Президент разговорного жанра

Телефонные беседы Дональда Трампа — «экспромт, импровизация и фристайл»

  
1286
Президент разговорного жанра
Фото: DPA ТАСС

Практика телефонного общения президента Трампа с лидерами других государств не первый день (еще задолго до сотрясающих сегодня Вашингтон откровений о беседе главы Белого дома Трампа с президентом Украины) тревожит его помощников и сотрудников администрации, признают бывшие и ныне действующие чиновники. По их словам, Трамп готов раздавать обещания, не планируя их выполнять, поддерживать действия, традиционно неприемлемые для США, совершать дипломатические промахи, чреватые распадами критически важных альянсов и банально требовать от собеседников личных одолжений.

Но содержание датированной 25 июля беседы с украинским президентом Зеленским выходит за рамки допустимых для лидера свободного мира досадных оплошностей, а потому провоцирует дебаты о совершении деяния, потенциально караемого импичментом.

Вполне закономерно, в свете украинского скандала в центре внимания оказалась откровенно неортодоксальная практика официального телефонного общения Трампа с другими мировыми лидерами.

Критики (в том числе, и бывшие чиновники президентской администрации) утверждают, что поведение Трампа периодически провоцирует нежелательную напряженность в отношениях с союзниками, а у неприятелей или авторитарных лидеров формирует уверенность в том, что США одобряет (или, как минимум, игнорирует) допускаемые ими нарушения прав человека или агрессивное поведение в других странах мира.

Читайте также

Союзник Трампа — сенатор-республиканец Линдси Грэм — считает, что президент всегда искренен, и тем он и отличается от предшественников, неукоснительно следовавших официальному протоколу. Грэм говорит, что ничего тревожного в беседе Трампа с Зеленским не увидел. По словам сенатора, он ожидал худшего, учитывая личный опыт общения с президентом по телефону.

«Половину моих телефонных разговоров с ним не сравнить по элегантности и безупречности с этой беседой», — говорит Грэм. Он подчеркивает — президент общается, как «нормальный человек».

Редакция американской газеты Washington Post опросила 12 бывших или ныне действующих чиновников, хорошо знакомы с практикой общения президента с иностранными лидерами. Эти должностные лица либо непосредственно участвовали в беседах, ли получили брифинги об их итогах, либо имели доступ к стенограммам разговоров. Все они высказывали свое мнение о беседах президента с главами других государств на условиях анонимности.

Первым тревожным сигналом для чиновников стала телефонная беседа, состоявшаяся менее чем через две недели инаугурации. 28 января Трамп позвонил Путину: по сути, ради выполнения совершенной рутинной протокольной обязанности — принять поздравления главы другой державы. Бывшие чиновники Белого дома характеризуют поведение Трампа как «подобострастное» и «угодливое», и отмечают, что президент США в разговоре регулярно (и без какой-либо очевидной логики) переключался с темы на тему. При этом Путин строго придерживался формальных правил ведения разговора, полностью соответствующих первой официальной беседе глав государств.

«Звучало и такое — «О, боже мой, мои люди даже не сообщили мне, что вы хотели пообщаться со мной», — рассказывает человек, непосредственно присутствовавший при упомянутой беседе.

Трамп неизменно обхаживает зарубежных лидеров, вызывая у помощников серьезное беспокойство по поводу умиротворяющей тональности его бесед с главой Китая Си Цзиньпином, президентом Турции и президентом России Путиным.

«Поначалу мы никак не могли понять, почему он так тепло общается с Россией», — говорит бывший высокопоставленный чиновник администрации. Дело дошло до того, что занимавший тогда пост советника президента по национальной безопасности Герберт Макмастер инициировал неофициальную образовательную кампанию в Белом доме в стремлении развить у Трампа более скептическое отношение к россиянам. Чиновников до сих пор удивляет дружелюбность Трампа во время двух первых телефонных бесед с Путиным.

В телефонной беседе, датированной апрелем 2017 года, Трамп похвалил президента Филиппин Родриго Дутерте (прославившегося брутальной кампанией по истреблению тысяч людей, подозреваемых в торговле наркотиками — без суда и следствия) за «невероятную работу по борьбе с наркотиками».

В ходе телефонных переговоров Трамп преследовал и личные цели. Так, он досаждал премьер-министру Японии Синдзо Абэ просьбами об оказании помощи в выдвижении его кандидатуры на Нобелевскую премию, вспоминает один из сотрудников, присутствовавших при этой беседе.

«Он был самой любезностью с теми, кто мог что-то для него сделать», — поясняет бывший сотрудник спецслужб. «А вот разговоры с руководителями стран с дефицитом торгового баланса, с могущественными лидерами женского пола или с членами НАТО, как правило, проходили жестко».

Более всего помощников возмущает стиль общения президента с давними традиционными союзниками США, в особенности, с женщинами.

Летом 2018 года в ходе общения с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй Трамп в резком тоне обсуждал недостаточность финансового участия Британии в делах НАТО. При этом он подверг сомнению выводы британских разведслужб о причастности России к отравлению бывшего шпиона на британской земле.

«Трамп полностью уверовал в наличие веских оснований, позволявших усомниться в факте отравления», — говорит сотрудник, изучавший краткое резюме упомянутой беседы. «На протяжении 10 минут Мэй говорит о высокой вероятности отравления, а Трамп отвечает ей, что вовсе не уверен в этом».

Трамп порой раздавал иностранным лидерам обещания, полностью противоречившие основам политики США и международным соглашениям. Так, члену королевской семьи Саудовской Аравии он пообещал поддержать заявку этой страны на вступление в «G-7».

«Традиционно считается, что в состав „Большой семерки“ входят лишь союзники, с которыми нас объединяют наиболее значимые общие ценности и глубочайшая приверженность принципу сохранения мирового порядка, основанного на соблюдении определенных правил», — поясняет один из бывших чиновников. Саудовская Аравия, традиционно угнетающая женщина и славящаяся практикой нарушения прав человека, вряд ли может рассматриваться в качестве кандидата на членство. В итоге Саудовскую Аравию в группу так и не приняли.

В былые времена телефонные переговоры президентов с иностранными лидерами входили в число наиболее тщательно планируемых и детально согласованных мероприятий.

«Во время моей работы в Белом доме существовала практика совещательной подготовки — президент буквально поглощал информацию, предоставляемую людьми, обладавшими глубокими познаниями о странах и отношениях с их руководством. К подготовке телефонных бесед относились очень серьезно», — говорит бывший сотрудник Совета национальной безопасности Джоэл Уиллет. «А сейчас это более всего напоминает экспромт, импровизацию и фристайл».

Трамп отвергает большую часть протокола и процесса подготовки к беседам с иностранными лидерами, несмотря на то, что отвечающие за национальную безопасность члены его команды пытаются очерчивать круг целей и задач по каждому из таких разговоров.

Вместо этого Трамп действует по-своему: зачастую он использует телефонные переговоры как инструмент завязывания дружеских отношений с собеседником, поясняет нынешний высокопоставленный чиновник администрации, защищая президента. «И в итоге, непосвященному наблюдателю его словам могут показаться недопустимыми, но он, тем временем, выстраивает отношения с собеседником, используя лесть, как средство укрепления отношений».

Президент выступает против практики длительных инструктажей перед телефонными беседами или пробного зачитывания текстов в процессе подготовки к переговорам — об этом говорят сразу несколько бывших чиновников. Герберт МакМастер, предпочитавший заранее обеспечивать президента информацией, необходимой для принятия решений по ходу беседы, смирился с позицией Трампа, и просто выдавал президенту листки бумаги блокнотного формата с отпечатанными на них особо важными и размеченными по порядку тезисами беседы.

«Как правило, этого хватало максимум на 2−3 минуты, не более. А затем он обычно начинал говорить то, что ему хотелось», — вспоминает бывший высокопоставленный чиновник администрации".

Именно поэтому, говорят сотрудники, в ходе некоторых бесед Трампа проявляется его слабая информированность, а в некоторых разговорах он выглядит откровенно глуповато. Так, в беседе с лидером Китая Трамп неоднократно упомянул, насколько ему нравится некий шоколадный торт. Президент публично описывал все прелести десерта, который дегустировал с господином Си в апреле 2017 года во время встречи в резиденции Мар-а-Лаго, именуя десерт «самым восхитительным куском шоколадного торта из всех, что вам когда-либо доводилось пробовать».

Трамп предпочитает совершать звонки прямо из президентской резиденции, что приводит некоторых сотрудников Совета национальной безопасности и помощников главы государства в замешательство: они считают, что должны всегда находиться рядом под рукой, чтобы иметь возможность дать президенту дельный совет в режиме реального времени.

И когда он вел беседы из Овального кабинета, помощники собирались вокруг президентского стола и подсовывали ему записки в попытке не отходить от заявленных целей беседы. Несколько раз тогдашнему руководителю президентского секретариата Джону Келли приходилось переводить телефон на беззвучный режим, чтобы попытаться вернуть президента к теме обсуждения. Реальность таких ситуаций подтверждают сразу два бывших чиновника.

По словам Тима О’Брайена, биограф и критик Трампа, все описанное выше полностью соответствует стилю ведения бизнеса этим человеком.

Читайте также

«Когда ему приходилось отвечать на звонки инвесторов, вложивших средства в его предприятия, его помощники переживали, что Трамп нарушит закон о ценных бумагах и солжет о прибылях компании», — говорит О’Брайен. «Когда ему доводилось встречаться с представителями регуляторных органов, контролирующих деятельность казино, адвокаты неизменно переживали о том, что он — под присягой или в общественном месте — способен сказать нечто, что будет чревато катастрофическими правовыми последствиями».

И хотя переговоры с иностранными лидерами традиционно планируются заранее, Трамп несколько раз звонил премьер-министру Канады Джастину Трюдо и президенту Франции Эммануэлю Макрону вообще без предупреждения — так, как если бы они были приятелями, рассказывает один из бывших сотрудников администрации.

В 2017 году стенограммы нескольких первых телефонных переговоров Трампа с лидерами Мексики и Австралии просочились в прессу, и тогда Белый дом ограничил доступ к стенограммам и усилил контроль за сотрудниками, отвечающими за сохранность их копий. Например, вице-президенту Майку Пенсу любезно предоставляли копии стенограмм разговоров со всеми иностранными лидерами, но сотрудникам его офиса приходилось расписываться при получении стенограмм для работы с ними в своих кабинетах, а также при возвращении или уничтожении упомянутых документов.

Некоторые бывшие чиновники признают — с течением времени сотрудники привыкли к странностям в ходе телефонных переговоров. «Люди уже свыклись с тем, что он выбалтывает то, о чем должен молчать», — отмечает бывший сотрудник Совета национальной безопасности.


Перевод Константина Василькевича. По материалам Washington Post и SFGATE

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Людмила Журавлева

Член ЦКРК КПРФ

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня