Мнения

Женщины и война

Евдокия Шереметьева о героизме «слабого пола»

1844
Женщины и война

Друг написал в личку про поездки в Луганск: «Стоит ли это того? Олигархические кланы ведут разборки. Гибнут простые люди. История стара как мир».

Даже как-то растерялась. Что могу сказать? За последние несколько недель от друзей это главный вопрос — зачем рисковать собой?

На это могу ответить одной историей.

Есть такая Черных Любовь Михайловна, 53 года рождения.

Когда мы приехали в Луганск, мы не смогли отвезти помощь в Первомайск, для которого собирали деньги. Там шел и до сих пор идет массированный артобстрел. Люди по подвалам и бомбоубежищам.

Нам подсказали несколько адресов в Луганске и пригороде, где живут нуждающиеся, к которым мы отвезли немного помощи. Были в основном у инвалидов, лежачих больных и совсем пожилых.

В одном из домов нас встретил очаровательный мальчишка, который все время удирал и стеснялся взять конфет.

Его бабушка сидела в инвалидном кресле. Нам было жутко неловко вламываться в дом в обуви. Мы стояли в проходе и мялись с пакетами еды. Гости из чужого мира. А Любовь Михайловна улыбались нам. В этой улыбке было столько боли и одновременно благодарности, что выдержать ее взгляд было невыносимо.

— Вам что-нибудь нужно?

— Кресло бы… Нашли это, но оно еле держится. Сломано

Она инвалид недавно. Непривычно сидит, это видно. Оно чужое.

Вглядываюсь, у нее нет руки, и ноги ниже колена. Ясно, что из-за войны.

Мы выходим из дома, а Валентина, активная неравнодушная жительница поселка Фабричное рассказывает:

— Любовь Михайловна — герой.

Когда в августе Луганск был под постоянным прицельным обстрелом, в Фабричном на птицефабрике из 7 цехов разбомбили 4. В неработающих цехах остались куры. А точнее их трупы. Через какое-то время они начали разлагаться, появляться черви. Возникла серьезная угроза распространения на город заразы и болезней. Город постоянно бомбили, и работников вычистить от трупов цеха не хватало никак. Тогда жителей попросили помочь. Что значит помочь? Это значит — в жару, в помещении, надо было вручную сгребать разложившиеся останки птиц. Долго находиться там было невозможно — иначе отравление вплоть до летального исхода. Можете себе представить горы разложившихся тушек, смрад и на фоне этого духоту с жарой? И в довершение постоянная угроза попадания артиллерии.

И жители откликнулись. Мужчин среди них не было. Пошли женщины. Обычные, наши женщины. Матери, бабушки. Многие были немолодые.

И среди них Любовь Михайловна.

Ровесница моей мамы и свекрови. Как подумаю об этом, скулы сводит.

В жару, под бой минометов и гаубиц, рискуя здоровьем, она и другие выгребали трупы кур из цехов.

Звучит очень пафосно, но это не так. Я лишь преуменьшаю героизм этих людей. Потому что не могу представить, как это на самом деле. Это лишь слова. Лишь отдаленное эхо того, что на самом деле было.

Женщины в цехах не выдерживали, теряли сознание. Многих рвало.

Такие наши женщины…

И рядом упал снаряд.

Любовь Михайловна лишилась ноги и руки.

И я сделаю все, чтобы достать и довести до нее инвалидное кресло.

P. S. Если кто-то может помочь креслом, напишите мне на почту — littlehirosima@gmail.com

Фото автора

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Соловьев

Руководитель юридической службы КПРФ

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня