Экономика / Нефть и газ
6 апреля 20:53

Газовая резня: Мега-проект «Газпрома» превращается в долгострой

Нужно ли России тратить 900 миллиардов рублей на «Балтийский СПГ»?

5452
Газовая резня: Мега-проект «Газпрома» превращается в долгострой
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Развал сделки ОПЕК+ в разгар эпидемии коронавируса больно ударил не только по экспортерам нефти, но и по газовому рынку. Удручающе низкая ценовая конъюнктура, похоже, становится новой реальностью торговли углеводородами: цены могут стабилизироваться, но не взлетят до уровня «тучных времен», окончание которых анонсировал министр финансов России Антон Силуанов.

На этом фоне в разных странах обостряются дискуссии о целесообразности реализации новых крупных проектов в газовой сфере. К счастью или к сожалению, для РФ эта проблема не очень актуальна. «Газпром» к 2020 году успел закончить почти все свои большие стройки: «Северный поток», «Турецкий поток», «Сила Сибири». Прокладка второй нитка трубопровода по дну Балтийского моря рано или поздно тоже будет завершена (американцы со своими санкциями опомнились слишком поздно).

«И все же есть один проект, который имел существенные проблемы с запуском, сочетая в себе все недостатки современной России», — пишет трейдер группы компаний MOL Group и эксперт Российского совета по международным делам Виктор Катона в статье на OilPrice.com. Речь идет о комплексе под названием «Балтийский СПГ», к которому и до начала нынешнего кризиса было много вопросов. А теперь их становится еще больше.

Вообще, в сфере СПГ дела у «Газпрома» обстоят неважно. С одной стороны, российской компании трудно игнорировать тренды последних лет: спрос на сжиженный природный газ стремительно растет. С другой стороны, СПГ закономерно рассматривается как главный конкурент трубопроводного газа. Так зачем создавать конкуренцию собственным трубам?

Читайте также
Нефтяной джихад: Кремль начал блефовать, пытаясь стравить арабов с США Нефтяной джихад: Кремль начал блефовать, пытаясь стравить арабов с США «Сделка века» по ограничению добычи вряд ли состоится

Вероятно, из-за этой дилеммы «Газпром» уже не раз генерировал идеи создания мощностей по сжижению газа, а затем отказывался от них. Были планы построить СПГ-завод на базе Харасавэйского месторождения на Ямале, но предназначенный для него газ в итоге отправился в трубу. «Балтийский СПГ» в Приморске когда-то собирались строить швейцарская фирма Baltic LNG (совместное предприятия «Газпрома» и «Совкомфлота»). Она уже и землю под это дело получила, когда в 2007 году проект был признан нерентабельным. Через несколько лет Baltic LNG вместе с земельным участком выкупил СИБУР, намереваясь построить там газохимическое предприятие — тоже ничего не получилось.

«Газпром» тем временем переключил внимание на Штокманское месторождение в Баренцевом море. Приступая к его освоению, руководство компании намеревалось часть добываемого газа сжижать и отправлять на танкерах в США. Правда, опыта строительства заводов по производству СПГ и экспортных терминалов у «Газпрома» не было. Вероятно, поэтому он пытался привлечь к разработке месторождений иностранные компании. Но договориться об условиях недропользования не удалось.

Злые языки говорили, что норвежская Statoil, французская Total и другие претенденты настаивали на заключении соглашения о разделе продукции (СРП). Кремль вежливо отказался от их услуг и решил разрабатывать Штокман самостоятельно, а заодно объявил о смене приоритетов. Вместо того чтобы сжижать газ, его в очередной раз решили закачать в трубу — в первую нитку «Северного потока».

С проектом «Владивосток СПГ», ориентированным на удовлетворение нужд Азиатско-Тихоокеанского региона, произошло примерно то же самое. По нему даже было принято окончательное инвестиционное решение, но по ряду причин «Газпром» снова решил не рисковать, отдавая предпочтение наращиванию трубопроводных поставок в Китай. В 2015 году Алексей Миллер заявил, что ждать реализации «Владивосток СПГ» в ближайшее время не стоит.

Вероятно, успехи «Новатэка» все же заставили «Газпром» вернуться к идее большого СПГ-проекта на Балтике. Его целевые рынки — это страны, до которых не дотягиваются трубы российского монополиста (Испания, Португалия, Великобритания и другие). Окончательное инвестиционное решение было принято в 2015 году, тогда же начались переговоры с Shell, которую «Газпром» намеревался привлечь в качестве партнера. Вернее, в качестве лицензиара технологии сжижения.

Как и в случае с разработкой Штокманского месторождения, российская компания поначалу рассчитывала на помощь «западных товарищей». И те вроде как пошли навстречу. Между «Газпромом» и Shell был подписан целый ряд документов: меморандум о взаимопонимании, основные условия соглашения о совместном предприятии, рамочное соглашение о совместных технико-экономических исследованиях.

Но в прошлом году председатель Royal Dutch Shell в России Седерик Кремерс объявил о решении компании выйти из проекта «Балтийский СПГ» из-за изменения его окончательной концепции: «Газпром» захотел объединить на площадке в Усть-Луге завод по сжижению газа с крупным газохимическим комплексом компании «Русгаздобыча» Артема Оболенского. По одной из версий, Shell действительно не одобрила такой вариант интеграции. Или просто испугалась «Русгаздобычи», которую связывают с «санкционным» Аркадием Ротенбергом.

Читайте также
Россия умоляет Европу, Америку и Азию купить ее дешёвую нефть Россия умоляет Европу, Америку и Азию купить ее дешёвую нефть Китай бросил спасательный круг нашим экспортерам, но и у Пекина есть свои интересы и обязательства

Как бы то ни было, «Газпром» снова остался в гордом одиночестве. Вопрос о реализации проекта «Балтийский СПГ» повис в воздухе. Найти замену Shell можно в лице немецкой компании Linde, у которой лицензию на технологию сжижения уже приобретал тот же «Новатэк». Но это не главная проблема. Наличие сильного партнера вроде Shell позволяло «Газпрому» выйти на рынок международных заимствований. Теперь придется полагаться исключительно на свои силы — на собственную инвестпрограмму и содействие отечественных банков.

«Проект важный для РФ, весьма капиталоемкий, именно поэтому финансовым структурированием проекта мы будем заниматься на площадке Министерства финансов, с участием ВЭБ. РФ, ВТБ, Газпромбанка и „Русгаздобычи“», — заявлял в прошлом году замминистра финансов России Андрей Иванов. Он же допускал, что для финансирования комплекса в Усть-Луге могут быть задействованы средства Фонда национального благосостояния (ФНБ). Затем «Ведомости» сообщили, что Миллер в конце июня прошлого года попросил правительство поддержать казенными деньгами оба проекта — СПГ-завод и газохимический комплекс. По информации источников издания The Bell, речь шла как раз о средствах ФНБ: почти 150 миллиардов рублей через ВЭБ в виде пятилетних бридж-кредитов должны были быть предоставлены операторам ГХК и газоперерабатывающего завода. При этом речь идет только о начальном этапе финансирования. Ценник «Балтийского СПГ» уже поднялся до 900 миллиардов рублей. То есть с приходом «Русгаздобычи» стоимость запланированных работ существенно выросла, а возможность привлечения кредитных средств на международном рынке — снизилась.

Уже тогда и российские, и зарубежные эксперты засомневались в перспективах проекта. А в нынешних условиях он и вовсе выглядит неактуальным.

О возможности субсидирования «Балтийского СПГ» за счет ФНБ, вероятно, можно забыть — деньги фонда бросают на компенсацию «выпадающих» доходов от торговли рекордно дешевыми энергоресурсами. Доходы самого «Газпрома» от продажи трубопроводного газа в январе-феврале упали на 51,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И будут падать дальше: цены на «голубое топливо» еще не достигли дна. Так нужно ли браться за строительство гигантского СПГ-завода, усугубляя уже существующую проблему дисбаланса между спросом и предложением на рынке углеводородов?

Ответ очевиден и для самого «национального достояния». «Существует высокий риск неокупаемости новых СПГ-проектов и, как следствие, „замораживания“ вложенных в них бюджетных средств из-за ожидаемого избытка предложения на рынке и снижения цен, — пишет заместитель председателя правления „Газпрома“ Виталий Маркелов в письме заместителю министра энергетики Павлу Сорокину. — Появляются новые риски для проектов СПГ, связанные с планами Европейского союза по учету углеродного следа, поскольку выброс диоксида углерода СПГ-проектов существенно выше, чем при трубопроводных поставках».

Читайте также
Потеряв миллиарды в Европе, «Газпром» отыграется на России Потеряв миллиарды в Европе, «Газпром» отыграется на России Экспортная выручка «национального достояния» в январе рухнула на 40%

Конечно, говоря о рисках, Маркелов в данном случае бросает камень в огород «Новатэка». Но самым рискованным российским проектом в сегменте СПГ на данный момент занимается «Газпром». Или уже не занимается?

Аналогичные процессы происходят и в других странах. Американцы, к примеру, тоже жмут на тормоза. Недавно крупнейший производитель СПГ в США Cheniere Energy сообщил о возможной отсрочке запуска третьей линии завода Corpus Christi мощностью 9,5 миллиона тонн. Из-за неблагоприятных рыночных условий Shell выходит из проекта по строительству СПГ-завода Lake Charles LNG, отложено принятие окончательных инвестиционных решений по проектам Golden Pass LNG и Texas LNG.

«Все понимают, что текущие цены (помимо того, что не покрывают затраты на производство) никак не могут отражать балансы на рынке спустя пять лет. Но непростая текущая ситуация на газовом рынке вынуждает компании повременить с новыми инвестрешениями. Это и неплохо, так как в прошлом году запущено много новых строек, поэтому, чтобы не столкнуться с новым избытком в середине десятилетия, желательно сделать небольшую паузу», — пишет энергоэксперт Александр Собко.

Вероятно, официально отказываться от «Балтийского СПГ» Россия не станет. Но и вкладывать в него деньги сегодня было бы безумием. Закончились «тучные» времена, а вместе с ними заканчивается эпоха больших газпромовских строек.


Нефть и газ: Нефтяной джихад: Арабы словам Путина уже не верят

Новости экономики: Мировые цены на нефть снова рухнули

Последние новости
Цитаты
Владимир Болибок

Врач иммунолог-аллерголог

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня