Культура
24 ноября 2013 13:00

3D-мушкетёры, или Ремейк марлезонского балета

Сергей Жигунов представил на суд российских кинозрителей новую экранизацию классического романа

4948

Хотя «Три мушкетёра» Александр Дюма произросли на французской почве, они являются являются неотъемлемой частью советской и культурной среды. Что само по себе достойно удивения.

Положим, заграничные романы про знатных господ, со зловещими заговорами, подземными ходами, верёвочными лестницами, кровопролитными схватками и любовными интригами издавна были в почёте у русской публики. Отечественные сочинители, за редкими исключениями, не баловали читателя произведениями подобного рода.

Но сверхпопулярность «Трёх мушкетёров» в СССР и СССР-2.0 (a.k.a. «Российская Федерация») тем более поразительна, что роман — на сто процентов несоветский.

Вот, например, краткое содержание романа в ироническом пересказе Александр Невзорова:

«Главный герой крадёт деньги у квартирного хозяина, спит по очереди с двумя женщинами и попутно плетёт политические интриги против собственной страны. Его друг — хронический алкоголик, явный клиент ЛТП — занимается махинациями различного рода. Второй приятель — сутенёр, имеет любовницу, муж которой больной и парализованный старик, обирает его, между делом убивает, лжёт и хвастает на каждом шагу. Третий — религиозный лицемер, прохвост и бабник. Все четверо по ходу действия объединяются, чтобы убить женщину, которая была женой одного и любовницей другого…»

Да, моральный облик кумиров советских подростков подкачал!

Если копнуть глубже, то становится ясно: в романе продвигаются откровенно реакционные ценности. Положительные герои там не защищают угнетённых, не защищают Родину и не служат техническому прогрессу. В романе торжествует дух рыцарской вольницы, унаследованный из глубокой древности: верность клану, служение Прекрасной Даме, пренебрежение мирскими «законами» и готовность проливать кровь во имя чести. Благословенным прогрессом тут и не пахнет. Однако мушкетёры — «наши», или, выражаясь языком американской кинокультуры, «хорошие парни». А вот Ришелье, строящий какое-никакое, а всё же централизованное государство (что с советской точки зрения является шагом вперёд по сравнению с феодальным гуляй-полем), предстаёт в романе низким интриганом, одержимым маниакальным честолюбием. А его подручные — как на подбор, подлецы и злодеи.

В знаменитом фильме с д’Артаньяном-Боярским (1978 г.) это противопоставление выражено ещё более откровенно, чем в романе.

В 2002 году вышел «роман-эхо» Александра Бушкова «Д'Артаньян — гвардеец кардинала», а раньше, в «лихие девяностые», некто Олег Вовк осчастливил россиян трёхтомником «Четыре мушкетёра, или мочалкой по черепу». Об этих книгах стоит сказать пару слов. Красноярский детективщик взглянул на события XVII века с точки зрения фашиста — «Всё во имя государства, ничего против государства». Под его пером юный гасконец становится верным и, что характерно, убеждённым соратником Ришелье — мудрого и дальновидно строителя государства, стремящегося железной рукой обуздать беспредел, подавить внутренние распри и поставить заслон внешним врагам… Ну, вы поняли, о каком политике тут на самом деле идёт речь!

Творчество Вовка можно определить как «быдлопародия». Хотя художественные достоинства этого произведения стремятся к нулю, оно достойно упоминания как лишнее подтверждение того, что мушкетёр в России — больше, чем мушкетёр.

Фильм Сергея Жигунова, вышедший на широкий экран в ноябре, заставляет подумать о «кармическом кольце». Ведь сам Жигунов прославился и стал частым гостем снов юных пионерок после того, как сыграл Сашу Белова (не путать с Сашей Белым!) в «Гардемаринах» — советском патриотическом варианте мушкетёрской саги. Примечательно, что в этом фильме он скрещивает клинки с Боярским — заслуженным д’Артаньяном Советского Союза.

И вот спустя много лет он создал свою версию «Мушкетёров», тем самым бросая символическую перчатку Боярскому.

Наверное, если назвать «Три мушкетёра"-2013 ремейком фильма 35-летней давности, господин Жигунов рассердится. И, может статься, даже вызовет рецензента на поединок на шпагах. Но, положа руку на сердце, нельзя не признать, что сценарий нового кино следует в фарватере фильма 1978 года. Тем интереснее сопоставить фильм, ставший классическим, и его рем… и новое прочтение романа.

Новый фильм получился куда более зрелищный, чем винтажный советский мюзикл. Хотя звания «блокбастер» он всё-таки не заслуживает. Впрочем, клеймо «12+» накладывает известные ограничения. Поэтому в сражениях, коими изобилует фильм, крови меньше, чем трюков. Те, кому по душе эпические кинодрамы, будут разочарованы.

Сюжет развивается стремительно: временами кажется, что слишком стремительно. Все «лишние» сюжетные линии отрезаны, персонажи, без которых можно обойтись — безжалостно устранены. Невнимательный зритель обречён недоумевать, откуда что взялось.

Декорации по-прежнему скудны; условность шекспировского театра и экономия на деталях, по-видимому, ещё долго будут отравлять сердца патриотов российского кино. Дворцовым церемониям ощутимо не хватает размаха, и даже эпизод с компьютерными бабочками, взлетающими с платья королевы Анны (Мария Миронова) вызовет у киноманов добродушную усмешку: ничего, ребята, научитесь, и будут у вас спецэффекты, как у взрослых… Манускрипты на чистом русском языке, мелькающие в кадре, в состоянии возбудить нездоровый смех в публике. Неужели во всей группе не нашлось ни одного каллиграфа, знающего по-французски?

Париж подозрительно малолюден и чист. Дамы и господа, вообразите городскую улочку в то время, когда Европа не знала другого транспорта, кроме коней, ослов и мулов! Вообразили? Теперь вы понимаете, чего не хватает в жигуновском Париже!

Когда дело доходит до осады Ля-Рошели, зрители почти физически чувствуют, как создателям хотелось развернуть роскошную батальную панораму. Но… не получилось.

Эротические сцены, опять-таки по причине низкого возрасного ценза, в высшей степени целомудренны. Однако создатели решили выжать из золотоносной темы «про это» всё возможное, поэтому д’Артаньян приезжает в Париж, ещё не познав радости любви. Этот деликатный момент выясняется во время дуэли юного гасконца с тремя мушкетёрами.

«Я не буду с ним драться, он девственник», — говорит Атос.

В воздухе отчётливо пахнет шебутной пубертатной комедией, где главный герой долго и безуспешно пытается избавиться от тягот невинности. Но, к счастью для всех, фильм не превращается в средневековую версию «Американского пирога» или «Муравьев в штанах». После блестящего завершения операции с подвесками Констанции Бонасье (Анна Старшенбаум) всё-таки дала молодому рыцарю.

Кстати, по части подбора актёров новый фильм выигрывает по сравнению с советским четырёхсерийником. Юный д’Артаньян (Риналь Мухаметов) действительно юн, тогда как в своё время великий и усатый Михаил Боярский, при всех его неоспоримых достоинствах, для этой роли был чересчур зрелым. Лучший женский образ — это, вне всякого сомнения, миледи (Екатерина Вилкова): неотразимая и смертельно опасная демоница. Но и этот демон с ангельской наружностью, оказывается, подвластен чувствам. Даже если эти чувства ведут его (точнее, её) на плаху…

Филипп Янковский очень ярко (пожалуй, даже чересчур) изоображает пустенького и бестолкового Людовика XIII. Его величество король мотается в кадре то ли вполпьяна, то ли под «веществами». Поистине великолепен Ришелье (Василий Лановой). Кардинал в исполнении советского мастодонта — не «главный гад» и не болезненно честолюбивый временщик, но идеальный политик, рыцарь Государства. Его поступки могут показаться бессердечными — но лишь поверхностному наблюдателю. Когда он решает «списать» миледи, когда он, вместо того, чтобы отправить четвёрку авантюристов в Бастилию, вручает им патент лейтенанта, куда остаётся только вписать имя — им движет что угодно, только не самодурство. Он действует как толковый генерал невидимого фронта, избавляясь от агента, исчерпавшего свой ресурс, но приближая ценных сотрудников, у которых есть потенциал. Так гроссмейстер обрекает на гибель ферзя и ведёт к ферзевому полю пешку, потому что это необходим для выигрыша.

«Политик вашего уровня не имеет право на чувства», — отечески выговаривает он Бэкингему (Константин Лавроненко), готовому развязать полномасштабную войну между Англией и Францией ради любви к королеве Анне.

Экранизация популярного авантюрного романа по определению не может не иметь успеха. Проблема в том, что открыть нечто принципиально новое, не замеченное другими, в тех же «Мушкетёрах» — весьма затруднительно. Тем более, что количество экранизаций исчисляется десятками. Кинематографисты пускаются во все тяжкие — остроумные французы отправляют на подвиги не самих мушкетёров, а их «оруженосцев», американцы усаживают героев и антигероев на боевые дирижабли, не способные взлететь в условиях номальной гравитации… До сих пор, кстати, никому не пришло в голову придумать героям Дюма противоестественные отношения (и слава Мельпомене, потому что за такое оскорбление национальной святыни французы могут и прибить, и будут правы!). Что же касается творения Сергея Жигунова, то оно заслуживает корректировки возрастного ценза. Нижнюю границу вполне можно опустить ещё на пару лет. А вот зрители, разменявшие третий десяток, найдут фильм слишком «детским». А те, что отчаянно рубились на самодельных деревянных шпагах после первого показа «Д'Артаньяна и трёх мушкетёров», твёрдо знают, что нет ничего лучше старого советского кино…

Что ж, в итоге мы имеем фильм, который можно посмотреть всей семьёй. Причём папам не придётся давить зевоту во время сеанса, а мамам — краснея, объяснять наследникам некоторые особенности взрослых отношений. Поверьте, оно того стоит.

Последние новости
Цитаты
Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня