Экономика / Нефть и газ

Лукашенко объявил России «нефтяную войну»

Поставки углеводородов в Европу через Белоруссию под угрозой срыва

25021
На фото: часток нефтепровода на территории ОАО МН «Дружба»
На фото: часток нефтепровода на территории ОАО МН «Дружба» (Фото: Александр Саверкин/ ТАСС)
Материал комментируют:

Президент Белоруссии пригрозил забирать транзитную российскую нефть, предназначенную европейским потребителям. На такой шаг Минск может пойти, если Москва не будет поставлять Белоруссии топливо в нужных объемах. Белорусский лидер утверждает, что в январе страна получила всего 500 тысяч тонн нефти, в то время как 1,5 миллиона тонн ей недопоставили.

Кроме того, по словам Лукашенко, Россия все еще не рассчиталась за поставки «грязной нефти», из-за которой у Белоруссии пострадал нефтепровод «Дружба».

«Поэтому, если не поставят в феврале, будем до двух миллионов тонн добирать», — пригрозил Батька.

Лукашенко говорил о том, что Россия не выполняет свои обязательства еще с 6 февраля. По его словам, речь идет о четырехкратном невыполнении плана. Белорусский президент тогда подчеркнул, что «ни один житель Белоруссии, ни одно предприятие не должны ощутить на себе последствия от всякого рода маневров партнеров».

Читайте также
Лукашенко с Путиным больше в хоккей играть не будет Лукашенко с Путиным больше в хоккей играть не будет Россия потеряла последнего союзника из-за жадности нефтегазовых олигархов?

При этом тарифы на прокачку российской нефти в Европу по магистральному нефтепроводу «Дружба» с 1 февраля поднялись на 6,6%. Минск настаивает на значительно большем увеличении, которое помогло бы компенсировать потери от «налогового маневра» и поставок грязной нефти.

Компромисс по этому вопросу так и не достигнут. Заявление о заборе транзитной нефти — это очередная попытка надавить на Москву?

— Недопоставки, которые существуют по мнению белорусской стороны, могли произойти из-за неурегулированности вопроса цены на нефть. Притом вопросы, связанные с поставками нефти необходимо было урегулировать ещё в октябре-ноябре прошлого года, — напоминает заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов

«СП»: — Лукашенко утверждает, что с Минском до сих пор не рассчитались за загрязнение нефти в трубопроводе «Дружба». Так ли это?

— Хочется задать господину Лукашенко вопрос: а разве закончилось разбирательство по этому вопросу? Речь идёт не только о перечне виновных в возникшей ситуации, но и о размере ущерба, который понесла белорусская сторона.

Если я не ошибаюсь, единственное, что мы слышали по этому поводу — это заявления руководства Белоруссии об ущербе на сотни миллионов долларов. При таком значительном ущербе производство на белорусских нефтеперерабатывающих заводах показало бы заметное падение — как по объёмам, так и, вполне вероятно, по качеству продукции. Но почему-то ничего подобного не происходило.

Кстати, Минск обещал перейти на нефть из других источников. Неужели с этим амбициозным планом возникли проблемы?

«СП»: На какую реакцию со стороны Москвы, а главное — в целом, отношение к себе, как к партнёру, они рассчитывают?

— Это ведь уже третий крупный нефтегазовый конфликт между нашими странами за последние десять лет. К такому поведению давно привыкли.

«СП»: — Если гипотетически представить себе, что Лукашенко реализует угрозу. Как это повлияет на наши контракты с европейцами — им ведь до лампочки наши споры с Минском. Опять на штрафы налетим?

— Если белорусы начнут незаконный отбор из транзитных объёмов, то это будет прямым нарушением межправительственного соглашения от 1995 года, в котором содержится пункт о беспрепятственном транзите энергоносителей. Это уже не говоря о том, что президент Белоруссии фактически пообещал осуществить кражу чужого имущества. Я думаю, что у европейских покупателей вопросы должны возникнуть именно к Белоруссии.

«СП»: Чего больше в этих спорах: экономики или политики?

— Это чисто экономический спор. В его основе лежит желание Минска сохранить своё привилегированное положение в качестве покупателя российской нефти. То есть они хотят покупать российскую нефть дешевле других иностранных потребителей, как и раньше. Но изменения в системе налогообложения, происходящие в данный момент в нашей стране, говорят о том, что эпоха сверхприбылей белорусской нефтепереработки подходит к концу. Не желая с этим смириться, Александр Григорьевич применяет излюбленные приёмы: нереалистичные обещания уйти от российских энергоносителей и нелепые угрозы, реализация которых ударит по Белоруссии сильнее, чем по России.

— Переговоры в Сочи между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным не увенчались какими-либо компромиссными договоренностями, стороны остались при своих, — отмечает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— Москва сформировала свой подход к торговле с Белоруссией энергоносителями и не готова менять свои планы, если для этого только не появятся какие-то новые политические вводные.

Интерпретации событий со стороны белорусского президента являются всегда очень субъективными, об этом нужно помнить. Эта ситуация — не исключение. Между Москвой и Минском не заключен контракт на поставку нефти, а старый истек 1 января 2020 года. Белорусская сторона опирается на межправительственное соглашение от 2017 года, по которому Россия должна поставлять Белоруссии по 2 млн. тонн нефти в месяц. Но межправительственное соглашение — это договор о намерении, реальное положение и цены поставок должны быть прописаны в контракте, которого до сих пор нет.

Лукашенко не готов к тому, чтобы оставлять свои нефтеперерабатывающие заводы без нефти. Это, с одной стороны, подтверждает, что норвежские поставки, которых хватило лишь на пару дней работы НПЗ, являлись скорее пиар-историей, чем какой-то реальной альтернативой российской нефти. А также о том, что Лукашенко готов идти на самые радикальные шаги, чтобы белорусская сторона получила бы возможность зарабатывать на реэкспорте российской нефти, как это было раньше.

«СП»: — То есть он может отбирать транзитную нефть?

— Самопроизвольных заборов нефти со стороны Минска бояться не стоит. Россия будет поставлять такой объем нефти, который необходим и европейцам, и учитывая действия Минска. В любом случае, Белоруссии придется платить за эту нефть. Вопрос в том, в какую цену она в итоге обойдется.

Лукашенко намекает на кейс Киева, который смог выбить себе скидки через многочисленные судебные тяжбы с «Газпромом». Но эти истории совсем разные. У Александра Лукашенко нет оснований для судебных разбирательств. А доказать свое право на скидку, которую Москва много лет давали Минску в суде, не удастся. Предоставление этой скидки было политическим шагом Москвы, а не какой-то обязанностью в рамках двусторонних отношений. Нынешняя цена нефти для Белоруссии — рыночная.

Свой нефтяной демарш Александр Лукашенко старается объяснить и тем, что Москва якобы также себя вела по отношению к Киеву, когда начала поиск альтернативных ниток для поставки газа в Европу. Это некорректное сравнение. Москва, построив вместе с европейскими партнерами ветки «Северного потока», смогла расширить свой потенциал поставщика энергоносителей и снизить транзитные издержки. Такая же ситуация со строительством «Турецкого потока» и его европейской нити.

Читайте также
Самая дешевая в мире нефть: Путин сделал вид, что поверил Сечину Самая дешевая в мире нефть: Путин сделал вид, что поверил Сечину Глава «Роснефти» заявил о рекордно низкой себестоимости добычи сырья, но все равно попросил денег

Когда Белоруссия пытается найти альтернативу дешевой российской нефти, то делает невыгодный с экономической точки зрения шаг.

«СП»: — Но зачем Минску это?

— Большинство речей Лукашенко по нефтяным переговорам с Москвой имеют скорее эмоциональный характер. В выступлениях белорусского президента нет цифр и расчетов, зато есть множество ссылок на такие понятия, как честь и достоинство. Можно увидеть, что Лукашенко старается заручиться общественным мнением белорусских граждан перед возможными непопулярными решениями.

В любом случае, если даже белорусский президент найдет альтернативу российской нефти, то такие поставки будут дороже — платить за это будут белорусы. Как заплатили украинцы за кратные подорожания коммунальных услуг, электричества и газа после 2014 года. Также не стоит забывать, что в середине 2020 года в Белоруссии состоятся выборы президента. Для Лукашенко важно сохранить имидж как главного союзника России, так и главного борца за независимость и суверенитет. Эти два образа, кажется, противоречат друг другу, но Лукашенко будет стараться их совместить.

Самое опасное в этой ситуации, чтобы в заложниках у этих разногласий не оказался проект Союзного государства. Опасность этого весьма высока, ведь понятно, что разногласия по нефти между Россией и Белоруссией имеют политическую основу, а не торговую и экономическую. Если Минск продолжит делать недружественные шаги, то Москва может пойти на введение ограничений на поставки ряда белорусских товаров в Россию. Такой сценарий не стоит исключать. При развитии событий по наиболее негативному сценарию Минск может заявить о выходе из соглашений не только по Союзному государству, но и из Евразийского экономического союза.


Нефть и газ: Лукашенко с Путиным больше в хоккей играть не будет

Постсоветское пространство: Лукашенко рассказал, о чем просил Путина в Сочи

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня