Из «тихой гавани для капитала» Россия превратилась в «мертвую бухту»

Расхваленные американцами «маневры Путина» грозят обернуться для страны разорением

11298
Из "тихой гавани для капитала" Россия превратилась в "мертвую бухту"
Фото: Global Look Press

Международная финансовая система рискует на фоне распространения коронавируса впасть в глубокий и затяжной кризис. Так, Старый свет, столкнувшись с пандемией, наглядно и красочно продемонстрировал всю слабость своих экономических систем. Ситуация еще больше осложняется хрупкостью банковского сектора Евросоюза. И это окончательно разрушит доверие мировых инвесторов к старушке-Европе.

Однако для международного капитала все же существует путь к спасению, и это — Россия. Именно она, благодаря дальновидному «маневру» президента Владимира Путина, лучше всех других стран подготовилась к экономическим потрясениям, которые предстоит пережить планете.

Качественно противостоять надвигающему экономическому шторму Москве позволят, во-первых, ее огромные золотовалютные резервы. Во-вторых, не подкачает разумная фискальная политика, позволяющая при необходимости провести маневры в денежно-кредитной сфере. В-третьих, привлекательным моментом для иностранных инвесторов является и политическая стабильность в России.

Как сообщило, в частности, РИА ФАН, к таким выводам пришли авторы информационного ресурса GOLD GOATS 'N GUNS в свежей статье о нынешней экономической ситуации в мире на фоне распространения нового вируса. Издателем ресурса является известный независимый политический и экономический аналитик Том Луонго.

Читайте также
Сланцевая нефть США перехитрила Сечина Сланцевая нефть США перехитрила Сечина В российском плане по уничтожению американской добычи обнаружились изъяны

Такие тезисы, конечно, в какой-либо иной ситуации могли бы согреть души патриотов страны. Однако, как ранее сообщала «СП», из РФ только за период с 12 по 18 марта с.г. впервые за всю историю наблюдений за фондовыми и долговыми активами уже утекло рекордное количество инвестиционного капитала — 1,4 миллиарда долларов, и конца этому процессу пока не видно.

Такие потери инвестиционного сектора нашей экономики были вполне предсказуемы и ожидаемы. Еще в мае прошлого года аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев, обсуждая с «СП» тот факт, что более 80% предпринимателей не считают ведение бизнеса в России безопасным, с сожалением констатировал, что столь удручающая картина складывалась в нашей стране все последние 20 лет.

— Зарубежные фонды и инвесторы, — подчеркивал он, — улучшать нашу бизнес-среду не торопятся, потому что для них очень показательной стала история с основателем Baring Vostok Майклом Калви. Когда спор хозяйствующих субъектов вдруг перешел в уголовную плоскость, и к вопросу подключились силовые структуры, для всех это стало четким сигналом того, что в деле сотрудничества с Россией стоит притормозить.

А совсем недавно директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков напоминал, что заявления о превращении России в «тихую финансовую гавань» для инвестиционных капиталов уже звучали ранее. Например, в 2008 году, что, однако, не удержало страну от падения в очередную кризисную яму. «С учетом пандемии коронавируса и уровня существующих цен российские резервы рискуют закончиться очень быстро, и тогда нашей стране придется деньги где-то уже занимать», — добавил при этом он.

Так что неудивительно, что все российские эксперты, опрошенные «СП», отреагировали на выводы американских аналитиков, мягко говоря, крайне скептически.

— У России, действительно, достаточно большой размер золотовалютных резервов, — пояснил их общую точку зрения доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов. — Но забавно, что ее внешний долг приблизительно этим самым запасам и равен. Кроме того, очень высока степень зависимости России от конъюнктуры сырьевых цен, которая в последнее время крайне плоха. Поведение нашей национальной платежной единицы наглядно демонстрирует существенные проблемы российской экономики.

Поэтому подобный энтузиазм относительно будущего нашего государства в качестве «тихой финансовой гавани» для мирового капитала выглядит очень странно. Единственное, в чем можно согласиться с авторами этих крайне сомнительных тезисов, которые с вероятностью не менее 90% будут вскоре опровергнуты на практике, так это в том, что в мировой экономике совершенно точно будут неординарные проблемы. И весь масштаб их, кстати, еще далеко не ясен, все зависит от продолжительности карантина в западных странах.

«СП»: — Значит ли это, что наш золотовалютный запас может быть довольно быстро потерян? Например, если вдруг международные кредиторы потребуют срочно погасить перед ними долги?

— Дело в том, что значительная доля наших внешних обязательств — долгосрочная, а это значит, что каких-то немедленных больших выплат в ближайшем будущем не предполагается. Но подчеркну, что только за последнюю отчетную неделю, согласно данным Банка России, страна потеряла почти 30 миллиардов международных резервов, а это довольно много.

Отчасти это официально объясняется переоценкой резервов из-за изменения курсов валют: евро и юань упали к доллару, а у нас довольно большой объем резервов был именно в евро. Но я сильно опасаюсь, что здесь речь идет не только о переоценке, но и о затратах в попытке поддержать курс рубля.

И потом, существенность резервов существенностью, но стоит вспомнить, что в ходе предыдущих двух кризисов — 2008 и 2015 годов — мы сожгли добрую треть всех своих резервов буквально за 6 месяцев. Так что на одних резервах мы долго-то не протянем.

«СП»: — Тогда, наверное, логично предположить, что у нас-то как раз последствия этой пандемии окажутся еще более негативными, чем во всем остальном развитом мире?

— Конечно. Весь опыт прошлых кризисов 1998 и 2008 годов демонстрирует, что у России так называемый коэффициент «бета», который показывает чувствительность какого-то рынка по отношению к мировому, находится вблизи отметки 2. Это значит, что когда мировая экономика растет, мы ее заметно обгоняем по темпам. Это, кстати, очень хорошо было заметно в период с 2000 по 2008 годы. Но если в мировой экономике случается падение, Россия точно такими же опережающими темпами движется уже в отрицательном направлении.

«СП»: — То есть утверждения американских аналитиков о том, что Россия проводит разумную фискальную политику, позволяющую при необходимости провести маневры в денежно-кредитной сфере, и отличается политической стабильностью — не более чем фикция?

— Тут смотря с кем и как сравнивать. Та же фискальная политика в России имеет сильный перекос в сторону высокого фискального давления. Совокупная фискальная нагрузка в нашей стране гораздо выше, чем в зарубежных развитых государствах. Для пополнения бюджета это, конечно, хорошо, но в вопросе развития бизнеса — сильно угнетающий фактор.

Что касается политической стабильности, то она, конечно, вещь хорошая, но сама по себе не может служить конкурентным преимуществом в сфере инвестиций. Уж куда как более политически стабильна по сравнению с остальными странами Северная Корея, но вряд ли ее можно назвать приемлемым регионом для инвестиций.

Читайте также
Мишустин решил спасать американский «Макдоналдс», а русский «Теремок» обойдется Мишустин решил спасать американский «Макдоналдс», а русский «Теремок» обойдется Профессор Катасонов о парадоксах борьбы с вирусно-экономическим кризисом в России

«СП»: — А вот этот перекос фискальной политики в сторону увеличения давления не выйдет нам боком, если ситуация начнет развиваться по негативному сценарию?

— Это вопрос, в принципе, достаточно дискуссионный. Хорошо работающее фискальное ведомство, как я уже говорил, вредно для развития бизнеса, но хорошо для наполнения бюджета. В условиях, когда ждать бурного роста неоткуда, наверное, иметь жесткую фискальную политику — не самый худший вариант. Но за это придется поплатиться потом, когда развитие станет возможным. Так уж устроена экономика — усиливая что-то одно, придется проигрывать в чем-то другом.

«СП»: — Если все же наши грандиозные резервы действительно помогут пережить нынешний кризис, эта победа для нас не станет «пирровой»?

— Я бы так говорить все же не стал. Конечно, пока даже приблизительно не представляется возможным определить, насколько разрушительным окажется карантин. Однако до его введения экономические показатели России были, конечно, слабыми, но отнюдь не катастрофичными. Мы довольно давно, примерно во второй половине 2016 года, зашли в стадию, которая по-научному называется «низкие темпы экономического роста», а по-простому — «застой». Это, конечно, не самое лучшее состояние экономики, но и не самое худшее. Как ни парадоксально, но слабый рост устойчивее, более управляемый и предсказуемый.

Так что если период турбулентности в экономике не затянется надолго, катастрофы никакой я дальше не вижу. Да, будет трудно. Да, упадет жизненный уровень. Но по сравнению с тем, что было у нас, допустим, на рубеже 80−90 годов прошлого века, ситуация все равно будет выглядеть лучше.

«СП»: — А на что в первую очередь сейчас нужно обращать внимание, чтобы понять, не пошла ли все-таки Россия по негативному пути?

— Мне кажется, самый главный показатель тут — это безработица. А здесь все будет зависеть от того, как мы переживем нынешний карантин. Я боюсь, что его экономические последствия будут гораздо хуже, чем само вызвавшее его, так сказать, заболевание.

Читайте также
"Очень мило": Путин спасает от коронавируса США «Очень мило»: Путин спасает от коронавируса США Россия направила в Америку самолет с медицинской помощью

Посмотрите на цифры, которые есть по неблагополучным странам. Например, по Италии, которой так любят сейчас всех пугать. В ней коронавирус вызвал прирост смертности примерно на 1,2% к обычным среднегодовым показателям. То есть тот коллапс, который там возник, есть следствие низкого качества госуправления. Даже просто по-человечески такой сравнительно небольшой прирост смертности говорит не о катастрофе, а просто о том, что там отвратительно работает госуправление, здравоохранение и прочие службы.

Когда все работает нормально, при таком приросте смертности подобного коллапса не может быть. Есть же у нас, например, Швеция, которая принципиально не объявляет никакого коронавирусного карантина до сих пор. И там показатели смертности гораздо ниже итальянских. Так что стоит очень крепко подумать — а стоит ли разрушать целые сектора бизнеса, вводя карантин, когда не так уж и велика его необходимость?

Ведь согласно китайской статистике, шансы умереть от коронавируса в 60 раз меньше, чем в дорожно-транспортном происшествии. Но никто же не вводит карантин против машин.

«СП»: — Получается, как всегда, Россия сама себе главный враг?

— Совершенно верно. Конечно, правительство, действуя методом проб и ошибок, руководствуется, думаю, лучшими побуждениями. Но, повторюсь, лекарство от болезни вполне может оказаться гораздо хуже ее самой.


Коронавирус, последние новости:

Коронавирус сделает свое черное дело: Россию ждет обрушение пенсионной системы

Путин научился делать «Калибры», но разучился шить медицинские маски

Главврач больницы в Коммунарке заразился коронавирусом

В Сочи запретили движение на личном транспорте

Последние новости
Цитаты
Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Коронавирус в России
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня