Кто уничтожает русский лес, пытаясь свалить на китайцев

Как российская власть мечтает списать исчезновение могучей тайги на друзей из Поднебесной

  
16753
Кто уничтожает русский лес, пытаясь свалить на китайцев
Фото: Евгений Епанчинцев/ТАСС

В Совете Федерации прошло бурное обсуждение бедственного положения лесной отрасли страны: лес нещадно вырубают, он гибнет в огне, его ест вредитель. Федеральные СМИ не обратили на это внимание. Зато в одной из российских газет появилась целая серия репортажей под заголовком «Как китайцы вырубают русскую тайгу». Давайте разберемся.

И для начала вернемся в лето 2018 года. Тогда в России официально признали, что тушить лесные пожары нерентабельно. Об этом, нисколько не стесняясь, сообщило Красноярское министерство лесного хозяйства. Речь шла о сущем пустяке — о 13 пожарах на общей площади 4859 гектаров, 4375 из которых покрыты лесом. Огонь полыхал в Эвенкийском и Енисейском районах. «По предварительным данным, прогнозируемые затраты на тушение данных пожаров превысят возможный вред, который может быть ими причинен», — с налетом гордости за бюрократическую находку информировали общественность чиновники. Заявили, что будут наблюдать со спутников и ничего не делать: 21-й век на дворе. Лес горит в основном в труднодоступных зонах, утверждал минлесхоз, угрозы населенным пунктам нет. А потому, пусть его сгорит до тла, авось пронесет.

Очевидно, что такая ситуация — обычное дело, важно то, что об этом впервые было объявлено официально. В какой-то мере понять лесников можно. У них нет сил и средств, чтобы противостоять бушующим каждый год лесным пожарам. Вот и красноярские хранители зеленого богатства страны информировали: сотрудники Лесопожарного центра и подведомственные им силы общей численностью 111 человек (!) локализовали четыре из 9 новых возгораний в Богучанском, Абанском, Каратузском и Ермаковском и в выше указанных районах. Площадь спасенного леса 17.2 гектара (!). А 4375 гектарам суждено, было превратиться в пепел и тлен. Думается, что ситуация в других регионах мало чем отличается от красноярской. «Девятнадцать природных пожаров, возникших из-за гроз, действуют в Иркутской области в зоне космомониторинга на площади более 15 тысяч гектаров, еще более 50 гектаров леса горит в зоне авиапатрулирования и наземного наблюдения», — отстраненно сообщает пресс-служба правительства Иркутской области. Современные технологии позволяют без риска для бюджетов фиксировать и докладывать, сколько чего уничтожено. Эффективность нынешних средств лесопожаротушения тем же горячим летом прошлого года была наглядно продемонстрирована в Ногинском районе Подмосковья (лес-то горит не только в Сибири, а повсюду): самолет вместо лесополосы вылил 40 тонн воды на сотрудников ГИБДД, находившихся на одной из оживленных автотрасс. Вот смеху-то было!

Читайте также
У России ничего не осталось, кроме китайского экономического чуда У России ничего не осталось, кроме китайского экономического чуда Почему кремлевские экономисты все свои прорывы и успехи связывают только с Поднебесной

Так происходит каждый год: нам рапортуют о героических усилиях «сотен и тысяч пожарных и лесников», несметном количестве техники, занятой на тушении, а лес продолжает гореть и убывать. Подозреваю, что подобные находки — сознательный отказ от борьбы с огнем в лесах из соображений «рентабельности» — применялись и раньше. Но вот чтобы об этом официально сообщалось, я лично увидел впервые. Вдумайтесь: уничтожение леса (а это ведь не «три тополя», а сложнейшая природная экосистема) по мысли чиновничества стало рентабельным! И это в год экологии, объявленный указом президента России!

Кому, как не лесникам, обязанным обладать основами биологии и биофизики, знать, что такие масштабные пожары — это катастрофа, последствия которой отражаются не только на состоянии среды Красноярского края и Иркутской области, но и всей страны. Это и выбросы вместо кислорода парниковых газов, приносящих необратимые последствия для планеты. Но понять хранителей леса можно: у них нет сил и средств на охрану, сбережение и восстановление леса — одного из главных богатств России.

Однако, если посмотреть шире, в бездействии красноярских и других лесников нет ничего удивительного. Философия неолиберальной экономики проникла уже и на их уровень. Страшное явление — оптимизация, проще говоря, экономия на людях и на стране в угоду непонятно чему (разве что сверхприбылям отдельных групп) стала бичом нашей жизни. Будь то образование, медицина — во главу угла ставятся не знания, воспитание, здоровье, экология, а экономическая выгода. Выгода для кого? Для России, народа, чиновника? Обучение в вузе вместо подготовки необходимых для развития страны специалистов стало услугой. Причем желательно на нее потратить меньше, а взять с получающего услугу больше. Вот вам и рентабельность, и прибыль, которые можно рассовать по карманам и запрятать в укромные уголки. От такого подхода в масштабах страны свежеиспеченные выпускники университетов улепетывают туда, где выше долларов и евро ценятся знания и головы, способные озолотить и себя и тех, кто в них вкладывает. И этот процесс ускорился в последние годы. Китайцы к нему не имеют никакого отношения. Наоборот, у них все устроено несколько иначе, и они в наши дела не лезут.

А процесс распада русского леса начался не вчера. Ему положило начало желание богатеющей элиты жить на природе, которое по этой природе и ударило. И, прежде всего, по лесозащитным лесам, так называемой 1 категории — вокруг крупных городов. Изменение их природоохранного статуса, передача их в личное пользование ранее была возможна только по решению правительства России. Но это не помешало массовой вырубке лесов и строительству на их месте жилья, промышленно-хозяйственных объектов. Постепенно пробивало себе дорогу отношение к лесу как исключительно к товару. Лишенная нормального финансирования и господдержки, приходила в упадок отлаженная система охраны и культивирования лесов. Лес расхищался, пошли незаконные браконьерские рубки. Возник тезис: раз государство не в состоянии обеспечить содержание лесов, следует их передать частнику. Специалисты лесного хозяйства и экологи противились этому, утверждая, что это приведет к ограничению пользования лесами, к их деградации, к атрофии их основной функции — природообразующей. Но дело шло к переписыванию Лесного кодекса. Директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы Евгений Шварц предрек надвигающуюся катастрофу: «создается такое впечатление, что главная цель лоббистов — захватить самые ценные участки леса — вокруг крупных городов и у границ, где можно немедленно получить сверхприбыль на варварском использовании леса».

А теперь вернемся к свежему обсуждению проблемы в Совете Федерации. Сообщение об этом мероприятии на сайте верхней палаты парламента не передает ни накала страстей и ни глубины кризиса. Однако известно, что представители Генпрокуратуры, Федерального лесного агентства, таможенной службы и другие чиновники нарисовали нерадостную картину запустения русского леса. Под раздачу попал руководитель Рослесхоза Иван Валентик, который достаточно объективно оценил ситуацию. Глава СФ Валентина Матвиенко фактически обвинила его в некомпетентности и повесила на вверенную ему службу все грехи отрасли. Но, как считают некоторые обозреватели, именно деятельность Федерального лесного агентства, которая, возможно затрагивает чьи-то интересы и стала поводом к этой дискуссии в СФ.

В постановлении, принятом по итогам бурного обсуждения сказано, что «лесное законодательство России основывается на принципах устойчивого управления лесами, сохранения лесов, в том числе посредством их охраны, защиты, воспроизводства, разведения». Несмотря высокую оценку российского законотворчества, председатель СФ предложила создать совместную с Госдумой рабочую группу по внесению поправок в Лесной кодекс, чтобы прекратить незаконные вырубки леса.

Сенаторы признали, что именно «кривое» законодательство позволяет «заготавливать древесину с превышением установленных объемов, а также величины прироста эксплуатируемых лесных насаждений». А еще, благодаря ему, численность сотрудников лесной охраны в два раза ниже нормативов Минприроды и в пять раз ниже уровня 2007 года. В переводе на русский это означает, что рубят лес нещадно и при этом не высаживают молодой. Охранять и культивировать лесные угодья в России некому. Среди причин неблагополучия указано на бедственное положение населения в лесных районах, называемых сенаторами «депрессивными». Почему регионы, где сконцентрировано такое богатство, впадают в депрессию, не объяснено.

Поскольку у нас в последнее время во всех грехах принято винить иностранцев, в СМИ ко времени появились публикации, переводящие стрелки на наших китайских друзей. Мол, свой лес те берегут, а контрабандой тянут его из России. Будто бы во главе лесных регионов нашей страны давно стоят китайские граждане, а пограничники, таможенники, прокуратура, полиция — все давно изменили разрез глаз и цвет кожи. Целая серия репортажей из Иркутской области, талантливо и основательно загодя написанных нашими коллегами показала, что в лесных районах царит полный беспредел. Отсутствие лесоохраны, полиции и коррумпированность местных властей позволяет хищнически истреблять леса. Громкий заголовок указал на главную причину всех бед: «Как китайцы вырубают русскую тайгу». Одновременно активизировались всякого рода «исследователи», которые уверяют, что те же китайцы заселили весь дальний Восток и Сибирь, а также выпили озеро Байкал. Бессмысленно вступать здесь в серьезную полемику. Подобные мифы культивируются десятилетиями. К ним привыкли даже сами китайцы, которые и на этот раз спокойно отреагировали на недружественные и главное — необоснованные выпады в их адрес.

Читайте также
Крымский мост: Кто больше всего наварился на "проекте века" Крымский мост: Кто больше всего наварился на «проекте века» Полуостров побил рекорды по росту цен во всей стране, обманув надежды крымчан

Приведу лишь несколько цифр. В 2016 году Китай импортировал из России 22 млн кубометров леса (19% российского рынка древесины). Можно, конечно, считать российских таможенников, пограничников и прочих чиновников сплошь продажными, а эту цифру 10 раз заниженной. Представим, что мимо российской таможни со свистом пролетают в Китай эшелоны, груженые кругляком. Но и тогда экспорт леса в Китай составил бы сотую долю процента общих запасов России. И утверждать, что «китайцы все вырубили», было бы преждевременным. Не говоря о том, что китайцы покупают то, что рубят русские. Но главное, что любая реальная цифра экспорта леса в Китай меркнет на фоне того, что уничтожают катастрофические лесные пожары и вредители — природные и человеческие.

Как и в других случаях, отнюдь не иноземцы, а российская бесхозяйственность, коррупция, плохие законы и их игнорирование — вот главные наши проблемы. Ежегодно по официальной статистике от пожаров в России гибнет от полутора до 3 млн га леса. Только за прошлый год от огня пострадало 4,5 миллиона гектаров леса. Это касается тех лесных районов, за которыми кто-то приглядывает. Но свыше 600 млн га находятся вне контроля и тем более пожаротушения. Поэтому по данным международных центров мониторинга ежегодно сгорает до 14 млн. га! Чтобы срубить и вывезти такую махину, даже трудолюбивым китайцам потребовались бы сотни лет. Немало леса уничтожают болезни и насекомые, потому что лес сейчас фактически никто не защищает и не культивирует. Чтобы убедиться в этом сенаторам не надо ехать в Иркутскую область. Достаточно выехать в относительно благополучную Московскую область, где сведены на нет самые ценные, защитные леса, которые некогда считались лесами «первой категории охраны», «легкими мегаполиса».

Но вернемся к постановлению СФ, в котором содержится более адекватный анализ происходящего, чем в статьях журналистов и экспертов. В документе неслучайно есть отсыл к 2007 году. Именно в этом году заработал новый Лесной кодекс, который привел к хаосу, ныне обнаруженному сенаторами. Уже через год, к 2008 году число лесных пожаров в России выросло в 40 раз. А в 2010 году, когда лично Владимир Владимирович на самолете-амфибии летал тушить лес, погибло почти 8 млн га лесных насаждений. Сгорели и люди.

В ходе текущей дискуссии глава комитета по бюджету СФ Сергей Рябухин так высказался о причинах затянувшегося кризиса: лесное законодательство выстроено так, что все полномочия по лесопользованию и лесоустройству переданы региональным властям и частным собственникам. И те и другие мало ориентируются на экологический ущерб. «Думаю, что в своё время это было сделано умышленно: регионам дали полномочия, не подкреплённые финансами, в результате чего в десять раз сократилось количество лесников и лесхозов. И лес оказался брошенным на произвол судьбы.

Читайте также
Народ нищает, Курилы сдают – валите все на Чубайса Народ нищает, Курилы сдают — валите все на Чубайса Как в несостоятельности современной российской власти опять пытаются обвинить «повелителя ваучеров»

Поэтому надо передавать полномочия на федеральный уровень, и регионы, думаю, с этим согласятся", — заявил Сергей Рябухин. Банальность, известная любому мало-мальски знакомому с темой. В очередной раз ставится вопрос о неприемлемости концепции лесной политики. Критически проанализировать Лесной кодекс не раз призывал и президент России Владимир Путин, указывая на криминогенность отрасли.

И это несмотря на то, что главный лесной закон начали править на следующий день после его внесения в Госдуму. Помнится, один из главных лоббистов, тогдашний председатель комитета по природным ресурсам Госдумы госпожа Комарова (ныне губернатор Ханты-Мансийского автономного округа) успокаивала противников: мол, примем закон, откроем лес для рыночных отношений, а потом исправим. Не получилось.

После первого чтения Лесного кодекса в Госдуме в него было внесено более 500 поправок. Это означало, что документ невозможно доработать, надо переписывать заново. И выносить на общенародное обсуждение. Но этого сделано не было, несмотря на то, субъекты Федерации дали отрицательную оценку документу. Против выступил даже бизнес, который заявил о неготовности тратить деньги на охрану и восстановление лесов. Воспрепятствовать принятию губительного документа пытались 73 депутата Госдумы, обратившиеся к президенту России с открытым письмом. Руководители крупнейших фракций Госдумы лично просили главу государства не подписывать документ. Чуть ли не в ногах у Владимира Путина валялся известнейший журналист Василий Михайлович Песков. Ничего не помогло, кодекс продавили. Партийное большинство в Госдуме и лоббисты в правительстве проигнорировали общественное мнение. Не было принято во внимание и то, что Лесной кодекс, который напрямую затрагивает важнейший элемент российской природы, не прошел государственную экологическую экспертизу, как это предусмотрено федеральным законом.

И вот мы имеем, то, что имеем. И китайцы тут ни при чем.

Об авторе: Михаил Морозов, заместитель главного редактора газеты «Труд»


Новости Китая: В Китае создали уникальный центр по разработке авиационных двигателей и газотурбин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Алексей Коренев

Аналитик ГК ФИНАМ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В Казахстане власть сменилась через 30 лет. Для России такой вариант подходит?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня