Черноморский флот готовится вразумлять Киев пушками

Сейнер «Норд» способен поджечь не одно море. Но этого мало

  
48522
Черноморский флот готовится вразумлять Киев пушками
Фото: Александр Карпушкин/ ТАСС

Все туже и опасней закручивается спираль очередного конфликта Москвы и Киева, связанного с задержанием украинскими морскими пограничниками в Азовском море близ Бердянска небольшого крымского среднего рыболовного сейнера «Норд» с 10 членами экипажа на борту. В РФ эти действия соседей уже официально назвали актом «государственного пиратства» и сравнили с тем, что давно происходит у побережья Сомали. Но, поскольку Киев этой логики не разделяет, существует очевидная опасность повторения подобных инцидентов в тех же водах. Поэтому командование Черноморского флота уже рассматривает вопрос о начале патрулирования Азовского моря российскими боевыми кораблями. При этом — даже с использованием морской авиации.

Чтобы понять, как безрассудно и нагло поступила Украина с «Нордом», который шел под российским флагом, надо иметь в виду вот что. Никаких границ территориальных вод наш экипаж не нарушал. По той причине, что таковых, согласованных на межгосударственной уровне, в Азовском море просто не существует. Многолетние переговоры Москвы и Киева на эту тему до сей поры не завершались ничем. Однако даже по существующей в мире практике, территориальные воды любой страны обычно не превышают 12-мильной зоны. А «Норд» 26 марта был задержан в 15 милях от Обиточной косы в нескольких десятках километров от Бердянска. Тем не менее, отконвоирован в этот порт и арестован. Его команде запрещено сходить на берег даже за продуктами, запасы которых на исходе.

Читайте также

Тогда что же украинские погранцы вменяют в вину экипажу? Вот здесь и начинается самое, на мой взгляд, опасное. По сообщению Госпогранслужбы Украины, «члены суднокоманды нарушили порядок выезда из временно оккупированной территории Украины. Все они имели так называемые паспорта граждан РФ, выданные в городе Керчь».

Ну, про «так называемые паспорта» — это вообще просто умильно и убеждает, что авторы грозной бумаги как знаменитый Чапай — «академиев не заканчивали». Поскольку паспорта-то как раз у моряков «Норда» самые что ни на есть настоящие, с двуглавым орлом на обложке. И не перестают быть таковыми, даже если на Украине кому-то не нравится место их выдачи.

Впрочем, сейчас не о бюрократических нелепостях разговор. На самом деле все значительно хуже и тревожней. После 26 марта получается, что любой российской катер или судно, вышедшее из любого крымского порта, тут же может оказаться законной добычей морских пограничников Украины. Поскольку разрешения Киева на выход в море его капитан, естественно, не запрашивал и вовсе не обязан этого делать, раз над его головой развивается флаг России.

А в Киеве считают, что любому и каждому «во временно оккупированном Крыму» надлежит в этом вопросе руководствоваться только и исключительно постановлением Кабинета министров Украины от 30 апреля 2014 года, которым все без исключения крымские порты объявлены закрытыми до особого распоряжения. Любой заход в них и выход оттуда Киевом объявлены «нарушением международного морского права».

Каково? Как быть в такой ситуации морякам, особенно крымским? Окончательно «сушить весла» и переквалифицироваться в дворники до нормализации политической ситуации?

Между тем, даже по подсчетам самого Киева только с 1 февраля по 1 марта нынешнего года «на рейде в акваториях портов Севастополя, Феодосии, Керчи и Ялты, используемых для стоянки кораблей, зафиксировано 18 судов: 16 — Российской Федерации и по одному под флагами Объединенной Республики Танзании и Мальты».

При этом танзанийский экипаж особенно рискует. Потому что другое судно из этой же страны под названием Sky Moon класса «река-море» украинские стражи морских рубежей в конце 2016 года уже задержали в устье Дуная. Причина та же — незаконный, с точки зрения Киева, заход в Крым незадолго до ареста.

Sky Moon отконвоировали в Одессу, экипаж быстренько осудили. Капитана признали виновным в перевозке 3000 тонн технической соды «вне украинского таможенного контроля с территории Крыма». Sky Moon украинский суд конфисковал в пользу государства.

Теперь бывшее танзанийское судно само стоит на страже морских рубежей «незалежной». Поскольку передано в состав Военно-Морских сил Украины в качестве вспомогательного. В Танзании такой оборот дела тоже наверняка считают актом морского пиратства. Но что это меняет? И второе судно, работающее в Черном море под флагом Танзании, очевидно, тоже теперь сильно рискует.

То есть с недавних пор разбой Госпогранслужбы Украины в Азовско-Черноморском бассейне ширится и набирает силу. Вопрос — как его остановить? Первый пришедший на ум возможный ответ — тоже только силой. Никаких слов из России в Киеве давно не воспринимают.

Такой рецепт, судя по всему, предлагает Москва. По распоряжению из которой, конечно же, командование Черноморского флота и приступило к оценке своих боевых возможностей по пресечению незаконных действий Украины силой оружия.

Если честно — возможности эти невелики. И дело даже не в острейшей нехватке кораблей, которых и в самом деле недостаточно даже для полноценного обеспечения работы российской группировки в Сирии. Просто к каждой рыбацкой шаланде по ракетному катеру под Андреевским флагом не приставишь. А утащить куда-нибудь в Бердянск или Геническ отныне могут даже шаланду, если она перед этим отчалила от крымского причала. И много времени эта операция не займет, поскольку рыбный промысел обычно ведется вблизи береговой черты.

Да и патрулировать черноморцам, видимо, предстоит не только Азовское, но и Черное море. По нему ведь тоже ежедневно в Крым и обратно движется много плавсредств самого различного водоизмещения.

Масштаб сложности предстоящих проблем легко представить. В последние годы мы ведь имели уже в Черном море пару объектов для вооруженного противостояния с Украиной. Речь о двух самоподъемных буровых установках (СПБУ) «Черноморнефтегаза», которые вели добычу сырья на шельфовой зоне между побережьем Одесской области и Крымом. Обе буровые до 2014 года принадлежали украинскому Крыму. И после воссоединения полуострова с Россией были национализированы.

Естественно, этот факт никто в Киеве не признал. И началось…

В связи с растущей напряженностью погранслужба ФСБ по Крыму направила сторожевой корабль «Аметист» для защиты буровых установок. 15 декабря 2015 года в 10.15 туда же подошел пограничный корабль Госпогранслужбы Украины. В ФСБ рассказали, что командир украинского корабля связался по радиостанции с капитаном СПБУ «с требованием предоставить информацию о составе экипажа и целях нахождения российской буровой установки в данном районе. Капитан СПБУ, понимая, что украинская сторона не имеет полномочий на запрос подобного рода, информацию не предоставил», — сообщили в ФСБ. С тем временно и расстались.

23 декабря 2015 года Печерский районный суд Киева наложил арест на две буровые установки, прежде носившие названия «Петр Годованец» и «Украина» (после национализации «Таврида» и «Крым-1»). Россия отреагировала так: сторожевые корабли, тральщики, малые противолодочные корабли и ракетные катера ЧФ, сменяя один другого раз в две недели, вместе с пограничными кораблями ФСБ РФ стали нести беспрерывную боевую службу в спорном районе. С учетом начавшейся российской операции в Сирии это была явно излишняя нагрузка на и без того обескровленный флот, но что же оставалось делать Москве?

Скоро стало ясным, что принятые меры предосторожности явно нелишние. 1 декабря 2016 года к российским буровым из Одессы был направлен украинский пограничный корабль «Григорий Куропятников». Как пояснили в Киеве, «для освещения и документирования обстановки». Курс «Куропятникову» преградил наш сторожевой корабль «Пытливый», вступивший в охранение буровых установок. С «Пытливого» сообщили, что вокруг каждой СПБУ установлена 3-километровая зона безопасности. Несанкционированный вход в нее будет пресечен вплоть до крайних мер.

До применения оружия дело, правда, не дошло. Однако после этого бурение на шельфе было прекращено, а платформы эвакуированы в территориальные воды России под конвоем катеров ФСБ и ракетного катера Черноморского флота.

В январе 2017 года заместитель руководителя Пограничной службы ФСБ России адмирал Геннадий Медведев рассказал журналистам об еще одном инциденте в том же районе. По сведениям адмирала, 31 марта 2016 года к СПБУ «Таврида» подошли водолазное судно ВМСУ «Почаев» и фрегат «Гетман Сагайдачный» той же принадлежности. С «Почаева», утверждает Медведев, был открыт огонь из стрелкового оружия. Совместными действиями российских пограничников и Черноморского флота провокация была пресечена.

Представители командования ВМСУ выдвинули свою версию. Мол, «Почаев» и «Гетман Сагайдачный» мирно проходили мирно, но были обстреляны с буровой. В доказательство были продемонстрированы некие фотографии поврежденной пулями корабельной надстройки.

1 февраля 2017 года штаб Черноморского флота сообщил, что «два провокационных захода над вышками на предельной малой высоте совершил украинский военный самолет Ан-26… Для предотвращения возможной авиакатастрофы из-за столкновения с мачтой вышки сотрудник подразделения охраны буровой платформы подал четыре световых сигнала из сигнального пистолета».

Российские военные моряки сообщили, что реальной угрозы самолету не было. Но у главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса оказались иные сведения. По его словам, огонь с буровой велся и из боевого оружия. Одна из пуль якобы застряла в обшивке Ан-26. Ее, утверждал Матиос, Киев намерен передать в Международный уголовный суд. Но передал или нет — до сей поры неизвестно.

При этом учтите: все эти донельзя милитаризованные безобразия регулярно происходили вокруг стационарно стоявших буровых, координаты которых всем хорошо известны. Теперь, как следует из инцидента с «Нордом» и Sky Moon, нечто подобное Киев затевает и в отношении абсолютно гражданских судов. Причем не только под российскими флагами. Каким образом это можно пресечь?

Вообще-то некоторый опыт подобного рода Черноморский флот накопил давно — еще во времена СССР. В 70−80-е годы прошлого века его корабли приступили к несению боевой службы у Западного побережья Африки. Эти районы богаты рыбой и в них вели промысел и советские рыбаки. Что не всем нравилось. Поэтому регулярные захваты наших траулеров чужими военными кораблями стали регулярными. Пришлось направить сюда и боевые корабли ВМФ СССР. Основная нагрузка легла на морские тральщики 68-й бригады ОВРа (Севастополь). Случалось им и применять оружие для защиты свободы рыболовства.

Так, осенью 1991 года сразу около 150 наших траулеров вели промысел в Южной Атлантике. И все их капитаны знали: в случае опасности по радио надо подать на стоявший неподалеку на якоре черноморский тральщик «Разведчик» (командир — капитан 3 ранга Игорь Текунов) короткий условный сигнал «Барракуда». И помощь придет.

Слово «Барракуда» прозвучало в эфире 3 ноября. Как выяснилось, марокканские власти решили, что пришедшие из Архангельска большие морозильные траулеры «Ачинск» и «Домодедово» ловят рыбу в запретном для этого районе. На их задержание были направлены сразу три сторожевых корабля испанской постройки. Рыбаков ждали буксировка в порт Дахла, арест команды, судов и улова. Потом — долгий судебный процесс и, возможно, крупный штраф.

Наши военные моряки в любом случае обязаны были предотвратить захват. Нарушил кто-то правила или нет — в этом потом на Родине должны были разбираться советские власти.

Инцидент происходил в 12 милях от точки якорной стоянки тральщика. До территориальных вод Марокко — намного ближе. С учетом этого Текунов по радио порекомендовал капитанам задержанных траулеров, имитируя поломку двигателя, сбавить ход до минимального. И «Разведчик» бросился в погоню. Один на троих, значительно превосходящих его в совокупной огневой мощи.

Читайте также

К счастью, до артиллерийской стрельбы дело не дошло. Догнав конвой и решительно маневрируя, советский тральщик оттер марокканский конвой от траулеров. И те предпочли уйти восвояси, не вступая в бой.

Подобных эпизодов много в истории многолетней боевой службы 68-й бригады ОВРа в Южной Атлантике. Но насколько применим тот опыт в намечающемся сегодня противостоянии с Украиной в Черном и Азовском морях?

Главное отличие теперешней ситуации у крымских берегов в том, что даже и угрозы боевого столкновения черноморцев с представителями ВМСУ в обозримом будущем не предвидится. Просто воевать нам не с кем. Но и надежно прикрыть от возможного задержания любое маленькое российское суденышко на огромном водном пространстве тоже невозможно. Боевых кораблей и катеров в Севастополе и Новороссийске просто не хватит.

Поэтому привлечение Черноморского флота для «разруливания» опаснейшего межгосударственного клинча — полумера. Для ее подкрепления нужны серьезные дипломатические усилия. Причем, даже не двусторонние. Потому что положение становится опасным не только для двух наших стран, но и для Европы в целом. Представьте, что будет, если дело дойдет до настоящей стрельбы. А Киев, кажется, в истории с «Нордом» закусил удила.

Ситуация с «Нордом»: У российских моряков забрали паспорта на Украине

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня