18+
среда, 7 декабря
Общество

Чем дальше в лес, тем больше экстремистов

При нынешних законах под опасную статью можно подвести любого несогласного

  
20

На прошлой неделе уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин призвал принять поправки в законодательство, уточняющие понятие экстремизма. Омбудсмен заявил, что это понятие в действующем законодательстве регламентировано недостаточно и его можно трактовать, как угодно.

Следует признать, что тема борьбы с экстремизмом остается одной из самых противоречивых. Так, в конце марта информационно-аналитический центр «Сова» представил доклад, анализирующий неправомерное использование антиэстремистского законодательства в 2011 году. Как подчеркивается в докладе, особую актуальность эта проблема приобрела в период всплеска протестного движения в конце года. По мнению авторов, чтобы улучшить ситуацию в этой сфере необходимо уточнить понятие экстремизм, определив его, как «совокупность, прямо или косвенно связанных с идейно мотивированным насилием». Остальные деяния, ныне относимые к экстремистским, необходимо декриминализировать. Также нужно пересмотреть ранее вынесенные судебные решения о запрете организаций как экстремистских, а также уголовных приговоров по статьям 280 и 282 УК.

Пока нормы закона не будут исправлены, ситуация будет становиться все хуже и хуже, уверен директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. «Необходимо обозначить, что входит в понятие «экстремистская деятельность — поясняет эксперт. Оставить, к примеру, только мотивированное насилие, призыв к насилию, соответствующую организационную деятельность, можно что-то еще. Но нужно, чтобы это был почти исчерпывающий список. Нужно, чтобы там не было непонятных формулировок, которые неизвестно что означают. А все остальное из закона убрать. Нужно также, чтобы там не было непонятных формулировок, вроде возбуждения социальной розни». По словам Верховского, это касается, как 280-й и 282-й статей, так и уголовного и административного законодательства, а также практики применения.

Попытки четче очертить нормы закона предпринимались уже не раз.

Так, в июне прошлого года вопрос о необходимости уточнения термина «экстремизм» был поднят в Нальчике во время встречи президента Медведева с правозащитниками, которая состоялась в Нальчике.

Член рабочей группы по гражданскому участию и политической реформе президентского совета по правам человека Валентин Гефтер рассказал, что тогда правозащитники подготовили и передали главе государства доклад под названием «О роли гражданского общества в противодействии экстремизму и терроризму». «Мы представили конкретные предложения по этому вопросу, но, к сожалению, получили неудовлетворительный ответ из главного правового управления администрации президента, — рассказал Валентин Гефтер, — Главное, мы считаем, что нужно изменить само понятие — экстремизм. Оно у нас абсолютно резиновое, неупорядоченное. И применяется крайне часто произвольно в отношении таких вещей, которые в правом поле не являются правовыми понятиями».

Что изменилось с тех пор и есть ли какие-то перспективы по части корректировок законодательства? С такими вопросами мы обратились к Михаилу Федотову, главе Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

«СП»: — Михаил Александрович, на прошлой неделе уполномоченный по правам человека Владимир Лукин призвал уточнить в действующем законодательстве понятие «экстремизм», поскольку, по его словам, формулировка этого термина слишком расплывчата. Вы в прошлом году с таким же предложением обращались к президенту Дмитрию Медведеву…

— Да, мы в прошлом году на встрече Совета в Нальчике передали президенту доклад о гражданском участии в противодействии терроризму. Кроме того, мы передали предложения по реформированию федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

На первый взгляд, это два совершенно разных вопроса. Но закон о противодействии экстремизму соединяет их вместе: здесь понятие «экстремизм» включает и клевету в адрес чиновника, и терроризм, и много чего еще. Наш Совет полагает, что такое широкое понятие совсем не на пользу борьбе с реальным экстремизмом. Попытки объять необъятное приводят лишь к тому, что мы не можем отличить настоящий экстремизм, представляющий реальную общественную опасность, от нормального, естественного для демократического общества проявления гражданской активности. Здесь очень важно четко провести грань, вычленив то, что действительно противозаконно.

К сожалению, действующий закон «О противодействии экстремисткой деятельности» в этом вопросе грешит приблизительностью. Совет неоднократно обращал на это внимание, но, к сожалению, никакого сдвига пока нет, если не считать постановление пленума Верховного Суда России от 28 июня прошлого года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

«СП»: — Нужно уточнить этот термин или же, как некоторые эксперты предлагают, вообще убрать статьи 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности») и 282 («Возбуждение ненависти или вражды») из Уголовного кодекса?

— Конечно, эти статьи нужно уточнять, а не исключать. И в нашем докладе есть конкретные предложения. Мы готовы их обсуждать, корректировать. Надеюсь, что в Государственной думе, в частности, мы найдем собеседников.

«СП»: — А как поступить с еще одним расплывчатым термином «социальная группа», который в законе можно трактовать как угодно?

— Здесь один из основных камней преткновения. Некоторые предлагают этот термин вообще убрать, но как тогда быть с Конституцией России, ставящей разжигание социальной розни и пропаганду социального превосходства вне закона? Поэтому, надо не убирать, а уточнять. И в этом смысле, кстати, большую позитивную роль могло бы сыграть постановление пленума Верховного суда, но оно так и не разъяснило, что следует понимать под «социальными группами».

«СП»: — Почему реакция на ваш доклад, переданный президенту, была негативной?

— Да, государственно-правое управление президента наши предложения не подержало. На то были юридические, а не политические причины. Отсюда следует только то, что нам нужно работать с этими замечаниями, находить оптимальные, максимально точные формулировки.

«СП»: — Вы будете корректировать предложения и снова выходить с ними к президенту?

— Да, 28 апреля на следующей встрече Совета с президентом мы эти предложения представим.

«СП»: — Недавно был проведен обыск в квартире у председателя Исламского комитета Гейдара Джемаля? По мнению самого г-на Джемаля статья 282-я использовалась только как повод, а основной причиной обыска является его политическая деятельность?

— Гейдар Джемаль — уважаемый и известный человек. Мне неизвестно, в чем именно его обвиняют, но очевидно, что политическая деятельность не является законным поводом для следственных действий. Но я согласен, что неадекватно широкое толкование понятия экстремизма создает опасность привлечения к ответственности и невиновных. Так бывает всегда: если закон плохо сделан, то он легко может стать средством достижения политических, корыстных или любых других целей. Поэтому закон надо совершенствовать, уточнять.

Из заявления информационно-аналитического центра «Сова»

"6 апреля 2012 года прокуратура Костромской области сообщила о том, что подала в суд иск о признании экстремистской листовки, направленной против сотрудников российской полиции.

Листовка была обнаружена на страницах интернета в открытом доступе.

Прокуратура ссылается на результаты лингвистической экспертизы, согласно которой, в тексте имеются «высказывания, направленные на разжигание социальной розни, пропаганду неполноценности людей по признаку их социальной принадлежности, воспрепятствование законной деятельности органов внутренних дел»"

Текст листовки, в самом деле, содержит крайне нелестные выражения в адрес «антинародной полиции», и призыв «очистить» страну от таковой (лишенный, впрочем, какой бы то ни было конкретики).

Тем не менее, мы считаем, что данная листовка не подлежит запрету как экстремистский материал, поскольку, с нашей точки зрения, сотрудники правоохранительных органов не должны рассматриваться как уязвимая социальная группа, подпадающая под защиту антиэкстремистского законодательства, для их защиты в российском законодательстве предусмотрены иные статьи".

Фото: Константин Куцылло/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня