Грозит ли России дефолт-2020

«Черный вторник» -1998 стране пока не светит, а вот волна внутренних банкротств реальна

15674
Грозит ли России дефолт-2020
Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

Предполагаемые убытки для российской экономики из-за эпидемии коронавируса и ограничительных мер, связанных с ним, продолжают расти. По оценкам Национального рейтингового агентства (НРА), представленным в свежем отчете, наиболее пострадавшие от пандемии отрасли в общей сложности могут потерять 17,9 трлн. руб. При этом потенциально лишиться работы может около 15,5 млн. человек. Сокращение налогов, сборов и страховых взносов оценивается в 4,2 трлн. рублей.

Сильнее всего предсказуемо пострадает сфера услуг, которая может потерять 77,5%. Производство одежды и обуви может сократиться на 52,7%, область культуры, спорта и организации досуга рискует потерять 46,1%. Меньше всего кризис затронет производство продуктов питания, сельское, рыбное и лесное хозяйства (3,9%-5,1%). Всего из-за режима самоизоляции сокращение добавленной стоимости от 3,9% до 83,9% в годовом выражении может произойти у нескольких десятков отраслей.

Эксперты НРА составили три основных сценария, по которым может пойти ситуация в экономике. Оптимистичный и пессимистичный они считают не очень вероятными и склоняются к промежуточному варианту, в котором ущерб будет несколько компенсирован действиями правительства.

По расчетам экспертов, общий объем поддержки экономики сейчас оценивается уже в 2 трлн рублей. Однако пока сложно сказать, достаточно ли этого для того, чтобы не провалиться в глубокий кризис. Даже базовый сценарий экспертов НРА достаточно неприятный. Он предполагает падение ВВП и реальных зарплат примерно на 3% и повышение курса доллара до 85−90 рублей.

Читайте также
Бизнес-джет Путина спикировал на медицинские маски Бизнес-джет Путина спикировал на медицинские маски На разработку пассажирского сверхзвукового самолета срочно потребовались 717 млн. рублей

При самом благоприятном стечении обстоятельств, вероятность которых в НРА оценили в 15%, по итогам года Россию ждет рост ВВП на 0,4−0,7%, реальные зарплаты тоже повысятся на 0,3%-0,6%. Курс доллара при этом удержится на уровне 75−80 рублей, а инфляция повысится до 6,2%-6,5%.

Пессимистический сценарий (вероятность — 30%) предполагает падение экономики до -7,1% ВВП в этом году, выход на нулевой уровень к 2022 году и достижение роста в 1,5−1,7% к 2024 году. При худшем развитии событий реальная зарплата снизится на 7,5%-7,8%, курс доллара повысится до 100−103 рублей, а инфляция — до 9,2%.

Еще в начале апреля Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования опубликовал очень похожие цифры потерь для российской экономики. Однако, как пояснил «СП» замгендиректора ЦМАКП Владимир Сальников, это эти оценки не являются прогнозом на 2020 год — это оценка именно «мгновенного эффекта» от режима самоизоляции; иными словами, если самоизоляция продлится квартал — оценки потерь будут в годовом выражении вчетверо ниже.

Кроме того, эти оценки не учитывают применения комплекса антикризисных мер, которые способны существенно сгладить негативный эффект, и не подразумевают адаптации бизнесов к особому режиму. Поэтому в зависимости от того, как будет развиваться ситуация, потери могут быть и меньше. Тем более что, по мнению эксперта, власти постараются предпринять максимум усилий для минимизации негативных последствий.

«Даже если достижение пика заболевания затянется, все равно будут предприняты максимальные меры по восстановлению экономической активности. Грубо говоря, жить и зарабатывать всем как-то надо. Вопрос только в том, как это делать, замедлив распространение заболевания. Еще рано говорить о том, достаточно ли предпринятых мер. Очевидно, что многое еще находится в процессе разработки, но, надеюсь, в конечно счете усилия будут приняты адекватные», — говорит Владимир Сальников.

Естественно, когда каждый день эксперты выдают все более печальные прогнозы о состоянии экономики, возникает вопрос, насколько все будет плохо в итоге, и не навис ли над Россией второй 1998 год с его «черным вторником». Ведущий эксперт Центра политических технологий, экономист Никита Масленников считает, что дефолт нашей стране пока не грозит. Однако риски внутренних дефолтов и волны банкротств предприятий вполне реальны, как и триллионы потерь экономики, которые могут оцениваться двузначными цифрами.

— Если речь идет о наших внешних обязательствах, рисков дефолта в ближайшей перспективе я не вижу. Несмотря на то, что мы находимся на подступах к пику пандемии, наш государственный рейтинг у всех ведущих международных агентств остается неизменным. Есть негативный прогноз по состоянию банковской системы, но в целом наши кредитные перспективы оцениваются, как стабильные.

Это значит, что Россия вполне способна расплачиваться по внешним обязательствам, причем как по государственному долгу, который минимален, так и по корпоративному. Тем более что в последние годы наши корпоративные заемщики активно закрывали позиции по долгам. Наши объемы международных резервов перекрывают весь внешний долг Российской Федерации, включая корпоративный. Поэтому рисков государственного дефолта, как в 1998 году, пока не просматривается, даже если приток выручки с нефтегазового рынка еще больше сократится.

«СП»: — А что насчет внутренних дефолтов?

— Дефолты по внутренним обязательствам компаний друг перед другом возможны. Но наши регуляторы активно управляют этими рисками. Введен запрет на банкротства для системообразующих предприятий, мораторий на банкротства для малого и среднего бизнеса, что позволяет сдвинуть риски на время восстановления экономики. Объявлены гибкие рассрочки и отсрочки взимания налоговых и страховых взносов.

Регуляторы вовремя вмешались и создали условия, чтобы уменьшить риски. Хотя они, безусловно, остаются, потому что не все бизнесы смогут быстро восстановиться после отмены ограничительных мер. Но если риски нельзя минимизировать, их нужно хотя бы растянуть по времени, чтобы не случилось массовой волны банкротств и маржин-коллов, когда мы начнем выводить экономику из изоляции.

«СП»: — Насколько реалистичны потери российской экономики, озвученные в прогнозе Национального рейтингового агентства?

— Оценки, которые озвучили в НРА, несколько выше, чем в других версиях. В этом отчете, который вышел до вчерашнего обращения Владимира Путина, сказано, что потери слишком велики и необходимы дополнительные меры поддержки. Вчера эти меры как раз были объявлены, работа над дополнительными шагами активно ведется.

Поэтому я бы назвал цифры доклада несколько запоздавшими, и теперь нужно исходить из менее алармистских оценок. Тем не менее, это не значит, что нам удастся избежать падения. 14 апреля МВФ презентовал свой прогноз и сравнил ситуацию с Великой депрессией 1928−1931 годов, назвав ее намного хуже кризиса 2008−2009 годов. Начнем с того, что тогда мировой ВВП потерял 0,1, а в 2020-м снижение оценивают уже в 3%.

Этот прогноз формирует стандарт ожиданий по потерям глобальной и национальных экономик и касается и нас. Аналитики МВФ прогнозируют потери российской экономики в 5,5%. Если считать от прошлогоднего ВВП, это 6−7 триллионов рублей. И это только базисный сценарий, так как недоучтены возможные потери из-за ситуации на нефтяном рынке, которая может добавить еще 1−2%. В таком случае, общие потери в наихудшем варианте могут преодолеть 7% ВВП или около 10 триллионов рублей.

Читайте также
«России придется запретить американские деньги» «России придется запретить американские деньги» Birch Gold: доллар ждет Веймарская гиперинфляция

Оценка НРА по недополученным доходам похожа на вероятную, примерно такие же цифры называют другие экспертные команды. Мы недополучим от 4 до 5 триллионов доходов, что связано с тем, что просто не с чего платить налоги в силу остановки экономической деятельности. Эта оценка может расти, так как пока нет никаких оснований полагать, что ограничительные меры будут завершены 30 апреля. Возможно, они будут сдвигаться и дальше.

По оценкам ЦБ пять недель вынужденного простоя стоят экономике от 1,5 до 2%. Естественно, каждый следующий месяц обходится столько же и даже больше. Если ограничения продлятся дольше трех месяцев, мы гарантировано получим потери ВВП выше 6%.

Но сейчас сложно что-то прогнозировать определенно, так как неизвестно, сколько продлятся ограничения, какие еще будут предприняты меры поддержки, и какой будет траектория восстановления экономики.

«СП»: — А какой она может быть?

— Некоторые считают, что это будет «галочка» как английская V — резкое падение и потом такое резкое восстановление. Другие полагают, что это русская «Л» со спадом, плато и небольшим восстановлением.

Мне кажется, что эта траектория будет похожа на значок фирмы «Найк» — птичка с резким спадом и пологим восстановлением. Это заставляет в ежедневном режиме смотреть на эффективность мер господдержки, тем более что далеко не все приносят те результаты, которые ожидали.


Экономический кризис: Цифры и факты: Путин еще не знает, в какой дыре Россия оказалась

Новости экономики: Зюганов: если не национализируем стратегические отрасли, скоро нечем будет управлять

Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Денис Денисов

Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня