Если Запад попросит — Кремль для Африки снимет последнюю рубашку

Москва готова списать «Черному континенту» 20 млрд долл. Зато со своих граждан требует возвращать все до копейки

  
6788
На фото: на первом пленарном заседании Саммита Россия -Африка в Сочи
На фото: на первом пленарном заседании Саммита Россия -Африка в Сочи (Фото: Александр Рюмин/ ТАСС)
Материал комментируют:

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков пояснил, зачем Россия списала странам Африки накопившихся долгов на общую сумму 20 миллиардов долларов. Напомним, что об этом Владимир Путин сообщил 23 октября в рамках форума «Россия-Африка», проходившего в Сочи.

По словам Пескова, эти долги были «эфемерными и невозвратными», зато теперь появилась возможность расчистить поле для будущих экономических отношений."Такое долговое бремя тормозило развитие сотрудничества и взаимодействия наших компаний с африканскими странами, потому что, имея большую задолженность, компании не могли по закону идти на какие-то новые проекты. А так произошла расчистка", — сказал Песков.

Песков добавил, что списание долгов было сделано давно и это не результат последних нескольких дней. В 1996 году Всемирный банк и МВФ инициировали программу по облегчению долгового бремени стран Африки. Россия присоединилась к этой инициативе. Затем в 2006 году было принято постановление правительства, в результате которого долги были списаны.

Читайте также
Путин переиграл в Сирии и Эрдогана, и Трампа Путин переиграл в Сирии и Эрдогана, и Трампа Но, тем не менее, благодаря России и Турция решила ключевую проблему своей безопасности

На форуме «Россия-Африка» были заключены соглашения на сумму в 800 миллиардов рублей. Поэтому, как сказал Песков, списание долгов было абсолютно прагматичным шагом.

Африка — не единственный регион, которому Россия в последние годы списывает долги. Еще в 1997 года РФ была принята в качестве полноправного члена в Парижский клуб стран-кредиторов. В рамках членства наша страна участвует в мероприятиях по списанию долгов самых бедных развивающихся стран.

Впрочем, не все списания проходят по программам Парижского клуба кредиторов. В 2000 году Россия списала 9,5 млрд долл. долга Вьетнаму. В 2003 и 2010 годах списан долг Монголии на сумму более 11 млрд долл. В 2005 Сирии простили 9,78 млрд долл. В 2008-м прощен долг Ирака в размере 12 млрд долл. В 2012 Россия списала КНДР 11 млрд долл. А в 2014-м — 35,3 млрд долл. Кубе.

Целесообразность списания зарубежных долгов у многих экспертов вызывает вопросы.

«Только Эфиопии было списано 4,8 млрд долл. Но если во времена СССР Эфиопия была нашим другом и платила по долгам поставками кофе (эта страна — родина кофе), хлопка и т. д, то сейчас это полностью проамериканская страна. Зачем ей списывали? Что эфиопы по-прежнему нам в счет долга кофе не могли поставлять? Ответ — лишь бы Западу понравиться», — написал на своей странице в «Фейсбук» заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета Николай Платошкин.

«Теперь — что такое 20 млрд долларов? На эти деньги, например, Хабаровский край мог бы существовать при его нынешнем бюджете 15 лет. Но этот край в долгах перед своей же страной (примерно 1 млрд долларов). И никто краю долг списывать не собирается. Зачем? Запад ведь не об этом просит», — продолжает политолог.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин тоже сомневается, что списание долгов оправдано экономически или геополитически.

— Списание долгов Российской Федерацией происходит регулярно. Просто сейчас к этому вопросу было привлечено внимание, потому что списано сразу много. И власть сама об этом заявила. Вообще списание долгов — это мировая практика. Но нужно смотреть по каждому случаю: что Россия рассчитывала получить и что получила в итоге?

Если рассматривать ситуацию именно с 20 миллиардами Африке, нам сейчас приводят цифры: якобы на форуме были заключены сделки на сумму свыше 20 млрд. долларов. Но нужно понимать, что часть этих сделок — не конкретные договоры, по которым стороны обязуются что-то сделать, а соглашения о намерениях. Которые в конкретные договоры не обязательно будут конвертированы. Поэтому может получиться, что реальная сумма сделок будет гораздо меньше 20 млрд.

В этом основная проблема. Нужно смотреть в течение полугода-года: будут ли заключены реальные сделки, будут ли они выполнены и оплачены живыми деньгами, чтобы не получилось, что вместо списанных долгов мы получили новые?

«СП»: — Мы списываем долги не только Африке. В прошлом от этого что-то получали?

— Проблема в том, что обычно у должника, которому прощают долг, и в будущем возникают задолженности. Иногда мы что-то от этого получаем. Например, в Ираке после списания долгов часть контрактов на добычу нефти получили российские компании. Они со своих доходов платят налоги в бюджет, поэтому это определенная выгода. Но эти контракты были получены не только из-за долга, но по совокупности факторов — уход американцев из страны, экономические переговоры.

Но в целом практика показывает, что списание долгов экономически не окупается. В российской долговой политике геополитика доминирует над экономикой. И списание себя не окупает. В каких-то моментах получается брать деньги с должника благодаря тому, что мы «расчистили поле». Но в большинстве случае все упирается в коммерчески не просчитываемую геополитику.

Читайте также
Кремль: Это враньё, что Россия живет бедно, гляньте, сколько у нас богатых Кремль: Это враньё, что Россия живет бедно, гляньте, сколько у нас богатых Власть не поверила данным статистики, что жизнь в стране за последние пять лет стала хуже

«СП»: — А геополитически мы что-то от этого получаем?

— Что-то получаем. Но просчитать эту выгоду сложно. К примеру, режим Мадуро в Венесуэле сейчас держится, в основном, благодаря помощи Кубы, которой мы списали 35 миллиардов долга. То есть — Куба помогает России продвигать ее интересы в Венесуэле.

Но можно ли это измерить экономически? Да, там есть интересы «Роснефти» и «Ростеха», которые заключили контракты с венесуэльскими предприятиями на огромные деньги. Но ведь из венесуэльского бюджета эти деньги не будут получены, потому что их там нет.

Это как раз та ситуация, когда геополитически нечто вроде себя окупает. Но если начинать считать в конкретных суммах — то нет. И, главное, не видно перспектив, когда это может произойти?

С этим мнением согласен директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв, который считает, что Россия должна получать привилегии от списания долгов, а не просто прощать другим странам миллиарды. Тем более, что своему населению Москва долги не прощает.

— Это долги — с советских времен. И, в основном, — за продажу оружия. При Ельцине мы вступили в Парижский клуб кредиторов. Тогда всем рассказывали, что это наша великая победа. Ео никому не сказали, что одним из условий является списание всех военных долгов, потому что Парижский клуб по определению не признает их.

Процесс списания Африке начался не сейчас, а гораздо раньше. Просто президент напомнил, сколько мы им подарили.

Логика этого списания такова, что долгов накопилось очень много, поэтому мы вернемся к нулевому варианту и начнем эффективное экономическое сотрудничество. Чисто теоретически это возможно, тем более, что нам должны такие страны, как Ангола, Эфиопия, Мозамбик — государства с огромными ресурсными запасами.

Но меня беспокоит, что может возникнуть привычка к списанию долгов. Когда вы не требуете вернуть деньги, возникает ощущение, что и дальше так будете делать.

Допустим, мы сейчас инвестируем в их экономику, заключим договоры. Это принесет большую прибыль, потому что рабочая сила там дешевая, а алмазы буквально валяются на земле. Но вернут ли нам наши средства или опять будут ждать, что мы их простим? И не потому, что это будет прописано в договоре, а потому, что один раз уже списали.

К примеру, наши американские партнеры тоже списывают долги Африке, но не просто так. За это они требуют отмены налогов для их компаний за экономическую деятельность на этой территории. В результате, может быть, американское государство что-то теряет. Но американский бизнес многое приобретает.

Если мы тоже списываем долги на условиях особых преференций для нашего бизнеса, тогда — ладно. Но если просто для того, чтобы всем понравится — боюсь, должники будут ждать от нас этого и дальше.

Но есть третий аспект, который связан со старыми советскими долгами. Например, требовать долг с Чада и ряда других стран просто бессмысленно. Это страны, которые и мы, и американцы финансировали во время «холодной войны». Про эти деньги действительно просто нужно забыть. Но четко понимать, какая часть - это безвозвратные долги? А какая — может быть компенсирована инвестициями? И какую часть мы подарили Африке в обмен на то, что вошли во все международные группы, из которых нас сегодня выгоняют?

Я против того, чтобы списывать долги, даже безвозвратные. Списывать нужно в первую очередь своим. А потом уже заниматься внешними долгами. Тем более, что даже безвозвратные долги всегда можно обменять — один долг на другой. Например, отдать их тем же американцам. А там они уже пусть сами разбираются.

«СП»: — Мы ведь списываем долги не только Африке, но и другим странам. Например — Вьетнаму…

— Это в основном те самые военные долги, которые мы списывали потому, что вступили в Парижский клуб. Другой вопрос, зачем вообще нужно было туда вступать? Но мы так хотели встать вровень с великими державами, что готовы были за это платить.

Те же вьетнамцы были готовы деньги нам возвращать. И не просили списать им долги. Более того, они были готовы еще закупать оружие за деньги, а не в кредит. Но в 90-е годы мы сами разрушили с ними все отношения. На том основании, что это социалистическая страна, а мы с коммунистами отныне не торгуем.

Вьетнамцы страшно удивились. Купили оружие у французов. И до сих пор не могут понять смысла наших действий того времени.

Читайте также
Из Ливии в Россию пошли "двухсотые": ЧВК несут серьезные потери Из Ливии в Россию пошли «двухсотые»: ЧВК несут серьезные потери Зачем наши парни гибнут в Северной Африке?

«СП»: — То есть, военные долги мы обязаны списывать по правилам Парижского клуба?

— Военные долги находятся как бы вне Парижского клуба, но мы же всегда хотим быть «равнее» всех остальных, чтобы нравиться Западу. Нормальные страны свои военные долги в Парижский клуб просто не вносят.

Например, американцы в Парижском клубе не говорят обо всех своих долговых обязательствах. А только о тех, которые они могут там поддержать. Но у нас переговорами в свое время занимался Чубайс. С него и спрашивайте. Он так договорился, что скажите спасибо, что мы сами должны не остались.

«СП»: — Что же делать с этими долгами?

— Даже безвозвратные долги списывать нельзя. Их можно обменивать на экономические привилегии. Например, получать откуп налогами. Это можно делать с любой Эфиопией. Мы можем прощать долги в обмен на то, чтобы они нам разрешали беспошлинно вывозить их продукцию. Американцы так и делают. Они ни копейки не списывают просто так, а лишь для экономических или политических преференций.

Мы тоже должны так делать. Мы должны быть жадными, когда дело касается внешнеэкономических связей. Но у нас традиционно было больше желания понравиться, чем получить результат.

В свое время Россия отказалась от репараций Франции в войне с Наполеоном, чтобы понравиться Западу. Запад страшно удивился и порадовался нашему идиотизму. Нравиться от этого мы им, естественно, не стали.

И так мы делаем всегда. Всегда боимся, что нас «за приличных» не будут считать. И готовы за это платить.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Владимир Бураков

Председатель Центрального Совета Российской Партии Пенсионеров за социальную справедливость

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня