Параллельный импорт «неучтенки»

Либеральное крыло правительства создает условия для засилья контрафакта на российском рынке

3625
Параллельный импорт «неучтенки»

Порой складывается впечатление, что чиновники готовы пойти на применение самых экзотических мер якобы для борьбы с кризисными явлениями в экономике, но забывают при этом о развитии реального сектора. В этом нынешний кабмин Медведева-Шувалова не оригинален. Вспомним, как в преддверии дефолта 1998 года для изучения опыта по либеральному реформированию в Москву приглашали одного из отцов «аргентинского чуда». Не помогло. Спустя несколько месяцев рухнула российская экономика, спустя несколько лет — аргентинская…

С великим сожалением наши младореформаторы вынуждены были пригласить на короткое время для управления народным хозяйством прагматиков и профессионалов, способных вычистить авгиевы конюшни, которые образовались после правления «шокотерапевтов».

Вот и сейчас кабинет министров не нашел лучшего способа понижения цен и наполнения рынка, как легализацию с 1 января 2016 года так называемого параллельного импорта. Правда, пока речь идет о двух группах товаров — запчастях, а также медоборудовании и лекарствах. По иронии судьбы выбраны именно такие товары, погрешности в качественных характеристиках которых может иметь самые неприятные последствия для потребителей. То же самое можно сказать, если «параллельный импорт» распространится на продовольственные товары.

По мнению известного российского экономиста, президента Союза предпринимателей и арендаторов Андрея Бунича, та или иная страна, которая имеет дело с мэйджорами — официальными представителями крупных компаний, заинтересована в сотрудничестве с ними, ибо упомянутые представители не хотят дискредитировать свои фирмы. Благодаря такой практике проще контролировать качество поставляемой продукции, договариваться о налогах.

Но как быть, если политические и экономические отношения между странами всерьез расстроились, и мэйджоры фирм, занимающих монопольное позиции на рынке, готовы «задрать» цены? Наш эксперт не видит ничего предосудительного в том, чтобы закупить какие-то технологии и товары через третьи страны.

«Параллельный импорт" — это ввоз товаров без разрешения товарного знака. Такая практика не запрещена международными соглашениями, однако представляет собой головную боль для потребителей. Причин немало. Одно дело, если та или иная страна сознательно применяет эту практику с целью понижения цен. Но за счет потери качества товаров, налогов, снижения управляемости рынка. Кроме того,. многие товары «параллельного импорта» очень трудно (а порой практически невозможно) отличить от подлинных; они и претендуют называться такими. На самом же деле — это ни что иное, как «неучтенка», как говорили на исходе советского времени. Кроме того, «параллельный импорт» создает возможности для реализации разного рода «серых схем», создания и продвижения на рынок контрафактной продукции. В некоторых развитых странах установлена уголовная ответственность за покупку контрафакта, но это не останавливает тех, кто охотится за ним из-за относительной дешевизны.

Допуск на российской рынок «параллельного импорта» может усугубить проблему с подделками, но правительство не считает ее серьезной. Дескать, справимся без особого напряжения. Например, создадим на таможне специализированные контрольные посты и лаборатории, которые будут осуществлять контроль всех ввозимых на территорию РФ лекарственных препаратов.

По мнению же Андрея Бунича, положение способны изменить не импульсивные шаги правительства, о которых могут вскоре забыть, а разработка и осуществление программы импортозамещения на много лет вперед. Не нужно бояться слова «план», заменяя его калькированной с американской лексики «дорожной картой». Без планирования осуществить упомянутую программу невозможно.

План должен состоять из целого ряда программ — хорошо просчитанных, скоординированных между собой, предусматривающих проведение продуманной налоговой и тарифной политики. Центробанк, в свою очередь, увяжет этот план с финансовой стратегией, денежно-кредитной политикой. В рамках плана должны быть отрегулированы отношения в отраслях, что станет возможным при осуществлении шагов, способных воспрепятствовать произволу монополистов. Андрей Бунич считает, что министерства должны быть заинтересованы в создании в «подведомственных» им отраслях конкурентной среды.

Нынешнее либеральное правительство считает, что его не касается положение дел с рентабельностью. Между тем она должна быть изначально просчитана, иначе никто из производителей не станет заниматься тем или иным видом деятельности. При расчете программ импортозамещения необходимо отталкиваться от потенциальной рентабельности. К ней «привязаны» тарифы, налоговые льготы, кредитно- денежная политика. Должна быть разработана цельная схема, однако правительство даже не думает об этом. Между тем ни один нормальный человек не станет вкладывать деньги в импортозамещение, если финансово-спекулятивные операции способны приносить куда более солидную прибыль.

Изменить ситуацию можно. Причем, не административными способами, а рыночными.

Андрей Бунич предлагает с помощью определенных операций Центробанка сделать спекулятивные сделки не такими выгодными и доходными, как сейчас. Создать определенные риски для участников этих операций, уменьшить их прибыльность, свести до минимума обороты маховика спекуляций. Вот тогда будут созданы предпосылки для того, чтобы вынимать деньги из финансового сегмента экономики и вкладывали их в промышленность и сельское хозяйство.

И так, правительство должно предоставить общественности детализированную программу по отраслям экономики и денежно-финансовым инструментам с убедительными расчетами. Центральный банк, в свою очередь, — способствовать прекращению финансовых спекуляций, ограничить волатильность (скачки, колебания) рубля, сделать так, чтобы курс национальной валюты поддерживался на реальном уровне. Благодаря реформированию финансового сектора можно было бы обеспечить большую доходность разного рода операций для осуществления проектов развития промышленности и сельского хозяйства.

Надо четко определить направления программы импортозамещения. Если мы займемся производством всей техники и технологий, недостачу которых можем ощутить в ближайшее время, то может просто не хватить средств. Поэтому придется определяться. В отличие от исполнительной власти, которая манкирует развитие реального сектора экономики, необходимо обратить внимание на сверхсложные технологии, которые никогда Запад России не продаст. Развитие «прорывных технологий» должно стать приоритетным, сюда необходимо направить основные средства. То, что не входит в эту категорию, можно «скопировать», купить через третьи страны. Это второе. И, наконец, третье. Пора определить конкретно то, что мы в состоянии сделать сами. Если же такой определенности не будет, надеяться на эффективное развитие экономики не приходиться.

Фото: Тарас Дудник/ТАСС

Последние новости
Цитаты
Леонид Калашников

Политик, депутат Госдумы РФ

Дмитрий Протасовский

Генеральный директор ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества»

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня