Когда настал «Курганец»…

Блестящее будущее лучшей в мире тяжелой БМП утонуло в болоте финансовых проблем

  
13949
Бронетранспортер "Курганец-25" на полигоне Алабино
Бронетранспортер «Курганец-25» на полигоне Алабино (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

Запуск в серийное производство боевых машин пехоты (БМП) «Курганец-25» оказался под угрозой срыва. Выяснилось, что разработчик — Курганский машиностроительный завод, вступил в долгие судебные тяжбы с министерством обороны РФ:

«Уральские предприятия, связанные с госкорпорацией «Ростех», предъявили многомиллиардные требования к Министерству обороны РФ. Очередной иск к военному ведомству на сумму более 447 миллионов в арбитраж подал «Курганский машиностроительный завод», заявив о задолженности сразу по пяти госконтрактам. Подробности конфликта пока не раскрываются, впрочем, судя по всему, речь, в частности, идет о поставке БМП-3 для нужд армии. Пока курганское предприятие и Минобороны обмениваются встречными претензиями на сотни миллионов рублей, убытки завода продолжают расти, несмотря на увеличение поступлений по гособоронзаказу…

Отметим, что это далеко не единственные крупные разбирательства между военным ведомством и курганским предприятием. Как сообщала «Правда УрФО», Минобороны РФ потребовало взыскать с завода 352,7 млн рублей неустойки по контракту в рамках гособоронзаказа. Согласно материалам дела, предприятие должно было изготовить и поставить для нужд армии боевые машин пехоты «Курганец-25″. В своем иске министерство настаивало, что КМЗ нарушил условия контракта, перечислив средства соисполнителю с задержкой на 83 дня. Впрочем, московский арбитраж в этом разбирательстве встал на сторону завода. Кроме того, сейчас в суде рассматриваются претензии Минобороны к организации на 13,8 млн рублей. Речь также идет о неустойке по госконтракту».

По всей видимости, это означает, что в 2017 году не произойдет чаемого гражданами Ресурсной Федерации постановки этой чудо-БМП на вооружение. Разработка данной колесницы войны была начата полтора десятилетия назад, а в 2015 году ее прототип продемонстрировали вместе с танком «Армата» 9 мая на параде в Москве.

Читайте также

Российская пресса заранее наделила курганскую БМП волшебной мощью, от которой «уважаемые партнеры» из блока НАТО ходят по стенке (диванные эксперты успели даже провести ее тестовые бои с западной техникой с известным всем результатом). Сроки запуска БМП в серийное производство в последние несколько лет постоянно переносились (изначально речь шла о 2016 годе, теперь они перенесены на 2018−2019 годы), а она перманентно зависла на «государственных испытаниях». Наконец, во втором полугодии 2017 года появилось чуть больше определенной информации. Внезапно выяснилось, что проект БМП оказался неудачным, а предприятие-производитель — Курганский машиностроительный завод (КМЗ), утонуло в долговой яме финансового кризиса. Остроты добавили язвительные комментарии ряда высокопоставленных сотрудников самого КМЗ:

"…Проект «Курганец 25″ оказался неудачным, необходима новая машина, а значит, техническое задание на ее разработку. Но кто его должен составить — не ясно, — посетовал Данил Релин, бывший заместитель главного инженера КМЗ по серийному производству БМП».

Пять лет пропагандисты пугали супостатов новой линейкой бронетехники, а на излете 2017 года инженеры заявляют, что машина — негодная. Это как понимать? Если это диверсия, куда смотрят компетентные органы? Представители Министерства обороны РФ пока отмалчиваются. И, как мы знаем из сообщений российской прессы, жарко судятся с КМЗ, который сорвал план-график производства опытной партии БМП «Курганец-25».

Почему же КМЗ не может изготовить новую машину? Почему предприятие (на самом деле, это своего рода мини-холдинг, куда входит до дюжины различных производств), специализировавшееся последние 60 с лишним лет на бронемашинах, оказалось беспомощным?

Ответ очень прост: научно-производственная деградация и финансовая катастрофа. Первая была обеспечена десятилетиями нищенских зарплат и оттоком с КМЗ всех более-менее квалифицированных кадров, а вторая тесно связана с государственно-частным партнерством, которое и довело завод и головной концерн «Тракторные заводы» (КТЗ) в разгар путинской «индустриализации» до банкротства. В 2010 году концерн «Тракторные заводы» предпринимателей Михаила Болотина и Альберта Бакова договорился о передаче государственному Внешэкономбанку (ВЭБ) на 7 лет в обмен на кредит в 15 миллиардов рублей под контроль материнской компании КТЗ — Machinery & Industrial Group N.V. (Нидерланды). Только не надо делать квадратные глаза — 90% российского бизнеса закреплено за иностранными или офшорными «владельцами», и оборонные предприятия тут не являются исключением.

Затем в 2010—2017 годах Курганский машзавод, входивший в «Тракторные заводы», как и другие активы концерна, подвергся «раздербану» путем навешивания на него задолженности, которая к 2014 году достигла почти 70 миллиардов рублей:

«"Курганмашзавод» выступает поручителем или залогодателем по кредитам «третьих лиц», которые, предположительно, также входят в концерн «Тракторные заводы», на общую сумму порядка 69 млрд рублей".

Завод с нищими рабочими и инженерами не спасали даже государственные оборонные заказы, средства от которых в конечном итоге все равно расхищались при явном участии менеджмента Внешэкономбанка и концерна «Тракторные заводы». Сейчас решается вопрос о второй серии «государственно-частного партнерства». В ходе нее КМЗ будет передан в ведение концерна «Ростех» Сергея Чемезова, где его сольют с таким же банкротом Уралвагонзаводом (долг уральского предприятия на конец 2016 года составил более 270 миллиардов рублей при выручке около 100 миллиардов рублей). А ВЭБ в конце октября подал иск о банкротстве к «Тракторным заводам» на сумму в 68,5 миллиардов рублей.

Читайте также

Так что, скорее всего, в ближайшие год-два курганским машиностроителям будет совсем не до изготовления чудо-БМП «Курганец-25». Помимо этой машины российские граждане могут не увидеть в рядах армии РФ и еще некоторые распиаренные изделия.

Причем дело не только в развале производства или финансовых проблемах. У перспективного колесного БТР «Бумеранг» (колесной платформы), который также впервые показали на параде 9 мая 2015 года, ситуация с производителем выглядит лучше. Арзамасский машиностроительный завод, входящий в Военно-промышленную компанию (принадлежит олигарху Олегу Дерипаске), не опутан гигантскими долгами, успешно выпускает бронеавтомобили и модифицированные советские бронетранспортеры — БТР 80А и БТР 82А. Однако, министерство обороны РФ не торопит производителей с «Бумерангом», предпочитая заказывать у компании проверенные машины. Это не взирая на вопли в СМИ о «космических технологиях» в «Бумеранге» и отсутствии у машины конкурентов. Серийное производство «Бумерангов» в 2015 году планировалось начать в 2017 году, но этого не произошло. Почему так?

Во-первых, машина откровенно сырая и получается достаточно сложной в эксплуатации и использовании, что для привыкшей к простоте армии — чрезмерно (хотя идея установки различных модулей на шасси выглядит привлекательной). Во-вторых, она банально дорогостоящая. Принятый на вооружение в 2013 году БТР 82А обходится бюджету примерно в 1 миллион долларов (на самом деле, даже дешевле). А вот «Бумеранг» оказался почти в 2 с лишним раза дороже (хотя официально цифры пока не называются). Так что господину Дерипаске придется «выживать» за счет продаж бюджету модифицированных советских бронетранспортеров.

Reddevol

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня