Культура / Арктика – 21 век

На одном дыхании с Россией

Сравнив стихи русских и финских поэтов, можно увидеть, чем просто страна отличается от империи

  
1440

Выпуск первого поэтического альманаха «Снегири», на мой взгляд, событие не рядовое в литпроцессе России.

Это провинциальное издание выполнено вполне себе на столичном уровне (так уж повелось в России, что столичное у нас — синоним лучшего).

Во-первых, как театр начинается с вешалки, так и современный поэтический альманах начинается с обложки. Я сторонник той мысли, что уж если в наш век интернета издавать что-то (а тем более стихи) на бумаге, то издавать хорошо.

И в данном случае у «Снегирей» — всё в полном порядке. И мелованная бумага, и вёрстка, и в меру аскетичная стилистика оформления — что называется, приятно взять в руки.

Второй момент — попытка объединить под этой самой стильной обложкой «поэтов северной широты», как выразилась в предисловии составитель Яна Жемойтелите. И это довольно интересный ход. В России обычно издаются альманахи всероссийские или уж главным образом представляющие литераторов того или иного края, республики или области. А тут попытка произвести отбор не по административному, а, скажем так, «ментально-климатическому» признаку. Петрозаводск, где вышел альманах, словно бы пытается таким образом примерить на себя роль северной поэтической столицы России.

В этом плане литературные традиции Карелии довольные давние. Не одно десятилетие выходящий в Петрозаводске журнал «Север», будучи изданием региональным, полноценно участвует в литературном процессе Северо-Запада и всей России. Достаточно напомнить, что самый известный роман Захара Прилепина «Санькя» впервые был опубликован именно в нём.

Вернёмся к «Снегирям». Можно согласиться с Жемойтелите: во многих стихах, вошедших в альманах, про-слеживается «такая же внутренняя мощь, недосказанность», как и в северной природе.

Правда, возникает вопрос, почему поэт, живущий на Камчатке, в Томской области или в Красноярском крае менее северный, чем поэт из Мурманской области, Карелии или Санкт-Петербурга? Возможно, что в следующих альманахах региональный поэтический спектр будет варьироваться. И это можно только приветствовать.

То, что в альманах включено несколько финских поэтов, сделало его международным, и лично для меня стало едва ли не главным основанием написать данную рецензию. Но об этом чуть позже.

Конечно, заводить весь этот сыр-бор не стоило бы, если бы не стоило того само содержание альманаха.

«Нельзя убить поэзию России» — это название одного из стихотворений Николая Колычева, помещённого в сборник. И хотя проглядывает в этих словах, возможно, избыточная безоглядность, прошедшие два с лишним десятилетия пока только подтверждают правоту поэта.

Несмотря на тотальное игнорирование поэзии подавляющим большинством масс-медиа, несмотря на фактическое приравнивание написания стихов к хобби (ведь сегодня нет ни одного русского поэта «до сорока», кто мог бы зарабатывать на жизнь именно стихами), несмотря на повсеместно насаждаемый практицизм, в России по-прежнему немало людей начинают и продолжают писать хорошие и порой даже замечательные стихи. Лично для меня открытиями в «Снегирях» стали Дмитрий Гордиенко, Андрей Тюков, Роман Иванов, Олег Мошников. И это кроме нескольких других хорошо известных и любимых прежде поэтов-северян.

В наш интернет-век, когда едва ли не главным критерием оценки стихотворения, рассказа, статьи становится число «лайков» в соцсети, когда актуальность темы многими ставится выше содержания, всегда как открытие, как чудо травы, пробившейся сквозь асфальт, воспринимаются стихи с таким пронзительным ощущением времени:

А в сиреневой, словно серебряной Тмутаракани,

Щедрым летом прогретые, пряные млеют луга.

Да какая война! Нынче день начинается рано,

На рассвете часы, знай, от века — разгул для косы.

И туманы у города Ипр — это просто туманы,

Что осядут на сонные травы слезами росы.

(Дмитрий Гордиенко, «Накануне»)

Да, русская поэзия не сдаётся. И название «Снегири» в данном случае как нельзя кстати. Ведь птица эта — символ неунывающей в самую лютую стужу-смерть жизни. Хотя уныния или, лучше сказать, горечи в альманахе хватает. Но эта горечь — признак не сломленного сопротивления.

Когда тот же Дмитрий Гордиенко пишет: «Я умру и родина скупая/Никогда не вспомнит обо мне», в этих словах читается неубитая вера в то, что родина должна помнить своих поэтов. У многих русских (живущих в России) авторов альманаха можно найти такие вот строки или интонации, свидетельствующие о незаслуженном дефиците внимания современников.

Однако в большинстве своём незамечаемые страной поэты живут на одном дыхании с ней, не отгораживаясь от реальности выдуманным внутренним мирком. И это, конечно, признак того, что, по сути, мы продолжаем жить в империи, которая отбросив «советскость», затаилась на одной седьмой части суши в ожидании той новой ещё не выкристаллизовавшейся формы, которую ей суждено принять.

Даже, к примеру, такие внешне сугубо личные стихи Марины Кивирьян — об этом.

Холодно, холодно. Синие губы.

Новое платье в горошек помято.

Ветер терзает остатки травы.

Как здесь, скажи, не носить шубу?

Как здесь, ответь, не ругаться матом?

Как не писать о любви?

И показательно в этом плане совсем иное состояние умов поэтов Финляндии, страны, почти век назад недвусмысленно сделавшей антиимперский выбор. При всём своём таланте поэты страны Суоми, стихи которых помещены в альманах, замыкаются на собственных переживаниях. Они не только не тяготятся равнодушием к их творчеству, но принимают его как должное, сами стараются отгородиться от «неудобных» проявлений мира внешнего:

Мы свили гнездо на вершине. Птичий дом,

полный пыли и книг.

Смотрим вниз меж ветвей.

Дворы выше и ниже.

Деревья, высокие и не очень.

Облака.

Вместе мы тоже облако, облако пыли,

скоро — всего лишь прах.

Торопливо возвращаемся с улицы,

поднимаемся на лифте,

достаём ключи, открываем дверь.

Закрываем. Переводим дыхание. Дома.

(Айла Мерилуото, «Мы свили гнездо на вершине»)

Ни у одного из пяти финских поэтов, помещённых в «Снегири», нет стихов, которые можно было бы включить в категорию «о Родине». И даже просто колорита, особости Финляндии почти не чувствуется в них. Такова плата за провинциализацию страны, отказ от участия в имперском проекте в пользу сытости и комфорта. Поэтам, живущим в такой стране, видимо, становится удобней, безопасней существовать, творить в рамках своих домов-миров, как внутренних, так и внешних.

Закончу мыслью, которая как бы не имеет напрямую отношения к «Снегирям». Альманах этот появился на свет в ещё иной России, «до Крыма».

Что-то неуловимо изменилось в сознании русского общества, в первую очередь патриотической его части. Хочется верить, что тональность новых «Снегирей», как и многих других поэтических изданий России, будет уже несколько иной; что в новых, помещённых в них стихах, появятся признаки заново осознающей и созидающей себя России.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В мае прошлого года был впервые озвучен новый состав правительства Медведева. Какую оценку оно заслужило за это время?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня