18+
четверг, 8 декабря
В мире

$ 2 700 000 — за колыбель русской авиации и космонавтики

Знаменитая крымская гора Клементьева (Планерская) захвачена Кадыром Османовым и изуродована межевыми кольями

  
64

Несколько веков подряд Крымское ханство тащило арканами славян в полон. Простой народ продавали в рабство, а за знатных пленников получали выкуп. Но сегодня заложником стала легенда отечественной космонавтики и авиации и мекка современного планеризма — знаменитая гора Планерская (ныне Клементьева). За нее хотят — 2 700 000 долларов.

…Когда Бог захотел, чтобы люди летали, то сделал Узун-Сырт — лучшую на планете гору для парящих полетов. Это выгнутое широкой дугой горное плато, где круглый год дуют все четыре вида восходящих потоков, будто специально создано для планеров, дельта… и парапланов. Стартовать можно прямо со склонов без буксировки и парить в восходящих потоках по многу часов подряд. Другого такого места мировая авиация не знает. Воздушные потоки американской Монтаны — гораздо слабее.

Свой первый в России труд об основах планеризма — «Книгу о воздухоплавании, основанном на принципах парения птиц» издал крымский доктор медицины Николай Арендт. Шел 1880 год, сочинения Н. Жуковского и А. Можайского еще не были опубликованы.

«Как-то шли мы с Волошиным из Коктебеля в Феодосию, — вспоминал Константин Арцеулов, гениальный летчик и художник, внук И. А. Айвазовского. — Наш путь лежал через гору Узун-Сырт. Я объяснил Максимилиану Александровичу, как действуют здесь восходящие потоки, и предложил ему бросить шляпу. Невидимые струи подхватили шляпу Волошина и подняли вверх. Он по-детски радовался открытию».

Будущий отец могучих «АНтеев» молодой конструктор Олег Антонов шутил:

— Здесь может взлететь все, даже двери.

Вместе с ним на Узун-Сырт ставили на крыло свои первые планеры Ильюшин, Яковлев и, конечно, будущий гениальный конструктор космических кораблей Сергей Королев. В Высшей летной школе Коктебеля обретали чувство полета все ведущие пилоты-испытатели советских авиационных КБ. Узун-Сырт был переименован в гору Клементьева — по имени летчика, погибшего здесь во время испытаний планера «Комсомолец».

На горе появился испытательный центр Центрального аэрогидродинамического института — легендарного московского ЦАГИ. Советский Союз был большой, но лучшего места не нашли. 27-летний доктор физико-математических наук, незаурядный инженер-экспериментатор Мстислав Келдыш возглавлял в ЦАГИ «группу флаттера». Флаттер — загадочная и смертельно опасная вибрация самолета при определенных скоростях полета. Она никак не предупреждала о себе, возникая стремительно и неуловимо. Иногда было достаточно нескольких секунд, чтобы машина в воздухе развалилась на куски. С земли казалось, что самолеты взрывались.

Первый в мире эксперимент испытания на флаттер провел в Коктебеле-Планерском летчик-испытатель С. Анохин. Летательный аппарат преднамеренно разрушили в воздухе, а Анохин приземлился на парашюте. Эксперимент стал мировой сенсацией. Так навсегда победили флаттер и спасли тысячи пилотских жизней. Представители США предложили за кинопленку любую сумму, но съемки уникального полета не велись — у «русских самоубийц» попросту не было камеры.

Крым, осень 1925-го, третий Всесоюзный планерный слет. На старте сорок советских и семь немецких планеров. Германскую делегацию возглавляет летчик-ас Первой мировой, отставной капитан Геринг. Немцы побили все рекорды, наши и свои, и вернулись домой в абсолютном восторге.

Через полтора десятилетия шеф люфтваффе Герман Геринг специальным приказом запретит любое бомбометание у Коктебеля. Район горы Климентьева был объявлен уникальным достоянием Рейха.

Современный морской офицер работает со сложнейшей аппаратурой, сидит в наглухо задраенном отсеке. Подводники месяцами не видят поверхности океана и даже не ощущают качки. Но невозможно воспитать настоящего моряка, если курсантом не научился он взбежать по вантам и поднять парус.

То же самое у летчиков. Ты не овладеешь сверхзвуком, пока не почувствуешь свободы парения. Это аксиома летной подготовки. «Гора Клементьева — мать, которая рождает людей полета», - сказал космонавт Гречко. Здесь парили все, кто потом получил прописку в Звездном городке. Восемь десятилетий подряд отечественная планерная авиация казалась немыслимой без Коктебеля.

Базы ЦАГИ в Крыму уже нет. Однако именно сюда продолжали съезжаться начинающие пилоты и именитые профи. Народ собирается — от Москвы до Челябинска. Чтобы забыть офисную жуть, достаточно бросить рюкзак с парапланом в багажник авто и примчатся на любимый склон. Каждый год по две недели летают немцы, поляки и британцы. Летом культовый поселок забит курортниками, а в межсезонье единственные гости Коктебеля — люди на крыльях.

Так было до нынешней зимы. Однако сегодня полеты стали невозможны. Стартовые и посадочные площадки утыканы межевыми кольями. Даже если человек взлетит, при посадке он с гарантией напорется на кол новых хозяев горы Клементьева.

— Это не историческое место! — заявляет глава района Кадыр Османов. — Гора не имеет государственной ценности…

Он позирует на фоне новогодней елки, украшенной долларами. Господин Османов чувствует за собой всю мощь законов незалежной Украины, для которой авиационный музей Коктебеля действительно не имеет никакой ценности. Наоборот, для них это чужая и враждебная история «москальско-советской оккупации».

27 гектаров горы Клементьева распаеваны в строгом соответствии с решением украинского Кабинета министров и Верховной Рады за № 1420. Районные администрации обязаны производить земельные отводы по упрощенной схеме. Землю «под личное крестьянское хозяйство» должны выдавать за три недели. Иначе вмешается прокурор.

Стартовые и посадочные площадки уникальной горы поделили на 75 «крестьянских» участков. Больше тридцати государственных актов на землю уже выданы, остальные в стадии оформления. Крымские власти пытаются приостановить процесс, но это незаконно. Украинская прокуратура под угрозой уголовной ответственности требует «отдать землю людям».

Кто эти люди, неизвестно. Кадыр Османов отказывается обнародовать списки новоявленных земледельцев, ссылаясь на конфиденциальность частной собственности. Зато колья вбиты конкретные. На участки уже завозят строительный камень. Полеты над такой территорией означают верную гибель.

Сегодня многие пытаются понять, почему плато Узун-Сырт не было включено в заповедную зону Тихой бухты. Это недавно образованный ландшафтный парк на восточно-крымском побережье. Милицейский спецназ очистил Тихую бухту от самозахватчиков из меджлиса.

— Нам в голову не приходило, что кто-то может покуситься на всемирно известный горный хребет. Тут нет ничего, кроме возможности летать! — сокрушается глава природоохранного комитета парламента Крымской автономии Евгений Бубнов.

Ввести обещанное «крестьянское хозяйство» на горе Клементьева в принципе невозможно. Красота ранней весной, когда цветут первоцветы, занесенные в Красную книгу. А потом солнце выжигает землю до раскаленной щебенки. Воды в округе нет вообще. Иногда забредет отара, но овцы не мешали планерам.

Тогда зачем неизвестные «крестьяне» добились права на бесплодные участки? Из-за того, что отсюда рукой подать до набережной Коктебеля? Но местность слишком сложна для курортных бунгало.

Куда более реальный ответ проявился в реплике самого Кадыра Османова корреспонденту «Свободной Прессы»

— Если для россиян Узун-Сырт так дорог — пусть выкупают!

Участки на маршруте полетов уже продаются. Одна сотка стартовой площадки стоит три тысячи долларов. Некие фирмы гарантируют продажу сразу 75 распаеванных участков, что обойдется в 2.700.000 долларов. Советуют спешить, к весне станет на порядок дороже.

В приемной районной администрации веселье. Читают интернет-распечатку, как на Рождественской ярмарке Санкт-Петербурга продавали фотографию, сделанную Дмитрием Медведевым. Снимок «Тобольский Кремль» приобрел член совета директоров компании «ИЛИМ-Групп» Михаил Зингаревич — за 1.7 миллиона «баксов».

— Ай, молодец, говорит, у себя хочу повесить! Миллион пусть добавит, нашу гору купит! Путина сюда привезет, он летать любит, науку-шмануку уважает…

Особый расчет на богатый российский Север. Прайсы по продаже участков разослали в Ямало-Ненецкий округ и республику Коми. На горе стоит памятник ребятам из Нарьян-Мара. В 90-х большая группа из Коми приезжала на полеты. Вспыхнул ангар с планерами, россияне бросились тушить и двое сгорели живьем. С тех пор нарьян-марцы ездят сюда каждый год.

Официальный Симферополь клятвенно обещает, что не даст уничтожить воздушную славу горы Клементьева. Есть распоряжение главы правительства автономии, рабочую группу сразу из трех министерств создает спортсменка-парашютистка первый вице-премьер Татьяна Умрихина. Она собирается лично просить владельцев земельных паев в Коктебеле отказаться от права на землю…

— Будем надеяться на такое чудо, — отводит взгляд председатель парламентского комитета Крыма по земельным ресурсам Олег Русецкий. — Главная проблема, что Османов ничего не нарушал. Госакты на землю в зоне безмоторных полетов выданы в строгом соответствии с нынешним земельным законодательством Украины. Их можно оспорить только в суде, но шансов практически нет. То же самое произошло с лучшим в СНГ мотодромом в городе Саки и Симферопольским аэроклубом имени дважды Героя Советского Союза Ахмет-Хан Султана. Теперь это тоже участки под садовые и личные крестьянские хозяйства.

«СП»: — Полагаете, полетов больше не будет?

— Единственный вариант, если кто-то действительно выкупит распаеванные участки, снимет колья и возродит легендарное планерное движение Коктебеля на частной основе.

Летом-2009 на горе Клементьева московский авиамоделист Валерий Мякинин установил два абсолютных мировых рекорда. Его беспилотный управляемый планер с трехметровым размахом крыльев пролетел больше 700 км, продержавшись в воздухе 38 часов.

Похоже, это был последний рекорд Коктебеля.

Республика Крым

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня