Мнения

Россия — страна душевных травм

Столетия постоянного прессинга со стороны элит привели народ к психическому разладу

  
167

Есть такие темы, на которые говорить не любят. Потому что уж очень неприятные это темы, болезненные для самосознания. Хотя для правильного понимания «общества, в котором мы живём и которого не знаем» (как говорил Андропов) хорошо бы как раз в этой сфере и защищать кандидатские, докторские да книжки писать.

Взять, к примеру, фактор влияния многовекового крепостничества на русский характер, на души людей, на их представления о себе и окружающих. Понятное дело — не хочется нашим гражданам вспоминать, что их предков, как скот продавали на конюшне и пороли кнутом. Причем — не какие-то злыдни с бездуховного Запада, не «чёрные» и прочие «дети израилевы», а свои же, истинные арийцы-богоносцы дворяне. И было это отнюдь не сто лет в обед — до сих пор аукается. Писатель Андрей Буровский в книге «Россия, которая могла быть» описывает феерический пример:

«Эта деревушка состояла из двух очень непохожих частей. На одном берегу тихой речки — крепкие, добротные дома с кирпичными завалинками, большими садами, с погребами, в которые спускаешься по лестнице и где внутри проведено электрическое освещение. Дома эти были построены совсем не «по-деревенски», а состояли из нескольких комнат, устроенных совершенно «по-городскому». На другом же берегу, в другой части той же деревни, дома — кособокие развалюхи, среди неряшливых огородов, и на всем, что я видел в этих домах, лежала печать убожества и нищеты. Эта часть деревни до 1861 года была «владельческой» и принадлежала нескольким помещикам. А за рекой жили свободные, государственные крестьяне.

-С тех пор все так и сохранилось?!

-Ну что вы… В 1943 году вся деревня сгорела. Через нее три раза проходил фронт. Во всей деревне два дома остались стоять, и то обгорелые…

Вот так! Дома сгорели, трижды фронт проутюжил деревню. А ПСИХОЛОГИЯ осталась, и потомки свободных и крепостных (в четвертом поколении!!!) отстроили свои дома так, как заложено в их сознании и подсознании.

Комментарии нужны?

Есть и другой фактор, влияющий на наше общество, тоже связанный с многовековой несвободой народа и многочисленными экспериментами над ним, о котором также очень не любят говорить. Это наличие, мягко говоря, проблем с душевным здоровьем у значительной, если не подавляющей части населения.

Футуролог Максим Калашников в своих книгах писал, что как минимум 55% россиян страдают неврозами и даже более тяжёлыми нервными расстройствами, горько констатируя: мы живём в прямом смысле слова в сумасшедшей стране. Спикер Совета Федерации и лидер справедливороссов Сергей Миронов называл цифру и вовсе в 85% (из них, по его словам, 20% россиян нуждалась в срочной госпитализации в дурдоме) — тут уж совсем «туши свет», трудно найти, кто вообще в наше время здоров.

Почему так?

Если перекинуть мостик не в крепостничество, а в более поздние, советские времена, то мы увидим, что уже этот базис был кривым и косым. По итогам 1980-х годов СССР занимал 5-е место в мире по распространенности убийств, уступая лишь таким считанным странам, как Колумбия, где в те годы шла война против производства наркотиков. При этом в РСФСР индекс количества убийств на 100 тыс. человек населения был выше, чем средний по СССР. Если в 1970 году в РСФСР было совершено 9,8 тыс. убийств, то в 1975 году уже 14 тыс., а в 1980 году — 18 тыс. Можно сравнить данные по количеству убийств на 100 тыс. человек населения в СССР в 1989 году (12,4) и во Франции (1,1), Германии (1,0) и в Англии (1,04). Даже отдельно в Северной Ирландии, где в те годы шли кровавые столкновения, индекс количества убийств был почти в 3 раза ниже (4,72), чем в среднем по мирному СССР.

Была в числе мировых лидеров страна Советов и по количеству самоубийств на душу населения (38,8 на 100 тыс. человек населения, что в 4 раза выше, чем в Западной Европе), по табакокурению и потреблению алкоголя на душу населения (14,2 литра в 1985 году), по количеству заключенных (846 на 100 тыс.), по числу разводов и абортов (прерывались до 65% от числа всех беременностей), изнасилований (ок. 15000 случаев в год по РСФСР).

Сравнение Советского Союза с другими основными странами Европы по этим показателям не оставляет сомнений в том, насколько далек был советский строй от гуманного человеческого общежития, насколько прессовал и калечил психику людей и насколько не прекращалась в нем гражданская война, всего лишь перешедшая в «холодную» фазу. Ведь даже сегодняшняя Россия, по итогам не самых приятных ельцинско-путинских реформ выглядит уже значительно приличней.

Так, по количеству самоубийств на душу населения — не 38,8 на 100 тыс. человек, а 23,1 и с позорного второго (после Венгрии) места в мире мы переместились на шестое. По алкоголизму с 1 места в мире Россия переместилась на 22-е (10,3 л спирта на душу населения). По изнасилованиям — с 3-го (после Лесото и Свазиленда) на 36 место в мире. Снизилось с 65% до 45% от числа беременностей и число абортов, хотя и 45% - очень много (как и 22-е место по алкоголизму), и Россия и сегодня уступает только Китаю.

Но по табакокурению, количеству разводов, заключенных Россия по-прежнему продолжает оставаться мировым лидером (1−2 места). Количество же убийств даже выросло — 22,4 на 100 тыс.чел. в год против 12,4 в 1989 году и 2−3 сегодня в Западной Европе. Хотя формально мы переместились с 5 на 15-е место в мире, пропустив вперед страны типа Гондураса, Бразилии и ЮАР.

Это тоже совершенно неудивительно, если вспомнить, что после бесчеловечного «совка» на головы несчастных сограждан обрушились бесчеловечные же реформы. Миллионы людей, ранее свято верившие, что советский строй — лучший в мире, а Ленин — самый человечный человек, поняли, что заблуждались. Что еще страшней — у многих рухнуло всё то, чему они посвятили жизнь, чем, занимаясь, чувствовали себя достойными и даже преуспевающими членами общества — «оборонка», армия, наука, производство. Не секрет, что кто-то ушел в запой, кто-то и вовсе тронулся умом. Выражаясь медицинским языком, они получили психотравму (Как написано в Википедии — «травмирующие психику воздействия могут быть вызваны военными действиями, террористическими актами, прочей угрозой для жизни, насилием, пытками и унижением, длительными и тяжелыми болезнями или смертью близких людей. Во всех случаях психотравма является тяжелой и вызывает переживание интенсивного страха, беспомощности и крайнего ужаса)».

Психотравма приводит к частым аффектам («сильное, быстро возникающее и бурно протекающее психическое состояние, характеризующееся сильным и глубоким переживанием, ярким внешним проявлением, сужением сознания и снижением самоконтроля), которые даже в безжалостном уголовном праве во всем мире считаются состояниями «ограниченной вменяемости или полной невменяемости».

Очевидно, что во всем этом кошмаре россиянам пришлось жить как минимум в самые острые четыре года — с 1989 по 1993-й, когда на глазах рассыпался привычный с детства мир, и было еще совершенно непонятно, что придет на смену, какими станут правила игры и нормы социализации. Ну а потом на смену психотравме пришло т.н. посттравматическое стрессовое расстройство, психологическое состояние, которое возникает в результате ситуаций, выходящих за пределы обычного человеческого опыта и, как пишут всё те же светила медицины -«угрожающих физической целостности субъекта или других людей. Оно может иметь латентные периоды, но проявляется в период от шести месяцев до десяти лет после перенесения однократной или повторяющейся психотравмы».

Обывателю это состояние известно, как «вьетнамский» или «афганский» синдром (у советских и американских мальчишек, угодивших из привычной мирной жизни на войну в страны нищего Третьего мира). Позже возник «чеченский» синдром — а ведь через Чечню «прогнали» не только сотни тысяч солдат, но и почти весь костяк милиции. Стоит ли после этого удивляться ее садификации?

Но кто опишет синдром ивановской ткачихи, сотрудника НИИ, школьного учителя, врача, инженера, кому довелось пережить 90-е-00-е? А ведь перенесенный ими шок если и был несколько легче, то уж точно — стал куда более массовым явлением. «С ума» сходила в прямом смысле слова чуть ли не вся страна. Многие еще и усугубляли объективную психотравму алкоголем и наркотиками, также необратимо разрушающими психику.

А чуть позже пострадали, и снова — не без проблем для душевного здоровья, другие группы населения, которые поначалу считали себя выигравшими от непродуманных реформ. Первые «новые русские» и их родственники (до 25 тыс. бизнесменов было убито в ходе бандитских разборок), малый и даже часть среднего, крупного бизнеса, погоревшие в кризис 1998 года. Журналисты и представители творческой интеллигенции, коим стало мягко говоря — неуютно после воцарения Путина и его команды в 2000 году. А сегодня и вообще, наверное, все, кто смеет иметь мнение, отличное от «суверенной демократии» и почитания ее «национального лидера». Это уже и «камуняки», и «либерасты» и «фашня» — лидеры всех, кто не бегает на полировку языком начальственной ягодицы, как миленькие отсидели в одном изоляторе. И в соседних камерах, плененные бесстыжими милиционерами да судьями на новый год.

Впрочем, может каким-нибудь нашистам или «интеллигентам» типа барина Михалкова, силовикам, уморившим несчастного Магнитского, тем же милиционерам и судьям сегодня хорошо живется? Увы — отнюдь.

Как считают исследователи психологии несвободного, рабского общества, где одним — всё, а другим — беспредел — крыша съезжает у всех: «С одной стороны, рабство приводит к нравственной деградации рабов, уничтожая в них чувство человеческого достоинства и стремление к труду на благо себя самого и общества, с другой — отражается неблагоприятно на рабовладельцах. Давно известно, что для психики человека крайне вредна зависимость от людей, подвластных его капризам и желаниям; господин неизбежно привыкает исполнять все свои прихоти и перестаёт владеть своими страстями. Распущенность становится существенной чертой его характера». Добавим от себя — и рано или поздно тоже приводит к катастрофе, как в случае краснодарских Цапков.

Подведем итог. Выпишем в столбик основные признаки душевного нездоровья с точки зрения психиатрии и попытаемся мысленно продолжить их примерами из окружающего нас царства абсурда.

— нарушение чувства непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «я»;

— отсутствие чувства постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;

— некритичность к себе и своей собственной деятельности, ее результатам;

— несоответствие психических реакций (адекватность) силе и частоте воздействий среды, социальным обстоятельствам и ситуациям;

— неспособность самоуправления поведением в соответствии с социальными нормами, правилами, законами;

— неспособность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать эти планы;

— неспособность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

Оглянемся вокруг. Много ли таких людей в вашем окружении, в сегодняшней политике, среди прочих властителей умов?

То-то же.

А ведь даже если не брать в расчет ядерное оружие — Россия все-таки не Босния и не Сомали, с которых и взять-то нечего кроме овечьей шерсти. Есть еще и химические заводы, трубопроводы и прочие «опасные игрушки».

Страшно.

На вопрос — «как лечить» съехавший с катушек народ — ответ сложный, наверное, для самого гениального ума. Понятно лишь одно — дальнейшей эскалацией насилия, повышением градуса нетерпимости, неготовностью к диалогу в искалеченном обществе и с его соседями — точно никак. Ведь не случайно в хороших психиатрических клиниках больным создается максимум комфорта: прекрасные парки, спортивные площадки, зимние сады, аквариумы с рыбками и водоплавающими черепахами, успокаивающие картины. Как можно меньше бездушной «машинерии», ужасных сериалов, животного юмора. Как можно больше живой природы и классической красоты.

А еще — по мнению большинства психоаналитических школ, необходимо, чтобы «пациент» осознал свои противоречия, построил как можно более точную картину своей личности. И — картину общества, в котором мы живем и которого по-прежнему так толком и не знаем.

Фото: Петр Захаров photosight.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
ЧМ по Футболу 2018
Группа A
Страна Очки
РоссияРоссия 6
УругвайУругвай 3
ЕгипетЕгипет 0
Саудовская АравияСауд. Аравия 0
Группа B
Страна Очки
ИранИран 3
ПортугалияПортугалия 1
ИспанияИспания 1
МароккоМарокко 0
Группа C
Страна Очки
ФранцияФранция 3
ДанияДания 3
АвстралияАвстралия 0
ПеруПеру 0
Группа D
Страна Очки
ХорватияХорватия 3
АргентинаАргентина 1
ИсландияИсландия 1
НигерияНигерия 0
Группа E
Страна Очки
СербияСербия 3
БразилияБразилия 1
ШвейцарияШвейцария 1
Коста-РикаКоста-Рика 0
Группа F
Страна Очки
МексикаМексика 3
ШвецияШвеция 3
ГерманияГермания 0
Южная КореяЮжная Корея 0
Группа G
Страна Очки
БельгияБельгия 3
АнглияАнглия 3
ТунисТунис 0
ПанамаПанама 0
Группа H
Страна Очки
ЯпонияЯпония 3
СенегалСенегал 3
КолумбияКолумбия 0
ПольшаПольша 0
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня