Русское не брать!

Призывая бойкотировать продукты, бензин и банки РФ, украинские «патриоты» делают свой маленький гешефт

19032

«Российское убивает! Не финансируй оккупанта!» — с такими лозунгами украинские капиталисты под прикрытием «независимых» общественных организаций пытаются организовать бойкот товаров, компаний и банков с российским происхождением. Главный акцент в кампании по бойкоту делается на российские продукты питания, одежду и обувь, а также бензин. Бойкот российских банков пока не так успешен, и его пытаются «раскачать» с помощью повреждений банкоматов и отделений, которые исполнители заливают красной краской, имитирующей кровь. Или, как во Львове, наклеивают на помещения отделений Сбербанка России листовки с текстом вроде «Банк оккупанта. Никаких сбережений врагу!» Организаторы распространяют списки товаров и фирм, уличенных в «российском происхождении», «разгоняя» их через социальные сети.

Бойкот с двойным дном

В список своих побед сторонники бойкота записывают и отмену концертов российских исполнителей. Хотя из-за нестабильной ситуации и массовых беспорядков на Украине вовсю отменяют гастроли и западные музыканты. К примеру, концерт Эл Ди Меолы сначала был перенесён с 27 марта на 11 июня, а затем и вовсе на 14 ноября. А ведь его при всем желании нельзя назвать российским гитаристом. Свой концерт 13 апреля в Киеве отменила и немецкая группа In Extremo. 18 апреля в Харькове не состоялось выступление Томаса Андерса (Германия). В том же Харькове 23 апреля был аннулирован концерт группы Yanni (Греция). Список можно продолжать.

Объявленный бойкот российских продуктов успешен на Западе Украины, где, к примеру, маленькие магазинчики полностью отказались от продукции из РФ. А вот чем дальше в центр и на восток, тем бойкотировать сложнее. И тому есть пояснение. Возьмем бойкот российских АЗС. Понятно, что «безлошадные» потребители могут бойкотировать хоть все сети АЗС вместе взятые, а вот автовладельцы при заправке ориентируются на соотношение цена / качество бензина. И здесь, как ни призывай к бойкоту заправок ТНК и «Лукойл», а в выигрыше будут те, кто предлагает более дешевый бензин, независимо от страны происхождения.

Бойкот российских банков? На Украине действуют такие принадлежащие российским собственникам банки как «Проминвестбанк» (седьмое место в рейтинге крупнейших банков по версии Национального банка Украины), Сбербанк России (№ 8), «Альфа-Банк» (№ 11), ВТБ-Банк (№ 13), «Русский стандарт» (№ 57), БМ Банк (№ 65), VS Bank (№ 75), «Петрокоммерц» (№ 103), «Траст» (№ 136). Зафиксированы десятки только официальных случаев, когда неизвестные обливали краской или другим способом портили банкоматы «дочек» российских банков. А вот призывы бойкотировать звучат слабее, чем в отношении российских товаров. И вот почему. Финансово-экономическая ситуация сейчас настолько нестабильная, что крах одного крупного банка — это риск «эффекта домино» для всей банковской сферы. Опять-таки, собственники тысячами увольняют наемных работников, растет безработица, курс доллара прыгнул вверх на 30%, а значит, основная масса украинцев стремительно беднеет прямо на глазах. И в такой ситуации, когда миллионы людей вновь, как в 90-е, оказываются на грани выживания, правила выбора диктуют экономические потребности. Когда у человека в кармане денег только на молоко и хлеб, он будет выбирать те продукты, которые дешевле и качественнее, а не пытаться прокормить семью псевдополитическими лозунгами. И здесь для обычного украинца на первый план выходят такие критерии, как процентная ставка, условия потребительского кредитования и стоимость других банковских услуг, а совсем не государственная принадлежность банка.

Шкурные интересы

В общем, призывы призывами, а правила жизни все-таки диктует экономика. На самом деле, если очистить шелуху псевдопатриотических призывов, обнаружится, что в основе кампании по бойкоту товаров и услуг made in Russia лежат простые шкурные мотивы.

Конечно, кампания по бойкоту продвигается в Украине под патриотическими лозунгами. А вот в мировой коммерческой практике призывы к бойкоту конкретных торговых марок однозначно считается методом недобросовестной конкуренции. На Западе призывы к бойкоту как метод бизнес-борьбы применяются более ста лет. Об этом рассказывал еще Теодор Драйзер в романе «Титан».

На самом деле, попытка обвалить спрос на российские товары и «перекрыть кислород» компаниям и банкам — не первая попытка бойкота, а как минимум вторая. Первая кампания стартовала в конце лета — начале осени 2013 года как ответный ход на введенные Россией ограничения для украинского экспорта. Сегодня же Украине второй раз навязываются манипулятивные критерии для оценки товаров. С точки зрения здоровой потребительской практики, нормальные критерии — это качество и цена бензина, обуви, одежды, продуктов питания. По большому счету, если в шоколадке зашкаливает количество пальмового масла, то человеческой печени все равно, перерабатывает она российский «Бабаевский» или выпущенный под маркой «Рошен» (принадлежит народному депутату и кандидату в президенты Петру Порошенко).

Сегодня Украину трясет как в лихорадке, так как на тяжелую экономическую ситуацию накладываются политический кризис и вооруженный конфликт на Юго-Востоке. Понятно, что призывы к бойкоту российских товаров в такой ситуации только усугубляют экономические недуги. И в то же время, если разобраться, то попытки вытеснить продукцию из России с украинского рынка можно объяснить, руководствуясь все той же коммерческой логикой. Из-за падения курса гривны (с 8 гривен за доллар в феврале до 12, 30 по состоянию на 7 мая) и роста инфляции уровень потребления серьезно снижается. Снижается потребление — падают доходы производителей, поэтому в этой ситуации каждая гривна на счету.

Операция «ответный ход»

Увлекаясь призывами к бойкоту, следует учитывать и возможный feedback. Ведь на призывы к бойкоту российских товаров Россия может ответить бойкотом украинской продукции. И здесь уже вопрос, кто пострадает больше. По официальным данным Министерства экономики Украины, за январь-май 2013 года, общая сумма экспорта из Украины в Россию составила 8 миллиардов 503 миллиона 300 тысяч долларов США, где 2 миллиарда 58 миллионов 900 тысяч — это доля работ и услуг, а 6 миллиардов 444 миллионов 400 тысяч (или 75, 8%) — сегмент поставленных товаров. В свою очередь, импорт из РФ — это 8 миллиардов 797 миллионов 500 тысяч долларов, где львиная доля (8 миллиардов 412 миллионов 600 тысяч или 95, 6%) — это как раз товарная продукция.

И здесь крайне важно, что в списке украинского экспорта продукты питания занимают третью строчку сверху, составив за пять полноценных месяцев 2013 года 826 миллионов 500 тысяч долларов. Для сравнения, общая цена российских поставок продуктов в Украину — это лишь 300 миллионов 300 тысяч USD. Впрочем, на уровне Украины и 300 миллионов — это серьезные объемы. И украинские производители молока, колбас и бензина, закулисно направляя призывы к бойкоту, преследуют цель получить ситуативный, если не сказать сиюминутный, гешефт — вытеснить российских конкурентов и завладеть сегментом рынка размерами до 720 миллионов долларов в год. Кстати, и призывы бойкотировать АЗС ТНК и «Лукойл» — из той же оперы. Большая часть бензина на АЗС в Украине — это российский или белорусский, произведенный из российской нефти, хотя и продающийся под другими брендами. А вот доля нероссийского бензина на рынке практически полностью принадлежит фирмам губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского. А еще — компании «Укрнафта», которая уже многие годы «абсолютно случайно» контролируется людьми Коломойского и группы «Приват». Что еще неясно?

По классике жанра, в погоне за журавлем в небе, украинские бизнесмены готовы задушить и выбросить на помойку синицу в руках. Ведь, если говорить только о продуктовой нише, то Россия — главный покупатель украинских продуктов, начиная с мясных изделий, сыров, молока и заканчивая конфетами и шоколадками. А вот если расценивать последствия бойкота в более долгой временной перспективе, официальные цифры экспорта-импорта Россия-Украина свидетельствуют: российский бизнес переживет потерю продовольственного рынка Украины, а вот украинские производители ответного бойкота могут и не пережить. А возможная торговая война, стоит напомнить, будет развиваться в ситуации, когда Украина переживает падение спроса на все виды товаров и услуг, который по праву можно назвать кризисом потребления.

Да и вообще, всевозможные «финансовые флешмобы» во время революций и потрясений — изобретение ловких дельцов, желающих поживиться в мутной воде. Один из самых известных примеров последних лет — «банковский флеш-моб» во время волнений на площади Тахрир в Каире. Организаторы протестов призвали египтян массово забирать деньги из банков, а как только стартовал отток средств, курс египетского фунта к доллару резко рухнул в то время, как спрос на валюту США только за одну ночь вырос на 100%. Как итог, простые египтяне остались на руках с деньгами, стремительно превращающимися в бумагу, а банкиры и организаторы схемы хорошо заработали. Так и теперь — с помощью бойкота кое-кто намеревается поправить свое материальное положение, а еще — завоевать новые ниши украинского рынка, вытеснив конкурентов.

Киев

Фото ИТАР-ТАСС/ EPA

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article