18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Европа объединилась, чтобы разделиться

Как «регионалисты» и «сепаратисты» разваливают остатки империй

  
26

Практически все крупные государства Европы имеют давние проблемы с регионами-сепаратистами. Раньше за независимость (или хотя бы ради расширения автономии) воевали, устраивали серии террористических актов. Сегодня методами Ирландской Республиканской армии или баскской ЭТА никто не пользуется. Однако, стремления выйти из-под опёки большого государства по-прежнему популярны.

Независимости пытаются достичь легальными методами — националисты создают свои партии, выигрывают выборы, планируют референдумы по выходу из Бельгии, Испании и Великобритании. Политикам метрополии нечего противопоставить таким стремлениям: раз демократия опирается на большинство, и большинство «за», то деваться в этом случае некуда.

Первым примером для континента может стать Шотландия. Местные националисты, партия SNP, выигрывают вторые выборы подряд.

Шотландия

Фильм «Храброе сердце» о борьбе шотландцев против оккупантов-англичан уже стал классическим. События в фильме, настрой шотландцев, судя по всему, переданы вполне исторично: относительно свободной Шотландия продержалась удивительно долго. Легендарный национальный Уильям Уоллес, которого играет Мэл Гибсон, был казнён англичанами в 1305 году, однако под власть британской короны Шотландия попала только в 1603 году. Парламент страны просуществовал ещё 100 с лишним лет, и только в 1707 году была подписана Уния, согласно которой Шотландия полностью теряла свою независимость.

Однако, уже в XX веке вновь начались открытые разговоры об отделении. Шотландская национальная партия, добивающаяся независимости, была образована в 1934 году. Первое время её дела шли не совсем удачно: на выборах она получала лишь несколько мест в общем парламенте Великобритании. Максимального успеха нациналисты добиваются в 1974-м — они получают 11 мест, за SNP голосует более 30% шотландских избирателей.

В 1979 году в Шотландии проходит референдум о передаче части полномочий из центра в регион, в том числе, о воссоздании парламента. При явке в 63% законопроект получает поддержку чуть более половины от проголосовавших. Однако, Лондон аннулирует результат референдума: по закону за парламент должны были проголосовать 40% от общего числа зарегистрированных избирателей.

Второй референдум состоялся в 1997 году, и на этот раз избирателям задавали два вопроса: «Я согласен с созданием шотландского парламента/ Я не согласен с созданием шотландского парламента», и Я согласен, что шотландский парламент должен иметь полномочия изменять налоги. / Я не согласен, что шотландский парламент должен иметь полномочия изменять налоги.

За парламент проголосовало подавляющее большинство избирателей — 74% при явке 60%. Второй вопрос получил меньшую поддержку, однако, вновь созданный парламент получил и это право.

Первые же выборы националисты из SNP проиграли либералам-лоялистам. На следующих они получили относительное большинство, и сразу же заявили о планах провести в 2010 году референдум по вопросу о независимости.

Однако, обстоятельства сложились не в пользу сторонников незалежности — мировой финансовый кризис несколько охладил их пыл. Выборы, которые состоялись в мае этого года, дали SNP ещё несколько десятков мест в парламенте, что позволило вновь поднять вопрос о референдуме. По предварительной информации, он состоится ближе к концу срока полномочий этого созыва — то есть в 2013—2014 годах.

Официальный Лондон заявил, что не против проведения такого референдума. Воевать с сепаратизмом Великобритания не хочет. Однако, народ потихоньку настраивают против независимости: например, в английских газетах пишут, что получив самостоятельность, Шотландия возьмёт на себя ответственность за часть общегосударственного долга (сейчас Великобритания должна миру 1,106 млрд фунтов стерлингов, на Шотландию приходится десятая его часть — 110 млрд). Напомним, при развале Советского Союза весь долг СССР взяла на себя Российская Федерация.

Кроме того, вполне вероятен и сценарий двойного референдума: один пройдёт в Шотландии, другой — в остальной части содружества. И англичане всенародно вполне могут проголосовать против.

Что же толкает Шотландию к независимости?

Во-первых, националисты считают, что страну прокормит добыча нефти на шельфе Северного моря — сейчас большая часть налогов уходит в метрополию.

Недовольны в SNP и позицией Лондона по вопросам евроинтеграции. Как известно, Великобритания не входит ни в Шенген, ни в зону евро.

Слово «национальный» в названии SNP несколько дезориентирует, между тем официальная платформа партии — социал-демократия. Её члены настаивают на введении бесплатного среднего образования, выделения грантов для высшего образования, прогрессивного налогообложения личных доходов. В её программу вписано искоренение нищеты (выплата пособий, вэлфера), повышение зарплаты для медсестёр, одностороннее ядерное разоружение. Кроме того, часть партийцев выступают против участия в НАТО.

Что касается отношения шотландцев к независимости, то адекватных данных на сегодняшний день нет: каждый новый опрос опровергает выводы предыдущего. Сторонников отделения то очень много, то очень мало. Но, судя по результатам выборов, население севера Острова в целом готово расстаться с метрополией.

Уэльс и Северная Ирландия

В отличие от северных соседей, сторонники независимости Ольстера изначально действовали куда более радикально. Слава ИРА — Ирландской республиканской армии — до сих пор не даёт покоя сепаратистам всего мира.

Последний раз о намерении «сложить оружие» ИРА заявляла в 2005 году. Правда, сама группировка давно раскололась на несколько фракций, и одни боевики не отвечают за действия других. В 2009 году двое британских солдат были убиты и еще двое солдат были ранены в перестрелке у военной базы Массерене. При этом пострадали двое гражданских — разносчики пиццы. Ответственность за это нападение взяла на себя «Подлинная ИРА». В феврале 2010 начиненный взрывчаткой автомобиль был взорван у здания суда в Ньюри. Ответственность на себя никто не взял.

Официальные переговоры о судьбе Ольстера продолжаются по сей день. В 1999 году ирландцам разрешили иметь свой парламент — «Ассамблею». Правда, все решения депутатов всё равно должна утверждать королева. Формальность, но в вопросах независимости немаловажная.

Партия Шинн Фейн, легальное крыло ИРА, пережила войну, никто её так и не запретил. Сейчас она с успехом участвует в местных и общенациональных выборах — на данный момент она вторая по численности в Ассамблее, её депутаты занимают 28 из 108 мест. В парламенте Великобритании депутатам Шинн Фейн принадлежит 5 мест, однако они традиционно выигрывают, но места не занимают.

Ещё 16 мест в Ассамблее занимает Социал-демократическая и лейбористская партия. Эта политическая организация менее радикальна, чем Шинн Фейн, однако тоже разделяет требования независимости и объединения Ирландии.

О реальной независимости речи пока не идёт — во-первых, большинство в парламенте всё равно имеют лоялисты. Во-вторых, тема слишком горячая.

Тем временем в другой части содружества — Уэльсе — тоже задумались о независимости. Для партии Plaid Cymru примером служит не Ирландия, а Шотландия. Успехи, впрочем, незначительные — местные националисты сделали ставку на культурную идентичности и валлийский язык, которого практически никто не знает. Соответственно, большую часть поддержки они получают в сельских районах. На данный момент они имеют 15 из 60 мест в Валлийском парламенте. Кстати, парламент Уэльса тоже появился относительно недавно, в 1998 году, а его полномочия куда меньше, чем у шотландских парламентариев.

Фламандия/Фландрия

Ещё одна европейская страна, для которой сепаратизм может стать реальной проблемой — Бельгия. Правая партия «Новый фламандский альянс» была образована в 2001 году. На выборах она пользуется переменным успехом — скажем, в 2010 году она выиграла 17% мест в Нижней палате бельгийского парламента, и около 20% — в Верхней палате.

Программа партии, кроме постепенного выхода из состава Бельгии, предусматривает развитие сети общественного транспорта, поддержку производителей программного обеспечения с открытыми исходниками, использование возобновляемых источников энергии, налогообложение автомобилей в зависимости от показаний одометра (налог на километр), оказание большей помощи развивающимся странам, но, при этом, жёсткое требование к иммигрантам учить голландский язык.

Испания

У этой страны проблем с сепаратистами, пожалуй, больше, чем у всех остальных, вместе взятых.

Во-первых, целостности государства угрожают баски. Организация ЭТА, как и ирландская ИРА, уже много раз объявляла об окончательном прекращении военных действий (последний раз — 11 января 2011 года). Однако, никто не может поручиться за то, что баски окончательно отказались от вооружённой борьбы.

Что характерно, испанские власти, в отличие от английских, не спешили дать возможность баскам добиваться независимости политическими методами. 23 марта Верховный суд Испании отказал в регистрации баскской партии «Сорту». Новое объединение должно было занять нишу ряда организаций, которые были запрещены за сепаратистскую идеологию и террористические методы. Поэтому учредители «Сорту» уделили особое мнение соблюдению требований закона. В уставе партии отмечается, что ее участники отвергают любые насильственные методы и готовы отмежеваться от таких террористических организаций, как ЭТА. Тем не менее, Верховный суд счел новую партию наследницей партии «Батасуна», которая считалась политическим крылом ЭТА и была запрещена еще в 2002 году, и отказал ей в регистрации.

Спустя некоторое время националисты вновь подали документы, на этот раз партия называлась «Билду». Поначалу суд вновь запретил легальное крыло ЭТА, но за несколько дней до выборов им всё же удалось получить регистрацию. В конце мая этого года Билду удачно выступила на местных выборах, выиграв 26% в муниципальных парламентах.

Одновременно с радикалами в Стране Басков существует Баскская Национальная партия. Эта организация неизменно побеждала в регионе с первых выборов, которые состоялись в 1980 году, и проиграла только в 2009 — заняла первое место, но не смогла в одиночку сформировать правительство.

Кроме басков, независимости добиваются и другие испанские территории: Каталония, Канарские острова, Андалусия и Галисия. А Португалия может лишиться Мадейры.


Это далеко не полный перечень сепаратистов Европы. В Италии немецкоязычный Южный Тироль добивается объединения с Австрией. В Италии почти все регионы так или иначе заявляли о своей автономии — особенно громко эти голоса звучат, когда обостряются экономические и политические противоречия между северными и южными провинциями.

Финляндия может потерять Аландские острова (местные жители добились широкой автономии, но этого им мало). У Франции проблемной территорией является Корсика. В Латвии на независимость претендует русскоязычная Латгалия.

Каждое сепаратистское движение обладает своей уникальной историей. У всех есть одно общее — в Евросоюзе с правами малых народов принято считаться. Почти во всех странах разрешены региональные партии (что невозможно в России), местные парламенты при всех ограничениях представляют реальную политическую силу. Представители небольших автономий имеют представительства в парламентах метрополии и в Европарламенте.

И пускай у этих регионов практически нет шансов получить настоящую, полноценную независимость, но они в силах добиться перераспределения доходов государства в свою пользу — не получать дотации, а жить на собираемые на своей территории налоги. Меньше давать центру, больше оставлять у себя — и, следовательно, жить богаче, развиваться быстрее.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня