Мнения / Культура
22 октября 12:14

Советский паспорт Ивана Алексеевича Бунина

К 150-летию И.А.Бунина. Как русский писатель и убеждённый антисоветчик чуть не получил советский паспорт

1395
На фото: русский писатель Иван Бунин, 1933 год
На фото: русский писатель Иван Бунин, 1933 год (Фото: ТАСС)

«…Помню, как он ел эту любительскую колбасу и, смеясь, приговаривал: «Да, хороша большевистская колбаска!..»

Из воспоминаний К.М.Симонова об И.А.Бунине


22 октября родился Иван Алексеевич Бунин — напоминаю, великий русский писатель. Последний классик русской литературы, первый русский нобелевский лауреат. 150 лет прошло с его рождения.

Иван Алексеевич Бунин — уникальная и противоречивая фигура в истории русской культуры. Становление его как писателя происходило на рубеже девятого и двадцатого столетий. Бунин получил литературное благословение от Толстого и Чехова и был верным продолжателем классических традиций Пушкина, Гончарова, Тургенева — мастодонтов золотого века русской литературы.

Читайте также
Николай Новичков о девальвации: Дыру в бюджете закрывают за счет граждан Николай Новичков о девальвации: Дыру в бюджете закрывают за счет граждан Минфин опять ограбит россиян

Но потом наступил век модерна, век скоростей, век войн и революций, и всех признанных мэтров посмели «скинуть с парохода современности» наглые и талантливые молодчики, только пришедшие в мир литературы. Как поэт-классик, Бунин не мог конкурировать с Есениным, Маяковским, Блоком — «молодой шпаной» серебряного века. Но благодаря своей малой прозе, с помощью новеллистики, Бунин сумел вписать себя в новое, неспокойное столетие. Именно за сборник рассказов «Тёмные аллеи» Бунин и получил в 1933 году Нобелевскую премию.

Его ранние произведения насыщены сочными зарисовками русской природы, описанием дворянского и крестьянской быта — той среды, в которой Бунин вырос. Точность и художественность описаний без применения громоздких метафор — это свойство характерно для всей его прозы. Читая Бунина, поражаешься удивительно чистому русскому языку — на таком сейчас давно не пишут и не разговаривают.

Но в дальнейшем Бунин в своих книгах удивительным образом соединяет свойственную золотому веку статику описаний с динамикой нового времени.

Метаморфоза происходит с ним на острове Капри, где он в период с конца 1911 года по начало 1914-го зимними наездами провёл около года. В написанных там рассказах всё больше появляется движения, интересных сюжетных поворотов, психологизма, свойственного модернизму. Странное, удивительное дело — впоследствии окажется, что большинство своих лучших произведений о России Бунин напишет заграницей, вдали от родины.

Бунин не любил небрежность как и в прозе, так и в поэзии, и поэтому не всех предшественников жаловал. Он не любил Достоевского и Гоголя, ему претил романтизм Лермонтова, а «Анну Каренину» Толстого он порывался переписать. Что тут говорить о современниках! — по отношению к ним Бунин слыл человеком беспощадным и желчным. В сети гуляет мем — «круг раздражения Бунина», картинка с его фото в центре и стрелками нелицеприятных и порой неадекватных высказываний о своих «товарищах по перу». Набокова он назвал «мошенником и словоблудом», Горького — «чудовищным графоманом», Маяковского — «самым низким и циничным слугой советского людоедства». Со свойственной точностью и язвительностью Бунин отметил в воспоминаниях, что у Маяковского «корытообразный рот».

Жизненные перипетии, связанные с революцией и Гражданской войной, из-за которых Бунин эмигрировал, сделали его ещё более озлобленным. Бунин, потомственный дворянин, революции не принял, советскую власть ненавидел, а к большевикам испытывал порой патологическую злобу. Во Франции в 1926 году публикуются его «Окаянные дни» — его дневниковые записи 1918−1920 годов. Но, следует заметить, Бунин был не одинок в своём негативе от революционного хаоса — нечто подобное можно прочитать и в «Несвоевременных мыслях» Максима Горького, ставшего впоследствии патриархом советской литературы.

В Париже Бунин за редким исключением писал о дореволюционной России, о той России, которую он хорошо знал и помнил. Писал Бунин ярко, как будто сам тогда в России и находился. «Солнечный удар» и «Дело корнета Елагина» были написаны им в 1926-ом году, а знаменитый «Чистый понедельник» он написал аж в 1944-ом, будучи в возрасте 64-х лет и не видя Россию уже около четверти века. Какая поразительная географическая и временная дальнозоркость! Говорят, Бунин обладал феноменальной художественной памятью, и его творчество в эмиграции — неопровержимое тому подтверждение.

Некоторые не очень далёкие и не особо начитанные «патриоты» выводят из бунинского антисоветизма симпатию к фашистам — в подтверждение этого необразованные любители Родины приводят несколько двусмысленных записей из бунинского дневника периода Второй мировой, которые они трактуют в нужном для них ключе. Это неправда, Бунин лояльности к гитлеровцам не проявлял. Наоборот! Прочитав весь дневник, нетрудно заметить, что русский писатель за Россию переживал: Бунин следил за новостями, вырезал сводки из газет, чуть ли фишки двигал на карте, обозначая наступление советской армии. Находясь в оккупированной Франции, Бунин наотрез отказался печататься в коллаборационистских изданиях. Несмотря на денежную нужду, он отказался сотрудничать с немцами, которые пытались сманить на свою сторону нобелевского лауреата. Тех же, кто сотрудничал — например, супружескую чету Гиппиус-Мережковский — Бунин публично презирал.

«Когда я приехал в Париж, я понаслышке уже знал про абсолютно безукоризненное поведение Бунина в годы немецкой оккупации, слышал, что он категорически отказался хотя бы палец о палец ударить для немцев.» — вот свидетельство советского прозаика и поэта Константина Симонова.

Читайте также
Горе-технологии: Как не сойти с ума, получая медвежьи «услуги» Горе-технологии: Как не сойти с ума, получая медвежьи «услуги» Знают ли в мэрии, как работают в Москве хваленые информационные схемы и чего стоит переход на «удаленку»

В СССР помнили о Бунине. Например, другой советский писатель Валентин Катаев, знавший Бунина лично, считал себя его учеником. В 1967-ом году Катаев напишет о своём учителе роман «Трава забвения» — для названия книги была взята метафора из бунинского рассказа «Несрочная весна». Правда, Бунин делит мемуары Катаева с нелюбимым им Маяковским — тот стал другим главным героем автобиографического романа.

После войны, в 1946-ом году Константин Симонов привёз Бунину в Париж советский паспорт и приглашение вернуться в СССР. По воспоминаниям Симонова, было видно, что Бунин колеблется. Бунину очень хотелось снова увидеть Россию, о которой он так много писал в эмиграции. Но после публикации в том же году ждановского доклада с критикой Зощенко и Ахматовой вопрос о возращении Бунина отпал сам собой.

Противоречивый, сложный человек был Иван Алексеевич Бунин. Будучи почётным членом Российской академии по изящной словесности, он удивлял окружающих умением смачно материться. Находясь далеко от России, он писал о ней и в целом любил свой русский народ, но с величайшим раздражением относился ко многим представителям, с которыми он сталкивался.

Русский писатель был похоронен в 1953 году на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в предместье Парижа. Его тело лежит под каменным православным крестом в тени берёз и ельника возле одной из кладбищенский аллей. Могила Бунина окружена холмиками и надгробиями, на которых тоже написаны русские имена и фамилии.

Последние новости
Цитаты
Андрей Милюк

Политолог

Михаил Нейжмаков

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций

Владислав Шурыгин

Военный публицист, постоянный член Изборского клуба

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня