор не годится. Гамма-излучение никому не полезно. Устройство должно быть размещено в специальном бункере, обложено бетоном. И работать без присутствия людей.

«СП»: — А для досмотра людей ничего подобного нельзя сделать?

— Так ведь уже есть боди-сканеры. Рентгеновское излучение очень слабенькое, а чувствительность и разрешающая способность очень большая.

«СП»: — Это вы о тех боди-сканерах, появление которых в Америке вызвало скандал? Дескать, на их экранах человек, сам того не желая, предстают фактически в голом виде, а это вмешательство в личную жизнь. Утверждают, что на них можно разглядеть даже послеоперационные шрамы.

— А там вокруг всего скандал. Ничего, скоро привыкнут. Потому что лучше так заботиться о безопасности, чем потом кишки соскребать с проводов.

«СП»: — Но в России-то нет таких сканеров пока?

— Почему? Есть, и давно. Причем, наши боди-сканеры даже лучше американских. И получаемая пассажиром доза рентгеновского излучения вдвое ниже. И разрешающая способность выше. Разработали их в Новосибирске, производят в Орле. Я смотрел. Как ученый — восхищен. Впрочем, в Новосибирске всегда работали отличные физики.

«СП»: — Где-то такие устройства уже работают?

— Работают, и давно. В новосибирском аэропорту Толмачево, например. Говорят, несколько штук заказали и в Домодедово. Вот если бы и поставить туда успели, не было бы этого террористического акта.

Фото: fian-inform.ru, holy-mozart.livejournal.com

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня