Экономика / Нефть и газ
2 декабря 2019 08:21

Россия предъявила Западу газовый козырь

«Сила Сибири» не только уменьшит зависимость от европейского рынка и свяжет РФ с Китаем, но и поднимет Дальний Восток

12999
Россия предъявила Западу газовый козырь
Фото: Алексей Никольский/ТАСС

2 декабря президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин в режиме телемоста дадут старт поставкам по газопроводу «Сила Сибири», по которому газ из Иркутского и Якутского центров газодобычи пойдет российским потребителям на Дальнем Востоке и в Китай.

29 декабря в «Газпроме» сообщили, что контрактные обязательства поставок газа по «Силе Сибири» в Китай в 2020 году составляют 5 миллиардов кубометров газа, в 2021 году — 10 миллиардов, в 2022 году — 15 миллиардов, а минимальный отбор — 85% от этих объемов.

Выходит, что все попытки США организовать России «газовую изоляцию» провалены?

— Известно, что одна из главных экономических проблем современной России — это её сырьевая специализация, зависимость от экспорта углеводородов, — считает директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— В свою очередь, мало кто говорит о том, что этот экспорт, в свою очередь, создает экономическую и политическую зависимость России от мировых цен на нефть и газ, стран-транзитеров (Украина, Беларусь, Турция и т. п.) и стран-потребителей российского топлива. Важнейшим инструментом преодоления этой зависимости является диверсификация путей доставки российских углеводородов до стран потребителей.

В этом смысле любой введенный сегодня дополнительный и надежный трубопровод резко повышает суверенитет РФ и, в частности, маневренность России в отношениях с Киевом, а также с Еврокомиссией, осуществляющей беспрецедентное давление на «Газпром» по вопросу введения в действие российского проекта «Северный поток-2».

Читайте также
«Северным потокам» предписано стоять полупустыми «Северным потокам» предписано стоять полупустыми Повторит ли новая труба «Газпрома» судьбу предшественницы, оставшись заполненной наполовину?

«СП»: — Будет ли он означать некоторую переориентацию России с Запада на Восток?

— Запуск газопровода «Сила Сибири» не означает переориентацию России с Запада на Восток. Это означает пока лишь диверсификацию путей экспорта российских углеводородов, ну и большую свободу для РФ в отношениях со своими западными партнерами.

В настоящее время Европа остается более важным покупателем российского газа — не только по объемам поставок, но и исходя из необходимости развивать экономические отношения с такими европейскими странами, как Германия, Италия, Франция, Австрия, Сербия и т. п., а также удерживать в орбите партнерства Беларусь и Украину.

«СП»: — В конце этой недели в Датский апелляционный совет поступила жалоба на разрешение по «Cеверному потоку-2». Означает ли это срывы сроков запуска трубопровода?

— Нет, не означает. СП-2 будет введен в строй, несмотря на шантаж Киева и противодействие чиновников ЕС. Более того, вслед за этим проектом может последовать «Северный поток-3» и другие российские газовые проекты. Германия, скорее, выйдет из Евросоюза, чем откажется от российского газа, ибо, отказавшись от него, она утратит конкурентоспособную экономику. То, что в Западной Европе назревают серьезные экономические проблемы, а стержень этой экономики — Германия, а значит и российский газ, не понимают сегодня только некоторые, не самые умные чиновники ЕС и разного рода русофобы, подпитываемые со стороны американских газовых компаний.

«СП»: — На днях из Азербайджана в Турцию и далее —  в Европу был запущен TANAP…

— TANAP, конечно же, конкурентный для России проект, но серьезной опасности эта «труба» для РФ не представляет. Во-первых, проект чрезвычайно дорогостоящий. Во-вторых, рассчитан на прокачку относительно небольшого объема углеводородов: как минимум, в два раза меньший, чем у СП-2. Наконец, потребности Европы в дешевом газе настолько высоки, что газ по трубопроводам через Турцию пойдет в страны ЕС не вместо российского газа, а в дополнение к нему.

— Велико и политическое, и экономическое значение трубопровода на восточном направлении, — убежден заместитель директора Национального института развития современной идеологи Игорь Шатров.

— С экономическим все ясно. Политическое значение тоже очевидно. Принято стенать по поводу зависимости Европы от поставок российского газа. Но в той же самой степени Россия сейчас зависит от закупок российского газа европейцами. Также Россия зависит и от стран-транзитеров. Мы видим, какая возня устроена вокруг транзитного договора с Украиной. С запуском «Силы Сибири» позиции России на переговорах с Европой и Украиной становятся очень выгодными. При этом надо понимать, что поставки газа в Китай — это только первый шаг на Восток.

«СП»: —  Будет ли он означать некоторую переориентацию России? Европа или Азия — кто более важный для России покупатель?

— Он будет означать только расширение рынка для российского газа. Восток длительное время был забыт. Добывая углеводороды в Сибири, то есть в Азии, долгие годы мы гнали их через всю европейскую часть России на Запад. Сейчас сложилась уникальная ситуация. Восток стремительно растет, то есть платежеспособный потребитель как бы сам приблизился к местам добычи.

Юго-Восточная Азия пока знает только российский сжиженный газ, который поставляется танкерами с сахалинских и ямальских месторождений. Опыт, полученный при строительстве газопровода в Китай, будет использован при строительстве других трубопроводов в регионе — и сухопутных, и морских. Например, известно, что в качестве одного из инфраструктурных проектов, способствующих, в частности, миру на Корейском полуострове, рассматривается газопровод из России в Южную Корею, проходящий через КНДР. Больше российского газа требуется и Японии, которая сейчас получает его в сжиженном виде с Сахалина. Периодически поднимается вопрос о строительстве газопровода по дну моря с Сахалина на Японские острова.

«СП»: —  С января заработает «Турецкий поток», а потом и СП-2. Попытки США отхватить кусок газового рынка за счет России провалились?

— Да, и это хороший урок для тех, кто намерен разговаривать с Россией не на равных, а с позиции силы, пусть даже экономической. Мир состоит не только из Запада. Запад — это меньшая часть мира.

«СП»: —  Если мы все время будем гнать на экспорт сырье, не превратимся ли окончательно в сырьевой придаток Запада или Востока?

— Странно было бы отказываться от использования преимуществ, которые дает России наличие запасов сырья. Излишний акцент, который делается на экспорте именно нефти и газа, создает иллюзию, что Россия совсем не перерабатывает сырье и не продает на внешнем рынке продукты его переработки. Это не так. На экспорт идут и бензины, и дизтопливо, и продукция химической промышленности, создающей разные производные из нефти и газа.

Читайте также
Украина идет в атаку: «Газпром» может потерять активы в Латвии Украина идет в атаку: «Газпром» может потерять активы в Латвии У российского газового гиганта все меньше шансов отстоять свои интересы в суде

По мнению профессора ВШЭ Дмитрия Евстафьева, нельзя сводить эффект «Силы Сибири» только к экспортным взаимоотношения с Китаем.

— Это в принципе большой стимул для развития региона, поскольку часть газа, который будет идти по газопроводу, направится и на региональные нужды.

«Сила Сибири» — это довольно сложный, и заведомо нерентабельный проект, вокруг которого выстраивается целая промышленная инфраструктура — заводы по очистке газа, по извлечению ценных примесей, региональные энергетические и логистические системы. Это «стержень», который по многим соображениям, и, не в последнюю очередь, политическим и лоббистским было легче всего осуществить в относительно сжатые сроки.

«Сила Сибири» при правильном подходе с российской стороны (а признаки такого подхода все больше проявляются) становится не столько просто экспортным газопроводом, сколько центром более широкой системы, основой новой энергетической и химической отрасли для Дальнего Востока. Вопрос в том, что для дальнейшего развития в этом направлении нужна полноценная инвестиционная опора, оживление силуановского «инвестиционного кладбища».

Но и здесь есть очень важные новости: Россия смогла и инвестиционно, и инженерно, и организационно осуществить данный проект без привлечения китайских кредитов. И этим наша страна продемонстрировала существенно более высокий «класс» игры в «длинные», геоэкономически значимые проекты. Первый тест на геоэкономическую самостоятельность мы прошли и на фоне этого вопросы об окупаемости проекта являются, на мой взгляд, вторичными.

Что же касается, собственно, газа, то и для России, и для Китая этот газопровод является до известной степени «страховочным» вариантом.

Для России он призван создать альтернативу европейскому рынку, если ситуация на нем продолжит движение в нынешнем направлении — выдавливания России и вообще сокращения рынка трубопроводного газа, перехода к спотовым контрактам и проч.

Для Китая — также альтернатива, страховочный вариант (который, чем дальше, тем больше становится основным — достаточно сравнить ситуацию 2016 и 2019 года) на случай, если отношения с США будут и далее ухудшаться, а доступ к СПГ станет более рисковым, а главное — на случай, если трубопроводные проекты профинансированные КНР в Центральной Азии не сработают по политическим или экономическим соображениям. А шансы на то, что эти проекты уходят в «зону риска» постоянно нарастают.

«СП»: —  А как насчёт TANAP и прочих конкурентов?

— Все газотранспортные проекты является конкурентными по отношению друг к другу. Конкуренцию можно усмотреть даже во взаимоотношениях проектов «Северный поток 2» и «Турецкий поток». Вопрос в том, что сейчас идет борьба за европейский энергетический рынок, который представляется наиболее емким и «вкусным» с финансовой точки зрения и при этом — несамодостаточным, причем европейцы своими руками делают его все более и более несамодостаточным. Но Москва четко понимает (в отличие, к слову, видимо, от США), что добиться не только монополии, но даже и «контрольного пакета» на европейском рынке практически невозможно, ни в силу технологических особенностей современного рынка энергоносителей, ни в силу политической ситуации в Европе. И уже — вероятно, начиная с 2013—2014 годов — такой задачи не ставят.

Но действия Москвы продолжают оцениваться именно с позиций стремления к монополии, а в результате — совершено неверно интерпретируются ее действия. Москва хочет иметь за собой некую долю европейского газового рынка на комфортных и прозрачных для себя условиях. При этом понимая, что ни один из «альтернативных» вариантов снабжения газом европейского континента не представляет для нее стратегической угрозы.

Читайте также
В США придумали, как наказать ФРГ за «Северный поток-2» В США придумали, как наказать ФРГ за «Северный поток-2» Вашингтон нагнул Германию: немцы будут платить за НАТО наравне с американцами

Москва уже давно стремится к повышению эффективности деятельности «Газпрома», отчасти стимулируя конкуренцию поставщиков газа на внешние рынки и активно занимая нишу СПГ. Поэтому, какой-то один газопровод не создает для России угрозы. Ни TANAP, который относительно небольшой по объему, ни в целом Южный газотранспортный коридор, ни проектируемый Транскаспийский газопровод, который является, скорее, манипулятивной сущностью, нежели реальным проектом.

«СП»: — Попытки США устроить России «газовую изоляцию» провалены?

— Никакой «газовой изоляции» России быть не может в принципе. Более того, думаю, из серьезных людей в США, не пропагандистов, никто такой задачи не ставил. США ставили задачей отжим существенного (до 30%) сегмента европейского рынка, который должен был им достаться за счет Ирана и арабских стран, включая своих же союзников, которым на Ближнем и Среднем Востоке последовательно устраивали управляемый хаос.

Россия попала в фокус американской газовой пропаганды только по одной причине: американцам в Европе нужен не только относительно слабый и рисковый с платежной точки зрения лоялистский рынок Восточной Европы, рынок американских сателлитов, ждущий, что им американский сланцевый газ дадут бесплатно.

Американцам нужны платежеспособные рынки стран «старой Европы», где и нужно потеснить не только иранский и катарский СПГ, но и российский. Иначе поставки останутся символическими, а ситуация в американской энергетике крайне сложна и балансирует на грани массовых банкротств.

Если бы политическая ситуация в США была бы более вменяемой, можно было бы говорить о создании российско-американского газового картеля, который бы занял процентов 50 рынка и диктовал свои цены (что США было бы очень выгодно), но увы…


Нефть и газ: «Северным потокам» предписано стоять полупустыми

Новости транзита: Пушков назвал последний шанс Украины остановить «Северный поток-2»

Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Андрей Коновал

Сопредседатель профсоюза работников здравоохранения «Действие»

Владислав Шурыгин

Военный публицист, постоянный член Изборского клуба

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня