Мнения / Культура
15 сентября 17:45

Споткнулись об Солженицына

Ричард Семашков о тех, кому не понравилось его интервью с Алексеем Колобродовым

3351
На фото: русский писатель Александр Солженицын
На фото: русский писатель Александр Солженицын (Фото: Матвиевский Владимир/ТАСС)

Общались мы, значит, с писателем и литературным критиком Алексеем Колобродовым в формате интервью на самые разные, в основном литературные темы. Ну и решили помимо прочего поговорить о новой его книге «Об Солженицына», да и немного про самого Александра Исаевича.

Мы совсем забыли (на самом деле нет), что когда даже вполголоса кто-то берётся размышлять о фигуре Солженицына и делает это не в духе «гений, мученик, борец, великий лауреат и огромная мировая фигура», а чуть отходя от привычных его званий, за которые больше всего ратует сами понимаете кто, то тут же начинаются нервные шевеления на либеральном фронте.

Даже апологет мирового либерализма Бернар-Анри Леви начинает кашлять где-то во Франции — он себя называет учеником Солженицына и считает его главный русским писателем. Ну а на наших просторах люди начинают натурально кровоточить в Фейсбуке, матом ругаться и, тряся указательными пальцами, кричать, чтоб мы не трогали своими грязными лапами волшебную бороду Солжа.

Читайте также
Андрей Подойницын о комфортной жизни для людей Андрей Подойницын о комфортной жизни для людей Что с комфортом в Челябинске

В этот раз отреагировали влиятельные литературные дамы Людмила Сараскина (её реакция по ссылке) (специалист по Достоевскому и Солженицыну) и Наталья Иванова (зам главного редактора журнала «Знамя»).

Людмила Сараскина написала полную возмущений колонку, где ругает ироничные замечания Колобродова по поводу становления Солженицына (речь шла об антисоветской среде послевоенного ГУЛАГа, где было много власовцев и бандеровцев). Она сходу начинает рассказывать про сталинскую мясорубку: «Она же мельница, перемалывавшая контингенты — инженеров, студентов, ученых, поэтов, простых работяг, с которыми судьба сталкивала Александра Исаевича в Бутырской тюрьме, на шарашке в Марьино, на этапах и пересылках».

Сразу же перепутала Марьино с Марфино, визгливость Солженицына (да, даже это обсудили) зачем-то объяснила катаром горла и всем доказала, что ни в какой такой непатриотической среде Солженицын не воспитывался. То есть нечаянно сделала из своего любимого писателя советского патриота, который, иногда поругивая строй, всё же очень любил свою страну.

В общем, пока ругала Колобродова, создала у себя в голове такого Солженицына, который теперь ни одному либералу нужен не будет.

Затем эту колонку запостила вождиха либерального литлагеря Наталья Иванова с такими вот словами: «Свои и чужие. Откровения весьма любопытные, про целые литературные направления и „взятие“, т. е. приемчик по организации премий для своих из ряда брутально близких. Елизаров, Рубанов, донбасский текст в русской литературе (Захар Прилепин), далее везде. Среди чужих — мстящий за неудачную карьеру несостоявшийся актер (Солженицын)».

Ну и комментарии под постом в таком же высокопарном духе, мол, этот патриотический «альтернативный мир» ужасен, надо держаться «своих».

Солженицын уже не в первый раз явился некой разделительной чертой между «своими» и чужими".

Во-первых, не надо собственный опыт распила премий переносить на независимые институции — ни для кого не секрет, что с точки зрения премий, публикаций, да и в целом денег наш либеральный брат живёт очень хорошо и выгодно.

Читайте также
У революции женское лицо У революции женское лицо Ричард Семашков о Светлане Тихановской и других лидерах белорусского протеста

Да, иногда хорошие книги Елизарова, Рубанова и Прилепина получают премии, но что ж тут поделать. Часто это происходит вопреки. Достаточно вспомнить последний «Нацбест», где «Земле» Елизарова не хотели давать первое место, но просто-напросто не смогли этого не сделать, о чём прямо заявили.

Во-вторых, совершенно уморительно наблюдать за тем, как у них проявляется страх и ужас в ихнем Лас-Вегасе.

Они вдруг начали понимать, что выросла огромная литературно-общественная реальность, которую они просто не контролируют. И эта реальность отменяет их самих. А что может быть обиднее?

Наталья Иванова, судя по всему, смелая женщина, поэтому нашла силы посмотреть этому Вию в глаза. Волны испуга прямо-таки исходят от текста и ощущаются физически.

Так вышло, что диагнозы, о которых говорил Колобродов, нашли свое убедительное подтверждение.

Не надо было реагировать на наше интервью и на нашего Солженицына, а то вот что выходит. Вы палитесь.

Последние новости
Цитаты
Роман Травин

Политолог, руководитель проекта «Открытая аналитика»

Геворг Мирзаян

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня