Кремль мог бы поднять нефть до $ 200 за баррель, но боится гнева США

Почему российское руководство предпочитает не рисковать даже ради выгоды страны

  
9249
Кремль мог бы поднять нефть до $200 за баррель, но боится гнева США
Фото: Сергей Коньков/ТАСС
Материал комментируют:

Кремль радостно потирает руки — нефть снова дорожает. 26 июня цена на Brent прибавила более чем на 1,5% и перевалила за $ 66. В последний раз на этой отметке котировки были 30 мая.

Одна из причин удорожания — рекордное снижение запасов сырья в США. По оценке американского Управления энергетической информации (EIA), сейчас в Америке производят 12,2 млн. баррелей нефти в сутки. Это исторический минимум добычи. При этом американцы сокращают поставки углеводородов из-за рубежа.

Одновременно в Штатах растет спрос на энергосырье: игроки считают, что выросли риски военного конфликта Иран-США. Рост напряженности в отношениях между двумя странами может обернуться перебоями в поставках сырья во всем Персидском заливе, и вызывают опасения у мировых инвесторов.

Напомним, в середине июня Вашингтон обвинил Тегеран в нападении на нефтяные танкеры в Оманском заливе. После чего Пентагон «в оборонительных целях» одобрил отправку дополнительных военных сил на Ближний Восток. 20 июня иранские военнослужащие сбили американский беспилотник. Согласно заявлению Тегерана, летательный аппарат нарушил границу страны. По версии Белого дома, инцидент произошел в международном воздушном пространстве.

Читайте также
Москва не оставила шансов Израилю и США и не сдала Иран Москва не оставила шансов Израилю и США и не сдала Иран На переговорах в Иерусалиме США и Израиль объединились против России, но забыли про Асада

В качестве ответных мер Дональд Трамп одобрил военный удар по Ирану, но за 10 минут до начала операции отменил свое решение и объявил о введении санкций против первых лиц республики. Кроме того, 25 июня в Twitter глава Белого дома пригрозил Ирану уничтожением в случае очередной атаки Тегерана на «что-либо американское». По мнению аналитиков, слова Трампа усилили панические настроения на мировом энергорынке.

Неопределенности на рынке добавляют и американские санкции в отношении импортеров иранской нефти. По данным ОПЕК, в апреле добыча в Иране снизилась до 2,55 млн баррелей в сутки, что в годовом выражении — самый низкий уровень с 1989 года.

По словам президента Ирана Хасана Роухани, положение, в котором оказались иранцы, еще хуже, чем во времена ирано-иракской войны 1980−1988 годов. «Во время войны у нас не было проблем с нашими банками, продажей нефти, импортом и экспортом», — сказал он. А верховный лидер аятолла Хаменеи призвал к проведению жесткой политики «сопротивления».

Заметим, не имея возможности увеличивать объемы поставок нефти, Тегеран максимально заинтересован в росте цен. Рост цены нефти на $ 1 за баррель теоретически увеличивает доходы Ирана на $ 1,3 млн. в день. В итоге, иранская ситуация уверенно толкает нефтяные котировки вверх.

С другой стороны, поддержку нефтяным котировкам может оказать потепление в торговых отношениях США с Китаем. По информации агентства «Синьхуа», вечером 25 июня вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ и министр финансов США Стивен Мнучин обсудили продвижение двусторонних консультаций. По итогам в интервью телеканалу CNBC глава американского Минфина заявил о готовности торгового соглашения на 90%.

Что важно, эти консультации идут накануне встречи Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина на саммите G20, который пройдет 28 и 29 июня.

Если Трампу удастся заключить торговую сделку с Китаем, ослабление тарифной войны повлечет и рост спроса на нефть.

Другим определяющим событием для рынка нефти станет саммит стран-нефтеэкспортеров 1 и 2 июля, на котором будет решаться вопрос продления сделки ОПЕК+. Что симптоматично, участники встречи также будут ориентироваться на итоги саммита G20.

Как будут развиваться события в треугольнике США-Иран-Китай, как они скажутся на России?

— Повышение цен на нефть является результатом роста напряженности вокруг Ирана, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Трамп здесь выполняет свою главную задачу — обеспечивает поддержку Израиля и реализацию программы, которую Израиль на него возложил. Это торможение экономического развития Ирана — в идеале, израильтяне хотели бы Иран вообще развалить. Но есть и программа-минимум — выдавить Иран из Сирии, и заставить его отказаться от поддержки движение «Хезболла» в Ливане.

Одновременно Трамп работает на американскую нефтяную промышленность, которая занимается разработкой сланцев. Как известно, сланцевая нефть намного дороже обычной, и у нее есть предел цены, ниже которого добыча становится нерентабельной. Некоторые аналитики считают, что этот предел $ 50 за баррель, другие говорят о $ 60 за баррель.

С другой стороны, дорогая нефть невыгодна Китаю. Невыгодна она и Ирану, поскольку подорожание происходит за счет ограничения поставок иранской нефти. Тегеран предпочел бы, чтобы цены были пониже, но при этом он мог бы свободно продавать нефть на мировом рынке.

«СП»: — Какую позицию в этой ситуации занимает Россия?

— Мы не против, что цены на нефть повышаются. Что до давления на Иран, мы считаем, что США должны вернуться к соглашению с Ираном по ядерной программе в рамках «шестерки», и отказаться от силового давления на Тегеран.

Для нас в этой ситуации наиболее важен геополитический аспект. Наше руководство считает, что из соображений безопасности нам невыгодна война между США и Ираном.

У меня мнение иное — я считаю, если США ввяжутся в эту войну, то проиграют. Правда, в этом случае Россия и Китай должны будут активно помогать Ирану — вооружениями, разведкой, советниками.

Замечу, что и цены на нефть при таком сценарии подскочат очень прилично — возможно, до $ 200 за баррель. Наша нефтяная промышленность от этого только выиграла бы.

Но, повторюсь, наше руководство опасается, что это может привести к эскалации конфликта, вплоть до мировой войны. А Трамп этим пользуется — шантажирует и Тегеран, и Кремль.

«СП»: — Почему вы считаете, что мы могли бы сыграть на обострение?

— Потому что американцы — не самоубийцы, и тоже понимают: если влезут в Иран, то проиграют. С другой стороны, поощрять их к этому тоже неправильно. Тегеран — наш партнер, мы заботимся о его интересах и не хотим, чтобы он пострадал.

Но если уж американцы, несмотря на уговоры, пойдут на военную операцию — тем хуже для них.

«СП»: — Чего Трамп хочет добиться от Китая?

— Основная цель США — затормозить экономическое развитие Китая, и сделать взаимные торговые отношения между странами более выгодными для экономики Америки. Потому что пока действовали механизмы глобального свободного рынка, все складывалось в пользу Китая. Китай получал американские инвестиции, чтобы производить продукцию для огромного американского рынка. Благодаря этому экономика КНР здорово выросла. Но, действуя в духе глобализма, американцы взрастили мощного конкурента.

Читайте также
Карибский кризис-2: Россия готовится вернуться на Кубу Карибский кризис-2: Россия готовится вернуться на Кубу Корабли ВМФ с ракетами «Калибр» провели разведку у берегов США на Острове Свободы

Так что сейчас задача Трампа — этого конкурента попридержать, затормозить и по возможности ослабить. Чтобы США сохранили роль мирового экономического лидера, а Китай просел и откатился назад.

«СП»: — Трамп будет встречаться с Си Цзиньпином на G20. Компромисс между США и Китаем возможен?

— Думаю, лидеры не смогут достигнуть компромисса. Даже если они заключат временное соглашение, потом окажется, что Китай продолжает расти. В результате, американцы будут вводить новые меры по ограничению китайского влияния и его экономических возможностей.

Другими словами, борьба между США и Китаем — это надолго, и встречей на G20 она точно не закончится. Замечу, если Китай действительно начнет тормозить, сами китайцы начнут всячески обходить соглашение с Трампом, используя любые лазейки.

«СП»: — Получается, Россия в этой ситуации предпочитает скромные нефтяные бонусы, и довольствуется ролью стороннего наблюдателя?

— Это вы говорите о нынешней нашей политике. Я же считаю, мы должны взять все возможные бонусы. Если, скажем, обострятся экономические противоречия между Китаем и США, мы должны помочь Пекину преодолеть негативные последствия, связанные с американским давлением.

Да, Россия не является экономическим лидером, но наша поддержка существенна для Китая. Она позволяет ему иметь более сильную переговорную позицию с США, и вынуждает американцев идти на определенные уступки. Америка в этом случае не сможет полностью продавить свою линию, а нам это выгодно.

Нам нужно восстановить баланс сил, чтобы США не смогли больше доминировать в мире. А Китай и Иран оттягивают американские ресурсы, и не дают США возможность усилить противостояние на российском направлении.

Новости мира: Стало известно, как страны голосовали по вопросу возвращения России в ПАСЕ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Юрий Крупнов

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня