Облавы на детей: Кто закладывает мину замедленного действия под Кремль

Массовые задержания подростков в столице напоминают спланированную операцию

15036
Облавы на детей: Кто закладывает мину замедленного действия под Кремль
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Материал комментируют:

Москвичи бьют тревогу. Полиция открыла охоту на детей. Зачем? Кто-то сознательно растит врагов действующей власти или происходит что-то другое, о чем мы не догадываемся? Понятно, в дальнейшем это все свалят на вражеские технологии Запада, а пока эта необъявленная облава на подростков больше попахивает полной некомпетентностью, как властей, так и правоохранителей по отношению к нашим детям. Вот история, которая стала типичной для Москвы.

Тупость исполнения или как стать преступником за сигарету

— В это трудно поверить, это похоже на бред, но я действительно боюсь выпускать из дома своего сына-подростка, — рассказал нам москвич Роман В. — Сначала позвонили из полиции и сказали, что сын задержан в центре Москвы. Я не мог поверить своим ушам. Ведь сын со знакомой девочкой отправился в музей Маяковского. Там, будучи поклонником поэта сын-подросток, видимо, решил «писануться» перед девочкой Лилей, когда она закурила. Ну понимаете. Все в тему. Маяковский, Лилия, сигарета во рту. Очень по-детски и романтично. Оценили ситуацию только полицейские. Но по-своему. Тут же накинулись на мальчишку, с матами, не церемонясь, потащили в свою машину, чтобы везти в отделение. Мол, курил в неположенном месте. Мы с женой, когда ехали за своим чадом в полицию, были в шоке. Примерный ребенок, хорошо учится, спортсмен, музыкант, художник. Много читает, думающий, современный человек. И тут — полиция, задержание, осуждающие взгляды. В общем, покурил мальчик. Мы его даже за эту сигарету не ругали, он такой шок пережил, что не позавидуешь. А главное — за что? Друзьям рассказываем, никто не верит. Бред! Первая затяжка — и сразу в лапы стражей порядка. Потом были комиссия по делам несовершеннолетних, разборки в школе, постановка на школьный учет. В это трудно поверить, но это так.

Читайте также
Если матери больного ребенка нельзя помочь, то ее нужно упечь в тюрьму Если матери больного ребенка нельзя помочь, то ее нужно упечь в тюрьму Скандал с больным мальчиком дошел до Кремля, но что изменится?

— Никогда бы не подумал, что проба затянуться дымом может так обернуться. Кто из нас не пробовал курить в детстве? Ну максимум к директору школы могли позвать и пригрозить строго, да от родителей нагоняй получить. Но чтобы задействовать столько народу! Потом, получили решение комиссии. Как выяснилось, сын курил в положенном месте и его проступок преступлением, даже административным не посчитали. То есть не было в этом всем цирке никакой воспитательной цели. Кури, где надо и будет все нормально. Так что ли? Или это все с другой целью задумано? — недоумевает Роман, продолжая свой рассказ.

— В одной школе учителя рассказали, что с такими горе-куряками из ее школы у полиции давно и всерьез идет целая война. С неравным счетом. Дело поставлено на поток, вышел парень из подъезда, идет в школу, по дороге закурил — стоп, пройдемте в полицию. Куча протоколов, родительских слез, разборок. Полицейские потирают руки, выучили все имена, фамилии и постоянные маршруты. Так, видимо, план выполняют. У них ведь там палочная система, чем больше, тем лучше. Всех детей-курильщиков на районе уже замели, как злостных преступников. И нечем же больше заняться стражам порядка! Скучно ловить тех же наркобарыг, преступников. Идет охота за детьми.

И в этом я убедился еще раз, — говорит Роман. — Сын недавно встречался с друзьями. Ребята съезжаются после отдыха, есть что рассказать друг другу. Встретились, сели на скамейке. Центр Москвы, район Китай-города. И тут же перед ними нарисовались полицейские: «Ваши документы». Ребята в недоумении: «А что случилось?!» Им говорят, что они распивают спиртные напитки. Подростки просят стражей порядка представиться и показать документы, убеждают, что кроме сока ничего не пили. Но куда там! «Ты, сука, молчи, — говорят другу сына, — не то почки отобьем, давайте открывайте сумки, показывайте, что в них». Друг струхнул и кинулся бежать. Сын, видя как обстоят дела, рванул в другую сторону. Взрослые мужики разделились на две группы и помчались ловить пацанов. Итог предсказуем. Схватили, скрутили, у нашего телефон отобрали. Силы были неравны. В полиции застал сына всего в синяках, растерянного и несчастного. Он не понял за что били, за что ловили. Повезли в больницу на снятие побоев, потом на медэкспертизу. Трезв, но нос переломан, да и синяки не скоро пройдут. Все документы, подтверждающие это, есть на руках. В чем вина сына? Так и не сказали. И что за страсть такая таскать детей в полицию? Закон о полиции разве этого требует?

— К слову, наш сын там был не один, — продолжает Роман, — кроме него и друга, еще куча задержанных подростков. Вот я и думаю. Они что, решили из наших детей вырастить гремучую опасность для властей? Чтобы они, эти подростки боялись и ненавидели все, что напоминает власть? Или это власть таким образом хочет запугать наших детей так, чтобы им уже никогда не хотелось попасть в лапы доблестных полицейских? Причем ни за что. Я знаю, кто-то из них сейчас многозначительно скажет: значит, было за что, мы мол, просто так никого не ловим. И, как вы понимаете, это будет просто жалкая попытка хоть как-то сохранить лицо, оправдаться. Выходим из полиции, утро. Уже светло — ведут группу подростков в человек десять. Ночной улов удался. Но эти хоть комендантский час нарушили, хоть это можно предъявить, (у нас ведь и правда есть комендантский час для детей, как в осажденном городе, потом полиция гордо отчитывается о проведенных рейдах и тысячах составленных протоколах на детей). Нашего сына задержали после 21 часа, и здесь он ничего не нарушил. Домой бы доехать успел, но не судьба…

— И вот еще одно наблюдение. — Поделился Роман. — Посмотрел в полиции на задержанных мальчишек и девчонок. Как на подбор. Видимо, ищут тех, кого можно зашугать. По некому психологическому портрету и образу. Интеллигентные лица, отличники и хорошисты, строят планы на будущее, которые в полиции грозят нарушить, сломать судьбу, застращать бесконечными приводами. Это явно не носит воспитательного эффекта. Но тогда что это? Демонстрация страха перед растущей молодой порослью и стремление подавить этот источник страха? Больше всего это действительно похоже на то, что из наших детей хотят вырастить яростных ненавистников современной власти. Это подтверждают учителя, которые недоуменно пожимают плечами, глядя на происходящее. Ведь понятно, что чувство страха, боязнь выйти из дома легко перерастет в протест. Этого добивается неизвестный кукловод? Что эти запуганные мальчики и девочки скажут: «Хватит!» и пойдут защищать свои права?! Права, которые, к слову, они имеют, и лишить их не может никто…

Читайте также
Эдуард Лимонов: Новое поколение дуралеев Эдуард Лимонов: Новое поколение дуралеев О безуспешной попытке оппозиционной молодежи попасть во власть

***

А Николаю II орден так и не дали…

Такая вот история одного подростка, рассказанная его отцом. Она не единственная. Их множество, загляните в любую комиссию по делам несовершеннолетних, их штампуют, как под копирку. Так что же это?

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что за случаями нарушения прав несовершеннолетних стоит непродуманность отдельных ведомств:

— Я не думаю, что работники полиции работают на сторонников Навального, это всё-таки, скорее, из области конспирологии. Но в советское время ходил анекдот, что Орденом Ленина надо посмертно наградить Николая Второго за большой вклад в подготовку Октябрьской революции. Это грустный анекдот, но правда в нем есть.

Правда состоит в том, что полицейским надо отчитываться о количестве пресеченных правонарушений и задержанных. Подростки в этом смысле для них наиболее удобный объект. Подросток не знает своих прав, он легко может растеряться, и на него без труда можно составить протокол. А если протоколов много, то можно сказать, что полицейский хорошо работает.

О каких-то более отдаленных последствиях мало кто думает. Но бывают и другие случаи. Например, недавно в Санкт-Петербурге сотрудники Росгвардии пытались подбросить молодому человеку наркотики. Но юноша оказался грамотным и сдал сотрудников полиции. Но факт, что в преследовании подростков может быть элемент вымогательства.

По сути получается замкнутый круг. Полицейским нужна отчетность, и они ее добиваются. А о большой политике никто не думает. Иногда складывается ощущение, что начальство силовиков живет отдельной жизнью, чиновники какой-то своей. Они объединяются, когда чувствуют серьезную опасность.

Но можно вспомнить, как разгоняют митинги экологов. Против свалок выходят разные люди, левые и правые, оппозиционеры и лоялисты. Полиция может отчитаться, что митинг разогнан. Только что потом будут думать люди о власти, никого не волнует. Вот так и с подростками. Полиция отчитается о задержанных молодых людях, которые курили. Но какие настроения будут посеяны у подростков, никого не интересует.

Читайте также
Пенсионную реформу власть свалит на заговор Запада против Путина Пенсионную реформу власть свалит на заговор Запада против Путина «ЕдРо» пытается снять ответственность за массовый грабеж с президента, премьер-министра и себя самой

Руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина считает задержание подростков проявлением неумелой политики власти:

— Во всех этих случаях может прослеживаться определенная линия. Скажем, государство озаботилось профилактикой экстремизма в молодежной среде. Преподавателей даже пытаются заставить мониторить соцсети студентов, на что у преподавателей просто нет времени. Я не удивлюсь, если есть определенные отчеты.

Сейчас в деле взаимодействия власти и общества важнее всего именно отчеты, правильность их оформления. Я совершенно не удивлюсь, если полицию заставляют отчитываться по тому, сколько правонарушений они пресекли в молодежной среде. Вот это бюрократическое безумие мне кажется более вероятным, чем какая-то сознательная политика. Просто потому, что государство редко последовательно доводит до конца свои идеи. Зато бюрократическая машина работает четко.

«СП»: — Складывается ощущение, что специально людям пытаются объяснить, что власть — враг.

— Есть установка, что молодое поколение склонно к радикализму. Думаю, что власть побаивается молодежь. Тем более во власти мало институтов, способных к целостному политическому сознанию. Очень много метаний и искажений, связанных с формализмом.

Метания оформляются в указания правоохранительным органам. И дальше каждый их понимает так, как может.

Но власть не понимает, что мир меняется. Скажем, она хочет как-то заблокировать интернет. Я принадлежу к поколению, которое формировалось в период довольно жесткого контроля за информацией со стороны государства. Но запрещенная информация кажется истиной в последней инстанции, хоть это, может быть, только иллюзия.

Сейчас информационные каналы просто так не перекрыть. Значит, нужны новые способы воспитания молодежи. Пока же мы видим только метания от традиционной психологии до каких-то религиозных учений. Но в целом у власти нет даже запроса на новые методы воспитания. И в этих условиях власть начинает откровенно раздражать.

Кстати, раздражают не только подростков, но и их родителей. Одна из неизменных ценностей в российском обществе — забота о детях. Обижать детей просто нельзя. Это то немногое, что общество от власти не потерпит. И если случаи задержания подростков станут массовыми, то это вызовет очень большой протест. Такой, какой не могла дать даже пенсионная реформа.

Новости Москвы: Песков: Кремль не будет вмешиваться в ситуацию с выборами в Мосгордуму

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Сергей Пикин

Директор Фонда энергетического развития

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня