Можем повторить: Россию ждет новый кризис, как в 2008-ом

Показатели финансового стресса в РФ подошли к уровням кошмарных для страны лет

8678
Можем повторить: Россию ждет новый кризис, как в 2008-ом
Фото: Сергей Коньков/ТАСС
Материал комментируют:

Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА) сообщило о повышении вероятности финансового кризиса в России. Агентство опубликовало показатель индекса финансового стресса ACRA FSI, который превысил пороговое значение, достигнув отметки в 3,1, при этом с пятницы этот индекс вырос на два пункта. Граница перехода финансовой системы в состояние кризиса равняется 2,5 пункта.

В АКРА отметили, что повышение индекса часто свидетельствует о грядущем финансовом кризисе, хотя и не всегда. Например, на короткое время превышение пороговой отметки фиксировалось в 2016 года. Однако во многих случаях индикатор работает. Например, скачки индекса происходили в 2008-м, 2009-м и 2014-м годах. Всего же со времени начала наблюдений индекс финансового стресса превышал пороговые значения 12 раз.

В АКРА указывают, что рост индекса стал ответом на серьезное ослабление рубля и снижение котировок на российском фондовом рынке, которые произошли из-за обвала мировых цен на нефть 9 марта после срыва сделки ОПЕК+ о сокращении добычи «черного золота». Также отмечается негативное влияние коронавируса на мировую экономику, из-за которого сокращается спрос на нефть.

Напомним, что цены на нефть обвалились с почти 60 долларов за Brent до 35 долларов. Курс рубля, в свою очередь, снизился с 66 до 71,5 за доллар и пока задержался на этом уровне.

Читайте также
Девальвация рубля 2020: Путин отомстил Трампу за «Северный поток-2» Девальвация рубля 2020: Путин отомстил Трампу за «Северный поток-2» Выход из ОПЕК+ стал ответом Кремля на санкции США. Правда, за счет российского населения

Как поясняет Агентство, индекс финансового стресса ACRA FSI измеряет финансовую нестабильность косвенно на основе внешних проявлений финансового кризиса: волатильности на основных финансовых рынках, спредов процентных ставок, учитывает другие показатели.

Впрочем, некоторые экономисты считают, что методология АКРА не безупречна, и в отличие от рейтингов агентств Standarts&Poors или Moody’s глобально не используется.

«У нас и другие аналитические центры, например Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, делали подобные исследования. Там получается, что вероятность этого самого кризиса растянута на три года. И пока непонятен срок его наступления. Пока устойчивость российской финансовой системы стабильна и высока. При этом она, конечно, качественно выше других экономик», — отметил ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников.

Аналитик компании SharesPro Владимир Рожанковский считает, что хотя оценка АКРА может быть неточной, риски для финансовой системы России есть, но пока не катастрофические. Многое будет зависеть от того, как быстро восстановятся цены на нефть и пойдет на спад эпидемия коронавируса в мире. Если на это потребуется не более нескольких месяцев, финансового кризиса удастся избежать. Если же ситуация затянется на более длительный период, наша финансовая система окажется под ударом из-за роста «плохих» кредитов и падения покупательной способности населения.

— Коронавирус Россию пока существенно не затрагивает, — говорит Владимир Рожанковский. — Однако в мире снижаются торговые обороты, так как карантин ведет к падению объемов продаж. Хотя нужно понимать, что все мы каждый день живем, питаемся, ездим на машинах. Никакой вирус или финансовый кризис не может заставить людей перестать это делать. Накапливающиеся дисбалансы в какой-то момент времени прорвет и начнется сильный взрывной рост, хоть и отложенный.

В Китае уже сейчас количество случаев заболевания коронавирусом пошло на спад. Но Китай был первым, а в других странах — Южной Корее, Италии, США — эпидемия сейчас находится на пике. Из этого, не будучи медиком, можно сделать вывод, что высшая точка заболеваемости проходит примерно за два месяца. Если в Штатах эпидемия только начинает развиваться, нам придется ждать как минимум до майских праздников, пока рынки придут в себя и начнут расти твердые активы, которые очень важны для рубля.

«СП»: — То есть нужно ждать восстановления цен на нефть?

— Мы остаемся экспортноориентированной экономикой, и зависим не только от нефти, но и от общей ситуации на сырьевом рынке. В моменте все прогнозы очень мрачные, в том числе для России. Вся эта ситуация с нефтью для нас была очень не кстати. Тем более что обвал цен был целиком и полностью субъективным. Можно было договориться с саудитами. Или, по крайней мере, вбросить на рынок информацию, что переговоры идут, дать какой-то менее жесткий анонс.

У нас же получилось, что министр энергетики Новак уехал с переговоров в Вене преждевременно, потом возвращался после консультаций. Все это просочилось в СМИ и вызвало довольно неприятную картинку. На мой взгляд, нужно было попытаться сохранить лицо и дать инвесторам позитивные новости, чего сделано не было. В итоге мы поплатились существенным падением нефти.

При таком уровне котировок логично, что прогнозы будут неприятными. Это напоминает декабрь 2014 года. Правда, тогда нефть обвалилась в три раза, а сейчас меньше чем в два. Тем не менее, ситуация похожа, потому что обвал произошел в считанные дни. Это приведет к определенным дисбалансам в нашей экономике.

«СП»: — К каким именно?

— Резко снизится покупательная способность россиян. Цены на импорт заметно вырастут, а мы ведь импортируем не только многие виды продовольствия, которые у нас не производятся, но и технику. Например, важные запчасти для буровых установок, которые позволяют нам экспортировать энергоносители. Эта замкнутая цепочка говорит о том, что в АКРА, в принципе, правы. Общий рейтинг по российской экономике существенно хуже, чем он был еще в декабре прошлого года, когда рубль был стабилен и казалось, что ничто не будет предвещать плохих событий.

Теперь же, с одной стороны, у нас ожидания от того, когда восстановится международная торговля и ситуация с коронавирусом, прежде всего, в Европе и США, улучшится. Тут нам остается только сидеть и ждать, ничего поделать с этим мы не можем.

С другой стороны, второй кризисный момент, причем момент рукотворный — это нефть. Здесь нужно договариваться, вбрасывать в рынок информацию о том, что Москва и Эр-Рияд собираются дальше вести переговоры, что история не закончена. Нужны постоянные хорошие новости.

Кстати, так себя вел Трамп во время торговых войн. Даже когда он не встречался с Си Цзиньпином, он все равно писал в своем «Твиттере», что США идут своей дорогой, что они уже выполнили первую фазу, и что непременно добьются успеха. Шло постоянное окучивание прессы и инвесторов и проталкивание идеи о том, что все идет своим чередом. То же самое сейчас очень важно делать нам в отношении нефти. Политика государства должна быть направлена на то, чтобы как можно быстрее развеять эту панику.

«СП»: — И все-таки, насколько велика вероятность финансового кризиса и в чем заключаются основные риски?

— Может быть, нам удастся избежать финансового кризиса, если ситуация улучшится — медики скажут, что коронавирус отступает, и мировая торговля начнет восстанавливаться. Если это случится в течение нескольких месяцев, мы еще можем избежать самых печальных последствий.

Коэффициенты финансовой стабильности наших банков пока вполне приличные. Системного банковского кризиса нет. Есть неприятные моменты, связанные с падением цен на нефть и с инфляционными ожиданиями. Так как падение рубля вызовет рост цен на импортную продукцию, это приведет к скачку инфляции, и как ее гасить пока никто толком не понимает.

Читайте также
Из-за дешевой нефти власть поднимет пенсионный возраст женщинам до 63 лет Из-за дешевой нефти власть поднимет пенсионный возраст женщинам до 63 лет Минфин РФ сообщил, что у него есть только 6 лет, чтобы заткнуть гигантскую «дыру» в бюджете

Реально располагаемые доходы россиян и так позволяют только жить от зарплаты до зарплаты и выполнять свои финансовые обязательства перед банками. Если еще увеличить бремя нагрузки на их бюджеты, в какой-то момент может произойти ухудшение обслуживание кредитов. Кредиты — это самая рискованная часть для людей, которые не могут закрывать свои базовые финансовые нужды. В случае ухудшения ситуации начнутся массовые просрочки, и это самый негативный сценарий для нашей финансовой системы, который я сейчас вижу.

Но в случае быстрого восстановления цен на нефть даже при цене в 50 долларов за баррель, жесткого финансового кризиса не будет. Тогда и курс рубля сможет вернуться к более приемлемым уровням не выше 68 за доллар. Инфляция в этом случае будет незначительной. Если же курс доллара будет выше 72, инфляция будет более серьезной. Она начнет вымывать реальные доходы россиян и постепенно приводить к ухудшению качества обслуживания кредитов.

Но чтобы это произошло, низкие цены на нефть и рубль в районе 74−75 должны просуществовать достаточно длительное время. Я не представляю, как это время при таких котировках будет выживать та же Саудовская Аравия, у которой бюджет верстается только при 60−65 долларах за баррель.

Поэтому я пока не вижу на горизонте финансового Армагеддона. Ситуация достаточно быстро должна нормализоваться. Нефть подрастет к 50, и если рубль поднимется до 66−67, можно будет констатировать, что худшее позади.


Экономический кризис: Девальвация рубля 2020: Путин отомстил Трампу за «Северный поток-2»

Новости экономики: Эксперты выяснили, как новый курс рубля отразится на ценах

Новости СМИ2
Новости Лентаинформ
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Лев Гудков

Директор "Левада-центра", доктор философии

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня