Когда врач может только калечить…

Ежегодно медики убивают в России десятки тысяч человек

  
12409
Когда врач может только калечить...
Фото: PA Images/ТАСС

Судебная практика показывает: в России истцы-пациенты все чаще выигрывают дела о врачебных ошибках, получая большие компенсации от медицинских учреждений. Но вот прецедентов, когда наказаны и врачи-виновники, и сама больница, в России все еще немного. Ведь на стражу своих коллег, замаравших белые халаты, стеной встают чиновники от здравоохранения и коллеги… Корпоративная солидарность у медиков самая высокая. Как прошибить эту стену?!

Непогрешимых нет!

Врачебная ошибка. Конечно, любой из читателей хоть раз в жизни слышал это словосочетание. Тем большим удивлением будет узнать, что это вовсе не юридический и даже не медицинский термин. Не закреплен он ни в одном законе.

Россия, вообще, — одна из немногих европейских стран, где не ведется точной статистики врачебных ошибок (в первую очередь, из-за расплывчатости самого этого понятия в нашей стране). Есть лишь примерные оценки. Так, юрист Татьяна Семина из Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева ссылается на данные Минздрава России: количество пострадавших по вине медицинских работников может достигать 50 тысяч человек ежегодно.

Верится, конечно, с трудом. Особенно учитывая, что в это число включены пациенты, пострадавшие от неправильно поставленного диагноза, неверного лечения, а также плохой организации медицинского обслуживания в целом, безалаберности отдельно взятого врача. Стоит вспомнить только последние громкие скандалы. В Калининграде, например, где врач-педиатр отказалась подниматься к маленькому пациенту, потому что в доме был сломан лифт. Мальчика выволокли к ней в холодный подъезд и там она его слушала и ставила диагноз. Дикость просто! Теперь местный горздрав проводит проверку.

Или случай на Камчатке, который обсуждала вся страна. Автомобиль местной жительницы перегородил дорогу скорой помощи и врачи сидели в машине, отказавшись идти к пациенту. Парень так и скончался не дождавшись помощи врачей. Во всем обвинили даму автовладелицу. Но самое главное в этой истории то, что медикам было наплевать, что они не могут попасть к больному. Это что, врачебная ошибка? Или какой-то другой диагноз беспомощности нашей медицины?

Как подчеркивает Татьяна Семина, Россия по показателю врачебных ошибок еще далеко не впереди планеты всей. Так, еще в 2000 году ученые Института медицины (он входит в Национальную академию наук США) опубликовали исследование «Человеку свойственно ошибаться», согласно которому, каждый год в американских больницах из-за медицинских ошибок… погибает до 100 тысяч человек. Основная причина смертей — это неправильный выбор препарата либо его дозировки.

С тех пор ситуация в американском здравоохранении лишь ухудшилась. Прошлой весной в США колоссальный резонанс приобрел доклад ученых из Университета Джона Хопкинса: они подсчитали, что лишь в 2013 году из-за медицинских ошибок в стране погибли 250 тысяч человек (это каждый десятый умерший пациент)! То есть это третья по распространенности причина смерти — после болезней сердца и рака.

А вот в России, к сожалению, на сей счет нет не только точной официальной статистики, но даже и компетентных научных исследований. Наверняка, цифры бы зашкаливали далеко за те 50 тысяч пострадавших пациентов, о которых вскользь упоминает Минздрав.

Причем, казалось бы, чем более совершенной становится медицина, тем меньше должно быть ошибок. На деле же все наоборот. Почему?

Во-первых, все более сложная диагностическая техника сложнее в эксплуатации: она чаще ломается, требует более жесткого и частого метрологического контроля.

Во-вторых, постоянно появляются новые болезни. И за счет этого работа медика становится все более узкоспециализированной. Поэтому если у пациента сложное, комплексное, сочетанное заболевание, то «узкий» специалист попросту не способен поставить точный диагноз. Если не спросит совета коллег или не соберет консилиум. Но часто ли делают это доктора, уверенные в своей непогрешимости?!

Человек — ничто, главное — «палка» в отчете

В российских реалиях ко всем этим причинам добавляется еще и нехватка кадров, скудость зарплат, перегруженность медицинского персонала… Да и просто бюрократические глупости.

Взять пример, хорошо известный в медицинских кругах (но, разумеется, не среди пациентов). Россия безнадежно отстала от прочих стран в лечении одного из самых распространенных гинекологических заболеваний — миомы матки. Почти 70% операций в российской гинекологии — это удаление матки по поводу миомы.

Такую калечащую операцию, по статистике, пережила каждая третья женщина после сорока (то есть, к слову говоря, еще детородного возраста). А при тяжелых операциях неизменно высок и уровень осложнений и врачебных ошибок. В то время как в развитых странах от хирургического лечения миомы отказались давно… в пользу терапевтического. Стоит ли говорить, что и процент врачебных ошибок при этом намного ниже!

Почему же в России продолжают использовать заведомо устаревшие технологии?! Да потому что в противном случае хирурги в гинекологических отделениях будут сидеть без работы. Вниз пойдут и показатели «хирургической нагрузки» больниц. У нас ведь в здравоохранении что главное: не живой человек, а палочка в статистическом отчете.

Еще один столь же типичный пример приводит заведующий лабораторией «Проблемы информационного и правового обеспечения здравоохранения» Московского медицинского университета Андрей Рагозин. Речь — о лечении такого распространенного сердечного заболевания, как мерцательная аритмия. В России ею страдает почти 2,5 млн человек, и это одна из частых причин инсультов.

Практически все больные по назначению врачей-кардиологов пьют препараты-антиаритмики — пожизненно, ежедневно, добровольно отдавая фармацевтическим компаниям миллиарды рублей… В то же время во всем мире давно признали, что одними пилюлями излечить мерцательную аритмию невозможно. Можно лишь «залечить».

Зато используют способ, гарантирующий высочайший процент полного излечения, говорит Рагозин, — это хирургическая операция «Лабиринт Кокса». Суть проста: разрушают нервные пучки, которые несут к сердечной мышце «неверные» электрические сигналы. И все! Операция несложная, ведь сердца даже не касается скальпель хирурга, вместо него используют радио- и микроволны, лазер, ультразвук… В России же эта методика не нашла распространения из-за сильнейшего фармацевтического лобби.

Врачи своих ошибок не признают

Обсуждать врачебные ошибки в медицинской среде по-прежнему (как в дикие времена Средневековья) считается чем-то зазорным. А признавать их — и вовсе профессиональным позором. Это и есть пресловутая «корпоративная солидарность». Противостоит ей сплоченное движение в защиту прав пациентов, которое крепнет во всем мире (на фоне чудовищной статистики смертей от рук эскулапов).

Директор исследовательского центра «Независимая медико-юридическая экспертиза» из Санкт-Петербурга Александр Балло приводит такие данные: в тройку медицинских специальностей, где врачебные ошибки встречаются чаще всего, в России входят стоматология, хирургия, акушерство и гинекология.

Самая крупная в истории страны компенсация за врачебную ошибку была выплачена жительнице Санкт-Петербурга два года назад — 15 миллионов рублей. Эту сумму выплатила клиника акушерства и гинекологии Санкт-Петербургского университета имени академика Павлова, врачи которой погубили новорожденного ребенка.

Принимая роды, горе-доктора вызвали у женщины разрыв матки, а у младенца — необратимые повреждения головного мозга. Ребенок впал в кому и умер. Безутешная мать сумела добиться судебного решения о выплате 15 миллионов. Клиника, ясное дело, пыталась обжаловать этот вердикт, но, к счастью, безуспешно…

Несомненно, отвечать за врачебные ошибки своих сотрудников должны не только клиники — рублем, но и сами горе-доктора — собственной профессией и свободой. И таких примеров в России, к счастью, все больше. На днях резонансный приговор был вынесен в Ставропольском крае, где виновными в смерти младенца признаны сразу трое медиков из Советской ЦРБ — это заведующий отделением анестезиологии-реанимации Идрис Идрисов, врач анестезиолог-реаниматолог Диана Григорьянц и медсестра Наталья Кузнецова.

«Свободной прессе» удалось выяснить подробности совершенного ими преступления. В июне 2015 года в больницу доставили девочку Юлию, которая жаловалась на боли в животе. Хирург поставил диагноз: «Острый аппендицит», ребенка прооперировали, а затем перевели в палату интенсивной терапии, где подключили к дыхательному аппарату для спонтанного пробуждения и вентиляции легких.

Однако девочка так и не пришла в сознание, и на следующий день умерла. Экстренно приехавшая в Зеленокумск комиссия из краевого Минздрава подтвердила: ребенок умер из-за врачебной ошибки, поскольку анестезиолог неверно установил аппарат искусственной вентиляции легких.

В июне прошлого года Ленинский районный суд Ставрополя обязал больницу выплатить старшей сестре погибшей компенсацию морального вреда. Впрочем, больничные юристы изловчились и направили в суд жалобу: приостановить выплату компенсации, пока расследуется уголовное дело в отношении медиков (всем троим вменяли ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности»). Ход не удался.

Само же уголовное дело в Советском районном суде рассматривалось мучительно долго — с апреля прошлого года. И лишь 29 декабря судья Андрей Соловьянов провозгласил приговор (впрочем, удививший необычайной мягкостью): медики отправятся в колонию-поселение на срок от года до полутора лет. Правда, после освобождения они два года не вправе заниматься медицинской деятельностью.

Судебная практика показывает, что с каждым годом все чаще истцы-пациенты — выигрывают дела о врачебных ошибках, получая компенсации от медицинских учреждений. Но вот судебных прецедентов, когда наказаны и врачи-виновники, и сама больница, в России все еще не так много. Ведь на стражу своих коллег стеной встают и чиновники от здравоохранения, и судебно-медицинские эксперты…

Но и профессионалов, грамотно отстаивающих права пациентов, в России все больше. Самые известные общественные организации, которые работают в этом направлении, — это «Лига защитников пациентов» (существует с 2000 года, некогда имела представительства в девяти регионах, из которых сегодня остались лишь три: в Ярославле, Пензе и Тольятти) и «Общество защиты прав потребителей медицинских услуг» (действует с 2006 года).

Помните! Если вы или ваши близкие стали жертвой врачебной ошибки, немедленно обращайтесь за помощью к профессиональным юристам и в правозащитные организации. Они помогут вам грамотно составить жалобы в прокуратуру, Росздравнадзор и Минздрав, а также гражданские иски в суд. Доктора, лишающие людей здоровья, должны быть наказаны строго и показательно!

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня