Мнения / Регионы

Вне закона, без земли

Сергей Шаргунов о том, как чиновники издевались над женщиной-ветераном

2577
Вне закона, без земли
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Ко мне обратилась Вера Александровна Ершова из Московской области, 1925 года рождения, ветеран Великой Отечественной войны.

По закону ей полагается земельный участок для садового хозяйства. Как ветеран на получение участка она имеет преимущественное право.

По месту жительства, то есть в Солнечногорском районе. Площадью до 15 соток.

А дальше её дело — как и с чьей помощью возделывать землю: внуки ли подтянутся или сторонних садовников наймёт.

Дайте ей простейшую радость в оставшееся время жизни.

Но разве что-то так просто получит человек в собственность? И какую ещё землю подавай простой смертной старухе, если не кладбищенскую?

Более двух лет чиновники не желали выполнять закон и выдать Вере Александровне положенное.

Как будто нарочно тянули, ожидая, что будет поздно.

Читайте также

Вера Александровна подала нужное и точное — не подкопаешься — заявление, но чиновники решили поиграть с ней в слова. Предложили пойти куда подальше — а именно «сформировать и зарегистрировать земельный участок».

Сформировать что? Зарегистрировать что? Как она его найдёт? Она же не сотрудница Росреестра.

Ещё и на аукцион её послали. Мол, должна сама «отследить информацию о торгах и принять участие в аукционе». А известно ли чиновникам, что ветеран законом освобождена от таких аукционов?

Вера Александровна характером тверда, не сдалась и написала мне обращение на 30 страницах.

«Я прекрасно понимаю, что на местах в администрациях трудятся простые чиновники, — размышляет она, — которые не имеют волю и внутреннего убеждения по внимательному и соучастному прочтению информации, написанной в моих письмах и просьбах, а тем более к рассмотрению всех документов, которые я приобщаю к моим письмам…

Ни о каком исполнении закона речи уже не идёт, и все мои переписки, хлопоты и действия бессмысленны. Мне однозначно дают понять, что закон выполнять не собираются, и до меня им дела нет".

Что ж, наперекор нерадивым чиновникам я обратился в Правительство Московской области и потребовал соблюдать закон и прекратить издеваться над женщиной-ветераном.

И вот получен ответ: «По вопросу предоставления Ершовой В.А. земельного участка в администрации городского округа Солнечногорск Московской области проведён „Круглый стол“, принято решение о возможности предоставления земельного участка для ведения огородничества».

Оказывается, теперь, чтобы предоставить ветерану полагающийся по закону земельный участок, необходимо проводить «круглый стол» в администрации.

Но хорошо, что «решение положительное».

Порадовал Веру Александровну, а всё равно почему-то невесело.

У наследников её землицу эту отнимут.

Не хотят у нас давать людям землю. Не хотят поддерживать инициативу. Мешают элементарному «огродничеству». Бьют по рукам.

Фермерство бывает очень разное.

Я то и дело рассказываю про школьников, которые умудряются затеять собственное хозяйство, иногда в совсем нежном возрасте. И каждый раз задаюсь вопросом: что этих ребят ждёт дальше?

А вот вообще экзотическая новость: два друга из Волгограда заработали миллионы на фермах для насекомых. Звучит фантастично и анекдотично. Но бывает и так. Свою первую муравьиную ферму Николай Юдин создал в 5-летнем возрасте. Спустя 20 лет он вспомнил о детском увлечении и вместе с другом Дмитрием Будниковым превратил его в бизнес. В 2018 году продажа дизайнерских муравьиных ферм принесла партнерам 45 млн рублей выручки.

Хорошо, что хватает любителей природы!

Это тоже занятие — за неимением своей земли устраивать микро-муравьиную ферму.

А теперь о серьёзном.

У нас 40 млн. гектаров пашни заросло бурьяном. А подчас и лесом.

Читайте также
Наши либералы Наши либералы

Почему министров нынешнего российского правительства меньше всего интересует социальная политика государства

Аудиторы Счётной палаты, проверив деятельность Росимущества за 2017−2018 гг., пришли к выводу: ведомство, которое отвечает за учёт и использование федеральных земель, не имеет достоверных сведений о том, какими земельными участками располагает. В процессе проверки выяснилось, что «куда-то пропали» 200 млн га госземель. Вернее, земли-то есть, а вот кто ими владеет и как их использует — вопрос.

Один пример из множества: у главы крестьянского хозяйства Мурата Сиразина из Верхнеуслонского района Татарстана 40 коз, 40 свиней. Угодий для выпаса скотины катастрофически не хватает. Сиразин уже 10 лет просит землю под расширение хозяйства, но безуспешно.

Самая печальная картина в Нечерноземье, где более 50% пашни не обрабатывается. Собственники там есть, а крестьянину не подступиться. Отсюда предложение — в 10 раз увеличить налог на необрабатываемую пашню, чтобы нерадивому хозяину было невыгодно держать её в собственности.

А человеку, жаждущему начать труд на земле, надо дать для этого все права и возможности.

Надо, надо, надо…

Но если чиновники, глумящиеся над всеми подряд, не буду отвечать за бездействие и враждебную к стране наглость — ничего не изменится.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Дмитрий Лекух

Писатель и публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня