Мнения

Третий русский вопрос

Леонид Мележик о России и Родине

  
2409

Россия любит задавать вопросы. Ну, там, кто виноват, что делать. И, конечно же —кто ты такой. На больших просторах трудно ориентироваться, нужно знать, кто есть кто, нужно понимать к какой категории отнести человека. Это такая форма политкорректного необращения к тому, кто тебе не интересен и попытки вместить всего человека в несколько килобайт информации. «Это Толик. У него вторая жена, проблемы с дочкой и непогашенный кредит». «Это Маша. Она встречается с полицейским, работает по ночам и ходит на фитнес». «Это Полина Эдуардовна. У неё камни в почках, новый телевизор и хороший муж». И всё сразу ясно, и всё сразу понятно.

Заходишь ты в отель на вокзале и слышишь:

— Молодой человек, я не имею права вас поселить без копии паспорта и обратного билета. Кто вы такой? Вы — иностранец. Иностранцев из Украины мы только так селим. — ироничная тётенька немного щурится и смотрит оценивающе.

— К равнодушной отчизне прижимаясь щекой, — отвечаешь ты ей.

— Что вы мелете? Какой щекой?

— Кто какой. Я, например, левой.

Или заходишь ты в экспресс, который едет в аэропорт Домодедово. В руках четыре сумки, и рюкзак на плечах. И вдруг среди многих таких же, вспотевших и уставших, видишь режиссёра своего любимого фильма — Владимира Меньшова. Он сидит и читает газету, прячась за очками. И ты подходишь к нему — так же как и все — за автографом.

— Скажите, а кто это такой? — не отрываясь от разговора по мобильному, спрашивает у тебя девушка, удивлённая тем, что к пожилому человеку с газетой в руках подходит так много людей.

— Это Меньшов, Владимир Меньшов, известный режиссер, Народный артист, — полушепотом говоришь ты, чтобы он не услышал.

— Здесь Владимир Меньшов со мной едет, — говорит она в свой мобильник. — Это режиссёр. Ты его знаешь?

Меньшов ставит свой автограф. Он не обижен. Он знает кто он такой. Ему этого достаточно.

А, может, просто не услышал.

И после многих «кто ты такой?» ты идёшь на концерт местной рок группы, у которой всё о васильках, берёзках и православии. И поразительным образом что-то неизъяснимое стучится в басах, какое-то тревожное спокойствие, какая-то сердечная простота и милая глупость. Им бы и тексты надо подправить, и музыку тоже немного. Но есть в них что-то. От народа, наверное.

— Кто это такие? — спрашивает случайный зритель. — Я о них раньше не слышал.

— Это местные ребята из Энского района. Они даже на ютьюбе есть. Не видел, что ли?

— Не-а. Понятно. — протягивает случайный зритель. — Посмотрю.

Концерт заканчивается. И ты выходишь на улицу. Тоже немного случайный и тоже немного зритель.

И что-то большое, неизбывное, невидимое, которое отвечает на вопросы, а не задаёт их, чувствуется в воздухе. Оно плещется в лучах заходящего солнца. Прячется где-то в уголках глаз проходящих мимо прохожих, где-то там, где рождается полуулыбка. И ты думаешь о том, что порой все мы, становились зрителями какого-то спектакля, который мы не заказывали, и билет на который даже не пытались купить. А, оказавшись в зрительном зале, тоже спрашивали «кто это такие?».

И вдруг твой взгляд цепляется за название кинотеатра: «Родина». И это «р-р-р» — рваное и резкое — вдруг врывается в открытое на распашку сердце.

Ты кто такой? — спрашивает у тебя город уже совсем без иронии и прищура.

А какая разница? — отвечаешь ты.

Главное, что — дома.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Дмитрий Болкунец

Эксперт по проблемам российско-белорусских отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня