Экономика
7 июля 2015 12:23

Ловкость министерских рук

Никита Кричевский о том, как Меламед и Абызов Сибирью приросли

10390
Ловкость министерских рук
Фото: Владимир Родионов/ ТАСС

После задержания и последующего домашнего ареста Леонида Меламеда скорая на поспешные умозаключения общественность решила, что уголовное преследование одного из топ-менеджеров «Росэнергоатома», «ЕЭС России» и «Роснанотеха» означает наскок на «старопитерского» злодея Анатолия Чубайса. Однако аналитика всегда была слабым местом публичного интеллекта. Так и сейчас: стремление к силлогической простоте забанило потребность в дополнительном изучении бизнес-биографий не только чубайсова «генерала» Меламеда, но и других фигурантов шумного разбирательства — бывшего финансового директора «Роснанотеха» Святослава Понурова, экс-зампреда госкорпорации Андрея Малышева, а также пока пребывающего в тени Михаила Абызова — министра без портфеля, ответственного за организацию работы Правительственной комиссии по координации деятельности «Открытого правительства».

Устраним системную оплошность коллективного разума, но прежде постулируем, что все нижесказанное — версия, не претендующая на истинное знание автором все текущих нюансов. Лишь эмпирика покажет, правда это или досужий вымысел.

Для начала ответим на вопрос, есть ли что-либо общее (помимо алчности, разумеется), связывающее наших героев. Оказывается, есть, да еще какое общее.

Во-первых, предположим, что это Новосибирск, где на афере с допэмиссией акций АО «Новосибирскэнерго» «подняли» первые крупные капиталы два из трех засветившихся уголовных персонажей — Меламед и Понуров — а также министр Абызов. Кстати, Меламед и Абызов познакомились как раз на ниве «оптимизации» работы «Новосибирскэнерго».

Во-вторых, по-видимому, это инвестиционно-финансовая корпорация «Алемар», появившаяся в том же Новосибирске в 1992 г. благодаря стараниям Меламеда и ставшая одной из сторон сделки по андеррайтингу 650 венчурных проектов «Роснанотеха» ценой в 220 млн. рублей (в среднем 338,5 тыс. рублей за оценку каждого проекта). Одним из заместителей гендиректора «Роснанотеха» в конце 2008 г. (когда был заключен злополучный консультационный договор) трудился прежде успешный федеральный чиновник Малышев, а сам «Алемар» долгое время возглавлял будущий финдиректор «Роснанотеха» Понуров. Наемные, как мы видим, работники, ныне претерпевающие претензии СКР, что называется, за компанию.

В-третьих, надо думать, это фигура самого Абызова, после пришествия из Новосибирска в Москву долгое время трудившегося вместе с другими «гигантами энергомысли» в РАО «ЕЭС России», а после создавшего энергоинжиниринговую группу «Е4». К слову, Абызов несколько лет единолично возглавлял славный инжиниринговый коллектив, однако после восхождения на властный Олимп передал бразды правления своему давнему знакомцу по «Роснанотеху» Малышеву. Прозябавшему на тот момент зампредом Правления ОАО «Роснано» и курировавшему команды управляющих директоров по… поиску, отбору и запуску венчурных проектов.

Видите, как все переплелось? А ведь эти данные исключительно из открытых источников. К тому же сумма финансовых претензий СКР выглядит несколько неубедительной — что такое «жалкие» 220 млн. рублей, да еще по договору от «лохматого» 2008 г., если формальные убытки того же «Роснано» тянут на десятки миллиардов?

Небольшое, на абзац, отступление. Стиль корпоративного управления в РАО «ЕЭС России» времен Чубайса изрядно характеризует история, рассказанная «Ведомостям» самим Меламедом: «Чубайс выпустил сразу два приказа (события происходили в январе 2000 г. — авт.): первый — о моем назначении, второй — об уходе в отпуск и назначении меня исполняющим обязанности председателя правления. И я, жутко волнуясь, на полуватных ногах пришел на всероссийский селектор командовать генералами, большинству из которых я в сыновья годился». Хороши были «эффективные» энергоменеджеры, ничего не скажешь.

В одной заметке поведать обо всех приключениях именитой гоп-компании вряд ли возможно, а потому сосредоточимся только на одном эпизоде с «Новосибирскэнерго», приоткрывающем завесу тайны над способами первоначального накопления капитала за государственный счет, столь характерных для приснопамятных 1990-х.

В 1995 г. «Алемар», до той поры специализировавшийся на полулегальной скупке ваучеров, приватизационных аукционах, а также на торговле и непонятном «консультировании», заполучил право организовать допэмиссию «Новосибирскэнерго», в результате которой уставный капитал компании должен был увеличиться в 13 раз.

Вот как излагается то событие в панегирике «Ведомостей» от 26 апреля 2010 года, всячески восхвалявшем Меламеда: «35% допэмиссии получил (по номиналу, расплатившись собственным векселем) сам „Алемар“ — под обещание найти стратегического инвестора. Часть акций он разместил, но примерно на 22% капитала покупателя не нашлось — так они у „Алемара“ и зависли… „Новосибирскэнерго“ свела Меламеда и Журбу (компаньона Меламеда — авт.) с бизнесменом Михаилом Абызовым — с ним пакетом в 19,5% энергокомпании расплатилась по долгам местная администрация».

Ах, каким белым и пушистым пытаются представить тот страшный период некоторые одиозные персонажи 1990-х, сделавшие на руинах великого государства умопомрачительные состояния! Якобы, безупречно репутационный «Алемар» представил новосибирским властям не пустую бумажку, а солидный вексель, погашать который, правда, почему-то не спешил (22% капитала вдруг «зависли»), обещание (!) найти (!!) стратегического инвестора преподносится ценнее «купеческого слова», а пакет акций прежде государственного «Новосибирскэнерго» в 19,5% оказался у 23-летнего Абызова в счет долга (!!!) органов государственной власти перед ним. Идиллия!

А вот как в 2001 г. появление у Абызова акций описывали «Промышленные ведомости»: «…в 1996—1998 гг. администрация Новосибирской области без всяких тендеров заключила с фирмами „ОРТЭК“ и „Агропромконтракт“ пакет договоров о поставках удобрений, сельхозтехники и горюче-смазочных материалов по ценам, завышенным на 60—80%. Областной бюджет потерял на этом около 200 млрд. рублей. К тому же большая часть поставленной продукции оказалась излишней, так как ее запасов в области хватало на несколько лет. Под залог поставок фирме „ОРТЭК“ незаконно передали 20% госпакета акций АО „Новосибирскэнерго“ — их рыночная стоимость оценивалась тогда в 40 млн. долларов, которые так и остались у нее. После чего гендиректор „ОРТЭКа“ Михаил Абызов (он имел отношение и ко второй фирме) в 1998 г. оказался в кресле заместителя председателя совета директоров новосибирской энергокомпании».

Знал бы тогда автор публикации Моисей Гельман, что рассказывает о проделках не провинциального авантюриста, а будущего федерального министра, состояние которого к моменту прихода во власть оценивалось уже не в 40 млн., а в 1,3 млрд. долларов!

Что было дальше — хорошо известно: «В апреле 1998 г. РАО „ЕЭС России“ возглавил Анатолий Чубайс. Абызова, Журбу и Меламеда пригласили в группу экспертов для разработки плана первоочередных действий в электроэнергетике. В итоге Меламед стал в РАО первым заместителем председателя Чубайса, Журба — финансовым директором, а Абызов — зампредом по сбыту (и сбору денег с потребителей)». Кстати, Абызову, к тому времени ни дня не проработавшему в электроэнергетике, на тот момент было всего 26 лет. Карьера, что сказать.

В день задержания Меламеда появилась информация, что правоохранительные органы в рамках доследственной проверки могут пригласить Абызова в гости, поскольку, «находясь на госслужбе, министр мог контролировать деятельность основанной им группы Е4 и иметь отношение к выводу из нее многомиллиардных кредитов».

Совпадение? Едва ли. Так что вопрос «за кем пришли» пока оставим открытым.


Автор доктор экономических наук, профессор

Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня