Власть решила: Средний класс в России должны сожрать чиновники и олигархи

В стране остается два полюса — самые богатые и самые бедные

8164
Власть решила: Средний класс в России должны сожрать чиновники и олигархи
Фото: Александр Щербак/ТАСС
Материал комментируют:

Представителей среднего класса в России за последние 5 лет стало меньше на 7%. К такому выводу пришли специалисты Центра макроэкономического анализа Альфа-банка. К среднему классу они отнесли граждан, чей доход составляет от 39 до 99 тысяч рублей в месяц. По мнению экспертов, именно эта группа населения больше всего пострадала в результате кризиса.

«По сути, за последние 10 лет средний класс стал терять свою экономическую значимость и стал более уязвимым — за последние 10 лет реальные доходы среднего класса стагнировали, тогда как доходы более низких доходных групп выросли на 4%, а доходы наиболее обеспеченной группы увеличились на 11%», — отметила главный экономист банка Наталья Орлова в статье для «ПРАЙМа».

По словам специалиста, если в 2014 г. к среднему классу можно было отнести 37% населения России с долей 48% в совокупных доходах домохозяйств, то к 2018 г. его доля в структуре населения страны сократилась до 30%, а доля в совокупных доходах — до 39%.

Эксперты считают, что за последние 10 лет средний класс стал беднее и уязвимее. Одним из явных признаков снижения уровня жизни они называют возросшую долю трат на продукты. Кроме того, аналитики отмечают снижение интереса представителей среднего класса к кредитам, что объясняется накопленной долговой нагрузкой, и увеличение доли госслужащих в этом сегменте.

Читайте также
Лукашенко показал Путину, что пенсионную реформу проводят не для обогащения верхушки Лукашенко показал Путину, что пенсионную реформу проводят не для обогащения верхушки Почему в Белоруссии возраст выхода на пенсию подняли без протестов, а наша власть боится о ней даже говорить

«Согласно нашим расчетам, основанным на микроданных выборочных исследований населения, по итогам 2017 г около 15% глав домохозяйств среднего класса работали на госслужбе, для сравнения — в 2003 г это значение составляло около 10% — такой результат свидетельствует о произошедшем резком изменении в картине занятости среднего класса», — резюмирует главный экономист банка.

По мнению аналитиков, это сочетается со снижением доли предпринимательских доходов в структуре доходов домохозяйств, которая с 2000 по 2017 годы снизилась с 17% до 9%, а также с тем, что лишь 12% россиян привлекает идея создания собственного бизнеса. Эксперты полагают, что такая ситуация не способствует экономическому развитию.

Как заявил РБК старший научный сотрудник лаборатории исследований проблем экономического роста Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Иван Любимов, сокращение среднего класса — это негативная тенденция сдерживающая развитие экономики.

«Если бедные покупают в основном продукты и иногда одежду, то граждане среднего достатка могут позволить себе услуги, электронику, автомобили, путешествия. С сокращением среднего класса падает спрос и, соответственно, рынок этих товаров и услуг», — отметил эксперт.

Директор Центра развития региональной политики, политолог Илья Гращенков отметил, что, обсуждая недавно с коллегами, что же такое средний класс в России, они пришли к выводу, что это большая группа людей, к которой относятся как люди с доходом около 100 тысяч рублей, так и до миллиона.

— Их сложно причислить к выходящему за пределы среднего класса, так как по сути своего потребления (что покупают, куда инвестируют и т. д.) они ведут себя именно как средний класс, а не люди из списка Форбс.

Несколько лет назад средний класс подпитывался не только из той страты, которая зарабатывает на жизнь, производя какой-то продукт в рамках чужих производительных сил, получая зарплату. Это, прежде всего, мелкий и средний бизнес, а также люди, которые обладали каким-то накоплением. Например, если человеку досталась в наследство квартира, он ее продал, получил какой-то доход, который можно было реинвестировать. Многие покупали дома в Индии и вели образ жизни рантье, сдавая недвижимость.

Сегодня всё это заканчивается в связи с падением курса рубля, который привел к тому, что зарубежные проекты стали неподъемными. Многие люди обнаружили, что и в России рынок сокращается, практически не открыть мелкий или средний бизнес, особенно за пределами Москвы и Петербурга. В регионах любой бизнес практически свернулся. Людям пришлось забирать вклады, проедать их, продавать лишнюю недвижимость, избавляться от всего, что несет дополнительную нагрузку. Соответственно все это привело к тому, что люди, которые еще несколько лет назад могли причислить себя к среднему классу, постепенно превратились в класс ниже среднего.

Если в Москве спросить у многих водителей такси, то выясняется, что это бывшие высокооплачиваемые сотрудники госкорпораций, многие из них сокращенные в последние годы чиновники министерств. Много среди них и людей, которые вынуждены были уйти из профессии, потому что она перестала быть актуальной. Многие оказались вытеснены ввиду упразднения большого сектора экономики, связанного с ростом общей экономики.

Поскольку средний класс — это опора либеральной экономики, то с постепенным ее сворачиванием, усилением госсектора и попыткой более крупных компаний поглотить даже мелкий и средний бизнес (а это повсеместно происходит) происходит вытеснение этих самостоятельных собственников бизнеса, которые деградируют и покидают прослойку среднего класса.

«СП»: — Если средний класс — опора экономики, то к чему может привести его сокращение?

— Средний класс — основа либеральной экономики. Основа либерального рынка — конкуренция, когда ты первым придумаешь некий продукт, который становится востребованным. Постепенное улучшение продукта за счет конкуренции позволяет развивать рынок. Немаловажной частью его является кредитование, потому что деньги тебе нужны сегодня, а продукт, условно говоря, выпустишь завтра. Люди, которые являются новаторами, при либеральной экономике собственно и являются основной налоговой базой. Если страна осуществляет продажу энергоносителей, высоких технологий и т. д., то это деньги, поступающие в бюджет и тратящиеся на всю страну в целом. А эти люди, как правило, формируют бюджеты на местах. В этом плане наше отличие от США: у них региональные бюджеты остаются в штате, а у нас, сколько бы денег регион не собрал в качестве налогов, он отправляет в Москву, а потом получает обратно согласно запросам. Это такая распределительная система, которая обнуляет фактически стремление региональных властей поддерживать малый бизнес, потому что рост доходов является приятным показателем, но не условием для выживания и развития.

В принципе, у нас средний класс не то что не нужен, он опасен. Люди, которые мало зависят от государства, от него что-то требуют, как правило, они государством недовольны, это оппозиция. Мало того, у них впереди всего личное благополучие. Как говорил Ленин, это идеология мелких лавочников. И сегодня к ним относятся как к мелким лавочникам.

В то время как мы сидим под санкциями, и Газпром, Роснефть и прочие — вот те, кто должен быть поддержан государством, что и происходит в результате регулярных вливаний в вечно убыточную Роснефть. Какую-нибудь компанию по развития проектов вполне могут счесть и вредной, потому что работа с серверами, независимость и прочее… Кто их знает, может они завтра будут финансировать Навального. Отношение к ним соответствующее — как если и не очевидным врагам, то потенциальным. Поэтому никакой поддержки.

Люди, у которых зарплаты от 39 до 99 тысяч, из этой же системы, но просто наемные работники — программисты, менеджеры среднего звена, различные индивидуальные предприниматели. В регионе до 100 тысяч рублей — это средний класс, который позволяет себе самостоятельно существовать, самостоятельно мыслить, формируя запрос на будущее.

Тот же врач или преподаватель вуза не может быть свободен, потому что ему говорят какое будет будущее, а если не согласен, то добро пожаловать на выход.

Читайте также
ПАСЕ: Деньги российских стариков победили украинскую истерику ПАСЕ: Деньги российских стариков победили украинскую истерику Восстановление прав российской делегации в ПАСЕ ничего не изменит, кроме новых затрат на устаревший орган

«СП»: — Если я правильно понимаю, то государство не заинтересовано в большой прослойке среднего класса?

— Да, потому что наша экономика, несмотря на то, что называется либеральной, моделирует экономику госкорпораций. Для нее важны только основополагающие отрасли — продажа за рубеж добываемых энергоносителей и прочего, а также какие-то распределительные сети внутри — крупные торговые сети, компании, связанные со строительством дорожной сети, жилья. Это основные отрасли, которые поделены и субсидируемы в какой-то мере государством, имеющим львиные доли рынка. Все, что находится за чертой этого госинтереса, рассматривается как поле для налогового кормления.

Выживание этих людей не мыслится как некая стратегическая основа государства: ну, не будет этой прослойки, недособерём налогов с бизнеса, но налоги-то с людей соберем, они никуда не денутся, просто бизнес у них пропадет. Станут таксистами, не будут средним классом, станут ниже среднего. Не критично. Львиную долю государство все равно извлекает из глобальных продаж. Но если их поддержать как независимых предпринимателей, то они станут опасными, как это оказалось в 2012 году, когда на Болотную вышел креативный класс, который 12 лет растили, а он вышел с политическими требованиями. Его испугались и решили не поддерживать.

Новости экономики: Путин рассказал, сколько Россия выручила от продажи оружия

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Сергей Пикин

Директор Фонда энергетического развития

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня