Россия ждет от нефти погоды

Поднимется ли наша экономика при $ 55 за баррель

  
2696
Россия ждет от нефти погоды
Фото: Russian Look/Global Look Press

Если верить Минэкономики, Россия стоит на пороге благоденствия. Уже к 2019 году рост ВВП может достигнуть 4,5%, а отток капитала сократиться до нуля. Все, что для этого нужно — чтобы нефть подорожала до $ 55 за баррель. Такие данные приводятся в «целевом» варианте макропрогноза ведомства Алексея Улюкаева на 2017−2019 годы. Документ уже утвердило правительство РФ, и теперь на его основе будет формироваться бюджет, сообщает «Коммерсант».

Финальная версия прогноза социально-экономического развития РФ сохранила следующие сценарии развития событий:

— «Базовый». В нем заложена цена нефти в $ 40 за баррель, и учтено более быстрое, чем предполагало Минэкономики, снижения инфляции в 2016 году — до 5,8% в конце года, против ожидавшихся 6,5%.

— «Базовый+» рассчитан, исходя из роста цен нефти за три года — с $ 43 в январе 2017 года (близко к текущим ценам) до $ 55 в декабре 2019 года.

— «Целевой» вариант исходит из такого же роста цен, но предполагает более значительный рост инвестиционного импорта и частных инвестиций, плюс некоторое ограничение роста реальных доходов в 2017—2018 годах.

Что интересно, варианты «базовый+» и «целевой» предполагают увеличение годового экспорта нефти из России (прирост — 11 млн. тонн за три года). Но при этом довольно резко, с нынешних 150 млн. тонн до 137 млн. тонн, должен упасть экспорт нефтепродуктов. Дело в том, что при росте ВВП, по расчетам Минэкономики, не избежать повышенного расходования бензина и почти всего прироста производства газа внутри России.

В целом, необходимое условие для выполнения показателей во всех трех сценариях — это отличное состояние мировой экономики. В прогноз заложены очень плавное снижения роста в Китае (6% ВВП в 2017—2019 годах), ускорение темпов роста в США в 1,5 раза, и мировой рост на уровне 3,4−3,5% (сейчас — 3%). При таких внешних условиях вероятность более высокой цены нефти растет.

Проблема, однако, в том, что оптимистичные версии предполагают увеличение темпов инвестиционного импорта. Так, в варианте «базовый+» он в 2017 году увеличивается на 10,5% (физические объемы, далее они растут темпами выше 7% в год), достигая $ 52 млрд. Вариант «целевой» демонстрирует пределы предложенной модели роста — нулевой отток капитала в 2019 году, прирост инвестиций в 6,8%, прирост производительности труда в 5%.

По сути, в самом оптимистичном сценарии речь идет о выполнении поручений президента РФ Владимира Путина — обеспечить выход на траекторию роста ВВП в 4−5% к 2020 году.

Насколько верны расчеты Минэкономики, что в реальности ждет Россию?

— В основу бюджетного планирования-2017 и ближайших трех лет заложен «базовый» сценарий Минэкономики, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Этот сценарий носит откровенно консервативный характер, и он в меру реалистичный. В частности, он предполагает, что правительство РФ не будет прилагать масштабные усилия по продвижению структурной повестки, и не станет прокладывать быстрый маршрут к новой экономической модели. В «базовом» сценарии речь идет о плавной эволюции институционально-регулятивной среды, которая сложилась в России, без выраженных реформаторских мер.

Именно поэтому при «базовом» сценарии мы получаем среднегодовой рост всего 1,5% ВВП на 2017−2019 годы, плюс существенное сокращение присутствия России в мировой экономике.

Что касается «целевого» сценария, он исходит из предположения, что правительство РФ соберется с силами, и начнет трудный цикл структурных реформ. Предполагается, что у кабмина многое получится — и мы будем иметь темпы роста, которые гарантируют социальные и оборонные обязательства государства.

Но и по «целевому» сценарию, и по сценарию «базовый+» есть вопросы, которые порождает чересчур оптимистичный взгляд Минэкономики на внешние условия.

«СП»: — Вы имеете в виду санкции?

— Речь не столько о санкциях, и даже не о ценах на нефть. В ближайшие два года среднегодовые нефтяные цены, видимо, останутся в диапазоне $ 45−50 за баррель. Это означает, что первая половина 2017 года для мировой экономики будет достаточно тяжелой.

Балансировки рынка нефти пока не просматривается — напротив, избыток предложения нарастает. В целом, ценовая конъюнктура выглядит неоптимистичной.

Между тем, в «целевой» сценарий Минэкономики закладывает цену $ 50−55 за баррель, да еще по российской нефти Urals. Это, прямо скажем, маловероятно.

Второй момент — Минэкономики явно переоценивает состояние глобального хозяйства в лучшую сторону. Ведомство не принимает во внимание риски, которые обозначились сегодня, и которые могут реализоваться уже в середине 2017 года. Между тем, эти риски чреваты скатыванием мировой экономики в глобальную экономическую турбулентность, и последующий спад.

«СП»: — В чем выражаются эти риски?

— «Подвести» может Китай. Если делать поправки на официальную китайскую статистику, которая вызывает все больше вопросов, темпы роста КНР будут ниже 6% ВВП. Плюс, в Поднебесной имеется огромный риск, что лопнет долговой «пузырь» — с ним китайским властям так и не удалось справиться.

Другие риски — не слишком хорошее положение дел не только в ЕС и Японии, но даже в США. Штаты вроде бы стабильно развиваются. На деле, они вступают в завершающую фазу экономического цикла, и вероятность ослабления темпов роста, вплоть до кратковременного погружения в рецессию, достаточно высока. Причем, американское торможение может случиться уже на горизонте 12 месяцев.

Напомню, что 21 сентября Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сократила свой прогноз роста реального ВВП еврозоны на текущий год на 0,1 процентного пункта — до 1,5% с 1,6% в июньском прогнозе.

ОЭСР указывает, что рост экономики еврозоны замедлился во втором квартале из-за слабого внутреннего спроса, а также застоя в непродолжительном восстановлении инвестиций.

Прогноз Всемирной торговой организации (ВТО) тоже резко съехал вниз. Организация понизила прогноз роста глобальной торговли в текущем году более чем на треть из-за замедления в Китае и падения уровней импорта в США. Как заявил глава ВТО Роберту Азеведу, «новый показатель в 1,7% значительно хуже ожидавшихся в апреле 2,8%, и знаменует первый за 15 лет случай, когда международная торговля растет медленнее, чем мировая экономика».

Согласно анализу ВТО, после продолжительного периода роста посредством глобализации с основой на международной торговле, правительства все больше стараются защитить собственную промышленность в период экономических трудностей, а экономики все больше опираются на внутреннее потребление.

«СП»: — Что это означает для нас?

— Мы делаем ставку на то, что у нас будет расти чистый экспорт, и что он будет вносить свой позитивный вклад в рост ВВП. На деле, при реальной оценке рисков, может оказаться, что вклад экспорта в роста ВВП уже в следующем году будет отрицательным — из-за опережающих темпов роста импорта.

Тем не менее, к «базовому» сценарию Минэкономики вопросов, по большому счету, нет. Напомню, что он предполагает сокращение инвестиций в основной капитал на 3,7% по итогам 2016 года, недостижение Центробанком России целевых показателей по инфляции до 2019 года, и медленное укрепление номинального курса рубля, с почти отсутствующим реальным укреплением.

Розничная торговля по «базовому» сценарию сокращается в 2016 году на 4,6% в 2017 году. В итоге при $ 40 за баррель в 2017 году ВВП РФ увеличится всего на 0,6%

Если называть вещи своими именами, это означает стагнацию, с неопределенными перспективами структурной перестройки экономики. И этот сценарий куда вероятнее, чем благостный «целевой»…

— Оптимизм Минэкономики объясняется заказом власти, причем оптимизм этот весьма аккуратный, — считает профессор МГУ, доктор экономических наук Александр Бузгалин. — Мировая экономика сейчас, скорее, находится в ожидании стагнации, нежели в ожидании нового экономического подъема. В ней происходят подспудные движения, обсуждаются пути новой индустриализации, идут широкие дебаты об изменении системы институтов, и отказе от псевдорыночного фундаментализма. Псевдорыночного, потому что он отдает выигрыш не участникам свободного рынка, а крупным корпорациям, которые манипулируют основными игроками на этом рынке.

Однако эти изменения не слишком вероятны — к сожалению, я не оптимист в отношении изменения мировой конъюнктуры.

Что же касается главного — происходящего в России — здесь ситуация иная. Здесь, я считаю, все зависит от изменений внутри нашей страны. Пока этих изменений не будет, то и ситуация в российской экономике кардинально не изменится…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Константин Нациевский

Политик, депутат Челябинской городской Думы от КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня