Мнения / Личная жизнь
9 апреля 19:35

Жизнь как восхождение

Юрий Пискулов: памяти друга — Вилли Климашина

362
На фото: Вилли Климашин
На фото: Вилли Климашин (Фото: сайт Русского Географического Общества)

«Мы видали в жизни их не раз -

И святых, и грешных, и усталых -

Будем же их помнить неустанно,

Как они бы помнили про нас!"

(Ю. Визбор. Памяти ушедших, июль 1978)

В день 65-летия я написал Вилли стихи:

Ты помнишь, Климашин, как зорькою чистой,

По склону с тобой я полз,

Ты был тогда просто «Спартак» — альпинистом,

Срываясь, смеялся до слёз…

Да, всякое бывало в нашей жизни и нашей дружбе. Были и стихи — песни Юрия Визбора «Спартак на Памире», созданной великим бардом в цикле экспедиционного творчества — в июле 1978. Она и сейчас культовая песня спартаковцев, репортаж о приключениях друзей — горных «долбаков»: Аркаши, Алеши, Юраши и Климаши.

«Рыжий Вилли» был очень интересной личностью: потомственная интеллигентность и гены художника сочетались в нем со знаниями «технаря — выпускника «Бауманки» и инженера — оператора ВГТРК, награжденного за свою работу правительственными наградами России и Монголии. Если к этому добавить общительность, веселый характер, желание помогать другим и всепоглощающую любовь к горам, то получим портрет Вилли Климашина — мастера спорта, инструктора, участника классных восхождений по «пятерочным» маршрутам на пики Энгельса, России, сев. стену Оссанали, Замок, Доломиты, Кичкинекол, Двойняшки (траверс) и так далее.

Читайте также

Его любили и друзья, и подруги. Вспоминается случай в нашем любимом «захаровском» лагере «Узункол» в начале 80-х годов. Я решил показать своей будущей жене Любе, чем на самом деле занимаюсь, а заодно красоты Кавказских гор. В одно прекрасное утро мы отправились погулять в ущелье Кичкинекол. Перейдя по мостику ревущий поток, мы стали подниматься по тропе вверх, к альпийским лугам. Неожиданно нас обогнала стройная молодая женщина, легко несшая в обоих руках тяжелые две авоськи, в одной из которых просматривались сковородка и кастрюля, а в другой — набор всяких продуктов.

- Куда вы с таким снаряжением? — окликнул я незнакомку. Не останавливаясь, через плечо она бросила — на верхние Кичкинекольские ночевки, ребята спустились, вот я спешу, надо кормить… Климашина, добавила она. Я мысленно представил себе крутую тропу вверх, по которой надо подниматься к ночёвкам, что по времени, если считать от мостика, то часа 2.

- Вот это любовь! — не сговариваясь, выдохнули мы.

Что только не сделаешь ради этого чувства. Незнакомка оказалась подругой, недавно ставшей женой Климашина, по имени Юля.

Там же, в «Узунколе», в сентябре 1983 мы принимали друга и моего партнера — президента финской «Нокиа» Кари Кайрамо с его сыном и помощниками. Паша Захаров по моей просьбе отыскал в отрогах Эльбруса, справа от перевала Хотютау, безымянную вершину 3560 м типа 2 «А», на которую мы решили сводить финнов. Естественно, с нами был Вилли, как оператор ВГТРК и инструктор лагеря. На перевале погода испортилась и в сплошном тумане, снеге с дождем, мы добрались, как мы считали, до вершины и «пришлямбурили» памятную медную табличку к какой-то скале.

Для финнов это был исторический момент, сенсация, которой они хотели поделиться со своими соотечественниками. Но как? Спустившись в долину, выше Ворошиловских кошей, мы устроили привал, а Вилли с помощью ножниц, клея и вырезанных газетных букв сделал «спецвыпуск» финской газеты «Kauppalehti», опубликованный потом не только в Финляндии, но и в моей книжке «Друзья мои, друзья…»

Особой страницей наших отношений стал сентябрь-октябрь 1993 года. Как председатель Комитета по экологии Торгово-Промышленной палаты РФ, я «выбил» тогда из Минэкологии деньги на рекламный ролик — фильм «Приэльбрусье — жемчужина Европы». Нашлись и участники — «шерпы» В. Кавуненко, В. Башкиров и оператор ВГТРК — В. Климашин. Это была сказочная поездка в золотую осень Баксана и Теберды с выходом на склоны Эльбруса. 15 минутный фильм-репортаж получился, тем более на музыкальном фоне слов и мелодии Визборской «Теберды». Озвученный потом на английском, он демонстрировался в Международной торговой палате на Экологическом форуме ООН в Париже.

В Москву мы вернулись 5 октября, на следующий день после расстрела Белого дома Ельциным и «свержения» Хасбулатовского Верховного Совета. Хотя мой дом находился рядом, я с трудом пробился через оцепления к Дому правительства, из черных пробоин — окон которого струился дым. Незабываемое зрелище, особенно после такой поездки.

В памяти встают исторические экспедиции «Спартака» на Памир с его ослепительными снегами и ледниками, воспетыми Визбором, «Рыжий Вилли», естественно, был с нами, он был чувствителен к горному солнцу. Отсюда и его легендарные головные уборы с 20 см козырьками и «юбочки», прикрывающие ноги от лучей, и другие климашинские прибамбасы. Он с юмором относился к этим имиджевым издержкам Большого Альпиниста.

Запомнилось в деталях наше с ним восхождение в 1979 году «в двойке» на пик Терешковой (4 Б к/т), что в районе долины Кок-Су горного Кыргызстана (4 «Б» к/т). Мы уже были «матерые» восходители и рассматривали этот выход скорее, как дружескую возможность поговорить по душам. Так оно и было, когда мы поднимались по сравнительно несложному склону, выбирая самый простой путь. Вдруг заметили внизу, под нами, группу молодых альпинистов, двигавшихся вверх по сложным скалам с командами инструктора: «страховка?», «страховка готова!», «пошёл!». Как потом выяснилось это были крымчане — «фантики» (последователи «Фантика» — Юрия Лишаева). Вилли предложил усложнить «фантикам» жизнь и стал надрывно, по-стариковски, но очень громко кашлять.

Читайте также

В недоумении «фантики» остановились и, не видя нас, стали гадать откуда идут эти устрашающие звуки (резонанс, эхо в кулуаре были большие).

Отдохнув и повеселившись, мы ушли вскоре вверх и вскоре добрались до макушки «Терешковой», пройдя (без страховки?!) несколько десятков метров по ее крутому, гладкому, слегка шершавому и коварному лбу, Вилли в галошах, я в вибраме.

Благодарен судьбе и МГС ДСО «Спартак» во главе с Володей Кавуненко за то, что они подарили мне таких друзей как Юра Визбор, Олег Абалаков, Гена Кайнов, Володя Башкиров и многих других. Благодарен, что в конце лихих 90-х — начале «нулевых», когда возникли проблемы со здоровьем и меня накрыла депрессия, Климашин протянул мне руку помощи, пригласив присоединиться к кавалерам Ордена «Эдельвейс». Наряду с Сашей Кузнецовым и Юрой Емельяненко он был одним из основателей этой замечательной организации дружбы и взаимной поддержки.

Друзья нередко собирались у Климашиных дома, где гостеприимная хозяйка Юлия Николаевна (та самая) удивляла воображение оригинальными закусками, а Вилли вместе с Лёшей Лупиковым — также персонажем визборовского «Спартака на Памире» — баловал не менее оригинальными hand-made настойками и коктейлями по «рецепту Лупикова».

Казалось так будет всегда, во всяком случае еще долго, долго… но 8 августа 2018 года в Международный День альпинизма, Вилли, как я говорю в таких случаях, «ушел к Визбору»…
Когда я еду на работу в Академию по Бережковской набережной, от Киевского вокзала к началу Мосфильмовской, то слева, за Москва рекой, вижу горящие на солнце, как «памирские снега» золотые купола Новодевичьего монастыря. Непроизвольно, про себя, произношу привычную телефонную фразу: «Привет Вилли, ну как ты там?». Вилли там, на знаменитом Новодевичьем кладбище, вместе со своим отцом, главным художником журнала «Огонёк».

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Николай Бондаренко

Депутат Саратовской областной думы от КПРФ

Алексей Сахнин

Координатор «Левого фронта»

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня