Уверенный рост обещаний

Почему министр Улюкаев считает, что подъем российской экономики начнется через два года

6727
Уверенный рост обещаний

Экономика России может вернуться к докризисным показателям уже в 2017—2018 годах. Об этом в четверг, 23 апреля, заявил министр экономики Алексей Улюкаев на совещании в правительстве.

Вот как выглядит новый макроэкономический прогноз ведомства:

— Рецессия продлится еще три квартала и в конце 2015 года начнется экономическое оживление.

— В 2016 году рост ВВП может составить 2,3%, в 2017-м и 2018-м — 2,5%.

— В 2016 году инфляция упадет до 7%, в 2017-м — до 6%, а в 2018-м — до 5%.

В целом, прогноз говорит об одном: правительство уверено, что экономика РФ будет выходить из кризиса в 2016—2018 годах примерно по тому же сценарию, как в 2009—2011 годах.

Об этом же говорит и проект «Основные направления деятельности правительства» (ОНДП) до 2018 года, который Минэкономики обнародовало 22 апреля. Именно этот документ призван стать основой для разработки летом 2015 года бюджета на следующую трехлетку.

По сути, документ возвращает правительство к планам 2010−2012 годов. Конкретно речь идет о возвращении к следующим темам:

— оптимизации бюджетной сети;

— развитию особых экономических зон;

— выпуску инфраструктурных облигаций;

— развитию Дальнего Востока.

Что характерно, по сравнению с мартовским «черновиком» ОНДП (который готовился в ситуации локального пика экономического обвала) из итогового текста исчез блок «Новая модель роста». По мнению некоторых экспертов, несмотря на то, что почти все предложения этого блока сохранились в документе, ведомство Алексея Улюкаева уже не рассчитывает на смену правительственной идеологемы.

Значит ли это, что над «новой моделью роста» правительство больше не размышляет, и намерено сохранить статус-кво? Можно ли при таком подходе ожидать роста экономики?

— Старая модель экономики себя исчерпала, источников для уверенного роста нет, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Выход из текущего кризиса должен быть в новую экономическую модель, которая приведет к росту инвестиций, оживлению рынка труда, а также росту производительности труда, которая у нас отстает и от развитых стран, и от лидеров развивающихся экономик. Этот выход безальтернативен. Вопрос только в том, как понимать нынешний кризис, и как оценить время, которое он продлится.

Поскольку мы имеем дело с целым пакетом кризисных явлений, оценить перспективы не так просто. Если брать только циклическую составляющую, нельзя исключить, что к концу 2015 года мы увидим слабый, на уровне статистической погрешности, рост ВВП. Тем не менее, общий спад экономики в текущем году будет значительным: по уточненному прогнозу Минэкономики — на 2,8%.

Вместе с тем, ведомство уверенно говорит, что видит свет в конце туннеля. Это мнение, видимо, поддержит и Центробанк: 30 апреля регулятор, вероятно, снизит ключевую ставку и пересмотрит свой экономический прогноз в сторону умеренного оптимизма.

«СП»: — Почему Минэкономики и ЦБ делают ставку на оптимистичное развитие событий?

— Важно понимать: сегодня прогнозные оценки различаются едва ли не полярно. Это всегда является признаком крайней неустойчивости общей макроэкономической ситуации. В результате, и оптимистичные, и пессимистичные прогнозы могут быть реализованы с равной степенью вероятности.

Кроме того, профессиональная обязанность официальных прогнозистов — выглядеть оптимистичными.

Но это не означает, что после оживления экономики к концу 2015 года мы сразу выйдем на устойчивые темпы роста. По прогнозу большинства экспертов, даже при наилучшем стечении обстоятельств рост экономики России не превысит 1,5% ВВП в 2016 году. А в реальности, мы можем в начале 2016 года столкнуться даже со слабой рецессией.

«СП»: — На чем основаны эти предположения?

— Мы сегодня видим резкое сжатие потребительского спроса. Да, этот процесс может приостановиться на фоне снижения инфляции (а инфляция, бесспорно, слабеет: в конце 2015 года она упадет ниже 11%), но спрос останется низким еще долго.

Мы видим, кроме того, инвестиционный спад — в этих условиях трудно ожидать и успехов в наращивании экспорта. Поэтому в целом 2015-й обещает стать непростым годом.

Но особенно настораживают 2,5% роста ВВП в прогнозе Минэкономики, заложенные на 2017−2018 годы. Это означает, что если мировая экономика будет расти нынешними темпами (3,5% ВВП в 2015 году), мы будем терять в ней позиции, поскольку доля российской экономики в мировой будет сокращаться. Чтобы позиции сохранить, нам следует развиваться, по крайней мере, общемировыми темпами.

«СП»: — Почему из обнародованного варианта ОНДП по-прежнему не видно, какой должна быть новая модель экономики?

— Цель этого документа — как раз организовать дискуссию по данной теме. Действительно, блок «Новая модель роста» из представленной версии исчез, но комплекс мер для структурной реформы экономики остался. Другое дело, что в этих мерах мало конкретики. На деле, ОНДП — преамбула к плану действий, который будет оснащен и сроками, и поручениями правительства, и конкретными исполнителями.

Думаю, ОНДП можно оценить как первый шаг к формированию структурной повестки экономических реформ. Речь идет о таких позитивных шагах, как создание единого центра для поддержки несырьевого экспорта, созданию института развития малого предпринимательства, серьезным новациям по накопительной пенсионной системе.

Кстати, принципиально, что вопрос о повышении пенсионного возраста предлагается широко обсудить. На мой взгляд, это означает, что российское правительство все же намерено осваивать новые политические технологии, которые просто необходимы для проведения структурных реформ. Суть их в том, чтобы наладить постоянный диалог в треугольнике правительство — бизнес — гражданское общество для обсуждения решений, принимаемых государством в сфере экономики и социальной политики.

Если такая дискуссия состоится, есть шанс, что новая экономическая модель будет создана. Другое дело, что цели, которые ставит Минэкономики к 2018 году, очень скромные. В той ситуации, в которой мы находимся, нужно ставить амбициозные цели, чтобы добиться хотя бы половины из них. Сейчас, увы, установки Минэкономики действительно выглядят возвращением в 2012 год…

— На фундаментальные структурные реформы в экономике правительство РФ не пойдет, — уверен президент центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. — Как показывает практика Украины, нет ничего глупее, чем проводить такие реформы на фоне падения. Слом прежней экономической модели несет большие риски. Маловероятно, что правительство пойдет на реформы типа монетизации льгот или на повышение пенсионного возраста.

Вместе с тем, возможны системные реформы в отдельных отраслях — например, в агропромышленном комплексе и ТЭКе. В целом, сейчас стоит задача повысить эффективность экономики. Вопрос лишь в том, как это будет оформлено с точки зрения мер. Скажем, для импортозамещения необходимо предоставить преференции отечественным производителям. Пока пакет мер, который должен обеспечить качественный рост — вопрос открытый.

Минэкономики исходит из того, что конъюнктура будет меняться в положительную сторону. Но вопрос, как конкретно обеспечить рост, будет предметно обсуждаться лишь к концу 2015 года…

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Последние новости
Цитаты
Алексей Неживой

Руководитель Лаборатории политических и социальных технологий

Сергей Кулик

Крымский политический обозреватель

Роман Родин​

​Заместитель Директора Департамента Финансовых рынков Банка «Солидарность»

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня