Культура / Музыка
27 октября 17:33

Хаски, Монеточка, текстоцентризм и возвращение в русский рок 80-х

Александр Пелевин сделал разбор «Хошхонога» и «Декоративно-прикладного искусства»

5563
Хаски, Монеточка, текстоцентризм и возвращение в русский рок 80-х
Фото: ТАСС

Осенью вышли новые альбомы рэпера Хаски и певицы Монеточки, и вышло уж так, что это главные события в современной российской музыке.

Новый альбом Хаски называется «Хошхоног», есть такое бурятское блюдо из вареных кишок. Альбом под стать названию: Хаски всеми силами пытается эпатировать публику максимально грязными, жесткими текстами. И здесь первая и главная неудача: это становится похоже на эпатаж ради эпатажа. Вопрос о том, осталось ли еще в этом мире хоть что-то, чем можно по-настоящему эпатировать публику, оставим открытым.

На альбоме есть трек, в котором главного героя насилует человек с именем и фамилией президента России. Ну, окей, насилует и насилует. На фоне всего остального это не вызывает ни сочувствия, ни негодования. Хаски не справляется со своей задачей эпатировать публику по одной простой причине: именно этого от него и ждут. Может быть, ему здесь не хватило умения немного посмеяться над собой.

Читайте также
Путин готов отодвинуть РСМД от европейских границ вплоть до Урала Путин готов отодвинуть РСМД от европейских границ вплоть до Урала «Ракету раздора» переведут на «удалёнку», но в НАТО не верят обещаниям Кремля

В целом же Хаски остался верен себе, и альбом получился цельным, жестким, идеальным для утренней пробежки, когда наступил октябрь, ты проснулся в шесть часов и ненавидишь весь мир.

Самым мощным треком стал «Мир мух» — суровый и злобный постапокалипсис о мире, в котором город опустел, и все покончили с собой. «Автострада будто кладбище и будто дефиле, тачки вывернули драное мазутное филе, нараспашку в металлических бутонах орхидей разбитые увертки перемолотых людей».

Что бы Хаски не делал и о чем бы ни пел, он по-прежнему очень крутой поэт.

Но почти все, о чем он поет в новом альбоме, мы уже читали у Сорокина.

У Монеточки и на этот раз получилось что-то новое: если предыдущий альбом раскрыл ее в увлекательном поп-минимализме, то «Декоративно-прикладное искусство» в плане музыки — интеллигентный кабаре-балаган, напоминающий то Леру Линн, то Аманду Палмер, но с неизменным налётом Янки Дягилевой.

Самым интересным треком на альбоме оказались «Ириски и риски»: это такое постироничное переосмысление детских книжек о приключениях. Монеточка поет: «Как жаль, что нет пиратов, жестоких, бородатых, и никакого моря у нас в районе нет», и из ее интонации становится понятно, что совершенно ничего не жаль, это просто ирония такая. То есть, прошло детство, да и черт с ним. Настало время «папиной любовницы», которая «отведет на фильм, разрешит поп-корн, включит на весь мир наш магнитофон».

Но музыка у Монеточки, опять же, вторична. Да и не за музыку ее слушают, а за тексты. Но…

На протяжении всего альбома не покидало ощущение скуки. «Удиви меня, Монеточка!» — шептал я, включая очередной трек, но чуда не произошло. Что-то не зацепило. Не удивило. Что-то чужое и неживое. Да, это не самые подходящие слова для рецензии на альбом, но восприятие искусства — вещь субъективная, как и всякая вкусовщина.

Но раз появилось такое ощущение, в нем стоит разобраться.

Оба — талантливейшие, оба молодцы. Они разные: Хаски кривляется с гримасой Люцифера и пророчествует о конце времен, Монеточка играет в пост, мета и квазииронию, и черт ногу сломит в этих заковыристых слоях.

Читайте также
Протест нарастает, Лукашенко торопят на выход. Белорусский политолог о митингах в стране Протест нарастает, Лукашенко торопят на выход. Белорусский политолог о митингах в стране Первый день национальной забастовки в Беларуси: стачкомы на предприятиях и закрытие сферы услуг

Объединяет их одно — текстоцентричность. Которая сейчас присуща вообще всей современной популярной музыке в России. Даже если ты не рэпер, ты все равно текстоцентричен. Музыка — так, чисто для вайба, где-то на периферии, как холодный лаунж в баре, когда ты пьешь третий стакан виски и смотришь в стену. А в голове — текст, текст, текст. В голове рождаются новые смыслы.

Вовсе это и не плохо. Тысячу раз было сказано, что мы переживаем новый «серебряный век» в плане громадного количества новой поэзии на душу населения. То есть, музыка сейчас — в первую очередь текст. Биты от Хаски и кабаре-минимализм от Монеточки, при всем уважении, трудно признать именно музыкальными шедеврами.

Потребитель современной российской музыки — молодежь, которая пытается искать новые смыслы. Ей сейчас не до музыки, ей бы слов побольше. Наверное, поэтому текстоцентричность можно считать признаком кризиса смыслов, который очевидно назрел в культурном пространстве.

Примерно похожая ситуация происходила в конце 80-х, когда на сцену вышел «русский рок», тоже текстоцентричный, хоть и в меньшей степени. Ну, будем честны — по уровню музыки русский рок в ту пору сильно отставал от западных монстров, но именно глубокомысленные тексты дали слушателю то, чего он хотел — новый смысл в условиях его острого дефицита.

Вот и дают нам главные музыканты эпохи в первую очередь слова. А тут мы сами выбираем, какие: или жесткие пророчества о мухах от Хаски, или нежную пост-мета-квазииронию Монеточки. Вроде такие разные, а ощущение одно и то же. Такое время.

Последние новости
Цитаты
Захар Прилепин

Писатель, журналист

Андрей Милюк

Политолог

Михаил Нейжмаков

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня