Поход Путина на офшоры: Матвиенко предложила кнут и пряник

Если не создать нормальную среду для бизнеса, активы все равно будут выводить за рубеж

3991
На фото: Валентина Матвиенко
На фото: Валентина Матвиенко (Фото: Алексей Никольский/Пресс-служба президента РФ)
Материал комментируют:

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила существенно повысить налог на средства, которые компании зарабатывают в РФ и выводят в офшоры. Также она предложила уменьшать налог на прибыль для компаний, которые инвестируют в России.

«Если они огромные средства, заработанные здесь, в России, выводят в офшоры, то вот на такие средства, как во многих странах Европы — во Франции и других, — можно существенно повысить налог», — сказала Матвиенко во время парламентских слушаний по бюджету.

Налог на прибыль, по ее словам, можно уменьшить для компаний, которые «вкладывают прибыль в инвестиции, в развитие, в создание новых производств, новых рабочих мест».

Напомним, кампания против офшоров началась в марте. Тогда президент Владимир Путин объявил курс на пересмотр международных налоговых соглашений, с тем чтобы доходы, уходящие за рубеж в виде процентов и дивидендов, облагались по тем же ставкам, что и внутри страны — то есть 15%. Юрисдикциям, которые не пойдут на пересмотр, был обещан односторонний выход из соглашений.

В начале августа Минфин начал реализовывать эту угрозу — было объявлено о старте процедуры денонсации соглашения с Кипром. В результате уже через неделю Кипр выбросил белый флаг — условия российской стороны были приняты. При этом был анонсирован ряд исключений.

Читайте также
Игры Кремля: В думские выборы-2021 вмешался Джо Байден Игры Кремля: В думские выборы-2021 вмешался Джо Байден Будут ли в России досрочные парламентские выборы?

Так, наибольшую выгоду получили публичные компании: им льготы на Кипре могут быть доступны и по дивидендам, и по процентам. Правда, в отношении последних полного освобождения нет, но ставка будет не 15%, а 5%. Де-факто, Минфин (читай — Кремль) в этом пункте пошел на уступки российскому крупному бизнесу.

После этого пошло как по маслу: в сентябре Россия и Кипр подписали документ, который регулирует налоговый режим — протокол об избежании двойного налогообложения между странами. Его ратификация должна состояться до конца 2020 года, а дата вступления в силу — 1 января 2021 года.

По оценке Минфина, при применении нового соглашения ежегодные дополнительные поступления в российский бюджет составят до 150 млрд. рублей. Аналогичные протоколы планируется подписать с Мальтой, Люксембургом и Нидерландами.

Инициативы Матвиенко лежат в том же русле, и призваны повысить привлекательность специальных административных районов (САР) — аналогов офшоров на территории России. По замыслу наших властей, САР должны подталкивать холдинговые компании с иностранной «пропиской» и российскими корнями к миграции в РФ. Поскольку «переезжать в САР» пока готовы немногие.

Бизнесу, считают аналитики, налоговых льгот мало: ему также требуются стабильная правоприменительная система, эффективная судебная систему для защиты активов, а также стабильность и предсказуемость внутри страны. Россия всем этим, увы, похвастать не может.

Изменят ли ситуацию «кнут» и «пряник», предложенные Матвиенко?

— То, что предлагает Матвиенко, в принципе верно, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Логично, если компании, которые зарабатывают в России, значительную часть прибыли будут оставлять именно в нашей стране. Это достигается возможностями внутреннего инвестирования, а также увеличением стоимости вывода денег в офшоры.

Я говорил об этом еще десять лет назад: удорожание вывода в офшоры, с параллельными льготами, будет стимулировать компании оставлять деньги в России.

С марта этот процесс идет — пусть медленно и вяло, но сумма издержек для тех, кто работает через офшоры, увеличивается. Существуют и льготы на инвестиции (вычеты), плюс льготы по конкретным проектам — а офшорные компании как раз занимаются крупными проектами.

«СП»: — Почему тогда компании по-прежнему предпочитают офшоры, и не идут в Россию?

— Есть естественные ограничители. Если бы их не было, компании бы массово перерегистрировались в САР — на островах Октябрьском в Калининграде и Русском в Приморье — да и дело с концом.

Но это не так. И понятно, почему компании долгие годы предпочитают офшоры — для них это не только способ оптимизации налогообложения, но и форма защиты своей собственности.

Работая через офшор, владельцы компаний гораздо лучше защищены от посягательств на собственность, чем если бы они работали исключительно в российской юрисдикции. В рамках этих защитных схем идут заимствования и инвестирование, ведется дивидендная политика. Все это страхует владельцев компаний от неожиданных действий по захвату бизнеса.

Скажем, если в России произойдет захват бизнеса, работающего через офшор, рейдерам достанутся лишь долги компании. По сути, сама финансовая схема выстраивается так, чтобы захват бизнеса был минимально возможен.

Повторюсь: офшор, де-факто — это способ защиты собственности и бизнеса в России. Раз так, какая-то часть бизнесменов всегда будет тяготеть к работе именно в офшорах.

Добавлю, что и личное богатство состоятельные россияне предпочитают держать в тех же офшорах. Просто чтобы не держать все яйца в одной корзине — в России.

Из-за перечисленного от офшоров невозможно отказаться единовременно — хотя к этому надо, конечно, стремиться.

Читайте также
Трансфер Путина: «Главное - не пропустить момент ухода» Трансфер Путина: «Главное — не пропустить момент ухода» Чувство меры изменило: Запад сгущает краски, у кремлевской пропаганды они всегда белые

«СП»: — Вы считаете, в перспективе это произойдет?

— Думаю, это будет связано с появлением нового поколения предпринимателей — новых людей в бизнесе, которые изначально не так сильно инкорпорированы в офшорные схемы. И, конечно, чтобы нынешние бизнес-страховки — желание все отправить за границу — не имели под собой почвы, не были обоснованы. Государство должно убедить этих людей, что с их собственностью и активами ничего не случится.

С нынешней компрадорской олигархической прослойкой, понятно, уже ничего не поделаешь. Ее не убедишь, потому что она политизирована, и выполняет определенные политически функции по влиянию на ситуацию в РФ. А вот большую часть нового бизнеса — не настолько прогнившего — убедить, я считаю, можно.

Если будет видно, что никаких захватов собственности в России не осуществляется — никакого рейдерства нет, — инвестиционный климат будет лучше, люди будут спокойно работать, и у них не будет стимула связываться с офшорами. Особенно если это будет невыгодно.

Тогда сформируется новая бизнес-среда. Замечу, защита собственности в этой среде должна быть для всех очевидной. Люди должны видеть, что за нарушение прав собственности следует наказание — и серьезное.

«СП»: — Что будет, если власть предпочтет не наказывать рейдеров — как происходит сейчас?

— Тогда офшоры по-прежнему будут востребованы, пусть за работу с ними придется платить дороже. Если есть угроза потерять вообще все — и личные деньги, и бизнес, — никакие затраты не покажутся большими. В этой ситуации желание вывести активы все равно будет на первом месте.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Аждар Куртов

Политолог

Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня