Общество

Работа, которая не радует

Охрана: массовая вакансия постиндустриального государства

  
13977

Практически два процента трудоспособных граждан России работает охранниками, смотрителями торговых залов, сотрудниками служб безопасности и сторожами. Игнорируя явные различия, в народе всех рефлекторно и с долей иронии именуют охранниками. На работу берут, начиная от розовощеких юнцов и заканчивая нерасторопными пенсионерами. В дежурке может красоваться как оснащенный спецсредствами профессионал, так и не отошедший от запоя асоциальный тип. Зарплаты варьируются от копеечных до вполне приличных. Периодически охранников связывают и обчищают склады, бьют на дежурствах в магазинах, а из-за текучести кадров профессия считается хронически нестабильной.

Первые ЧОПы (частные охранные предприятия) зародились еще в годы горбачевской Перестройки, стоял май 1988 года. Традиция что-то охранять, отказываясь от работ физического и умственного труда, идет со времен брежневского застоя. Андеграундная молодежь — основатели русского рока, не горя желанием поехать в лагеря «за тунеядство», навострили лыжи в сторожа и котельщики. Получали гроши, но зато полностью погружались в свой образ жизни, не обремененные депрессивным соцреализмом.

Перестройка, обвал крупной промышленности и сельскохозяйственного сектора, вкупе с кровавым бандитизмом 1990-х, сформировали охрану как актуальную часть рынка вакансий и разделили специальность на категории. Элита охраны рискует жизнью, с оружием карауля бизнес толстосумов, другие мучаются в магазинах, а третьи просиживают штаны в заводских и конторских дежурках, запивая монотонность чаем.

Армия без главнокомандующего

Главная особенность отечественной охраны — ее ненормально много: только в легальных ЧОПах зарегистрировано больше 650 тысяч человек, не меньше числится вахтерами и смотрителями торговых залов. По числу охранителей всякого разного Россия держит мировой рекорд, опережая Турцию с ее 250 тысячами, и США, где 1.2 миллиона сотрудников частной охраны. Для сравнения: Германия нуждается только в 180 тысячах «специалистов по защите и безопасности».

Охранный бизнес считается прибыльным, а количество агентств, поставляющих охранников, постоянно растет. Традиционно охранный промысел контролируется силовиками или отставниками различных ведомств, где носят звездочки. История Геннадия Гудкова, лишенного охранной фирмы «Оскордъ», этому пример: бывший депутат Госдумы — выходец из КГБ. Предлагаемый контингент неоднороден: есть прикрытые бронежилетами и оснащенные огнестрелом собранные мужи, ветераны малых войн большой страны; прямая противоположность им — едва защищенные смотрители торговых залов, набираемые с улиц. Впрочем, обо всем по мере рассмотрения мифа.

Говоря об охранниках, необходимо уяснить одну основополагающую деталь. В охране работают три потока экономически активного народа: профессионально, ради подработки и от безысходности. Кто такие профи, разумеется, объяснять нет нужды: их карьера с 2009 года признана «Единым справочником профессий», а на руках почти 100 тысяч единиц стрелкового оружия. Подработчики — от студентов до полицейских — ищут гибкий график и минимум физической нагрузки. Безысходники — каста интересней. Из-за образовавшихся экономических отношений, мужчины предпенсионного возраста не получают работу по уму и имеющейся профессии и идут в сторожа на копейки, стараясь устроиться в парочку мест, кстати, многие из них вполне классные специалисты. Схожее направление — люди из сельской местности, где работы нет, как таковой, а выезжать пять раз в неделю за десятки километров нереально.

Обычные трудности российского охранника

Вопреки мифам, шансы охранников встретить в рабочую смену реальные неприятности и устать физически — минимальны. Немного таких мест, где по-настоящему вкалывают: магазины, торгующие алкоголем, и общедоступные развлекательные заведения. Нервотрепка, потасовки, требования загулявших продать спиртное в ночное время, вызовы полиции и официальный запрет на самооборону, во избежание погрома. Как отметил прозаик Захар Прилепин, прошедший мытарства ночных клубов: «Утомляют быковатые отдыхающие и бессмысленные придирки начальства».

Физически одно из самых лютых видов «охранения» в 24-часовых магазинах, где смотрители залов зачастую работают в суточных сменах. Занятие подкашивает ноги, допекает вечным шпионажем за посетителями и слепляет веки после полуночи. В супермаркетах, даже отдых в кресле кассира, между нарезаниями кругов по залу, — скука, а спасение — мобильный интернет и ухаживание за продавщицами. Поутру глазам предстают окрестности круглосуточных заведений, украшенные битыми бутылками и сгустками крови. Охранники предпочитают не задерживаться в таких магазинах.

Уютно пристроиться в сторожа складов и на проходные заводов. Везет тем, кто ухватился за местечко непыльное, где, в силу обстоятельств, все затраченные усилия складываются в час обходов, росписей в журналах и нечастых открываний калиток. Но как ни парадоксально, такой охранник, который проспал всю ночь и принял с утра душ, придя домой, залезает в кровать и спит до обеда, жалуясь на измотанные нервы. Писатель Михаил Веллер как-то вывел гениальную фразу: «Работа сторожа, ничегонеделанье — поначалу тяготит, человеку стыдно за свою должность, потом напрягает, а затем утомляет». Имея опыт охранника, не могу не согласиться.

Головные боли

К массе охранников, как к кому-то серьезному, у нас не относятся; часто работодатели по-барски, свысока, смотрят на «великовозрастных лодырей», «пойди, открой, пошел вон и не мешай». Экономисты же считают охрану скрытой формой безработицы в экономически деградировавшей стране, наравне с когортой бухгалтеров и юристов, искусственно размноженной из-за неадекватных требований к бумажной отчетности. Кризис в экономике, как видно, рождает проблемную недоработу, столь популярную в хаотичных государствах Третьего мира. В России, с ее показной пролетарско-барской риторикой, колкости по адресу охранников более чем понятны.

Имеют место и хрестоматийные проблемы: скупость «хозяев» на спецсредства и легкомысленное отношение к безопасности объектов. Начальство готово резко приехать ночью, проверить — не спит ли сотрудник, но поставить необходимые спирали колючей проволоки на дырявый забор поленится. Как последствия некачественно оборудованной безопасности объектов — громкие налеты банд на склады. Охранников скручивали, имущество экспроприировали грузовиками, а криминальная статистика росла. Бывало, что «сторожа» и сами допускали, что их брали тепленькими в дежурках, забывая посматривать на монитор, фиксирующий обзор видеокамер. Удивляться не приходится: по мнениям разных экспертов, охранников, способных оправдать свою специальность, только от 10 до 20 процентов.

Просиживание штанов и оплата

Текучесть кадров в охране потрясает: иной раз за месяц на объекте может обновиться весь штат из 5−10 человек. Нет такой профессии, где приход и уход сопровождается таким бешеным темпом; причины: от невыплат окладов, до хамства «боссов». Вал увольнений накатывается летом, зимой стараются держаться за место, как поговаривают: «пересидеть снега и морозы».

Есть три варианта угнездиться в охрану: по объявлению, через службу занятости и по сарафанному радио. На субъективный взгляд «знатоков», желанный способ — третий. Плохой работодатель идентифицируется легко: надменный голос на проводе, игнорирование вопросов об условиях работы и предложение сразу выехать на объект; расстояние и транспортная доступность за препятствие не считается. Не стоит доверять и лицам, анонсирующим вахтовую, копеечную работу в удаленных районах, например в дачных товариществах, на сельскохозяйственных объектах. Так часто «кидают» московские ЧОПы иногородних. Чем выгодно сарафанное оповещение? Реальный шанс получить необременительное местечко с изначально правдивой информацией о зарплате и привычках работодателей. Так делают те, кто уже поднаторел.

Шепот за спинами начальства: почему мало платят? Рабочим в цеху и клеркам в офисе выписывают в ведомости цифры в полтора-два раза весомей, чем охраннику. Но может, по плодам и накормят? Рекордно низенькие гонорары за просиженные штаны и откормленные животы принадлежат сторожам. Стандарт — от 700 рублей за сутки, если повезет, до 1000 с копейками. По бюджетным соображениям скромно вознаграждают в муниципальных предприятиях. На порядок адекватней дежурить на промзонах: сутки оценят в 1200—1800 рублей, зато предстоит побегать по объекту и заполнять нудные журналы-отчеты. Выше заработная плата в универмагах: смена принесет 1600−2000 за все страдания и вечный нервоз. Золотят ручку в ночных клубах и «настоящих», где положено оружие, ЧОПах: от 2000 и выше за смену. Но там не каждый претендент подойдет по физическим и психологическим параметрам, и еще потребуют сделать профессиональную лицензию, а также предоставить готовое разрешение на огнестрел.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Артем Геодакян

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня