18+
воскресенье, 22 октября

«Скоро врачам разрешат бесплатно только перекрестить пациента»

Накануне Дня медика академик Геннадий Коновалов дал откровенное интервью

  
17826
Врач Коновалов Геннадий Александрович
Врач Коновалов Геннадий Александрович (Фото: Стоян Васев/ТАСС)

Геннадий Александрович Коновалов без преувеличения — один из самых ярких представителей легендарного, по сей день практикующего поколения советских и российских врачей. Более 40 лет в медицине! Годы, отданные профессии — азартные, яркие, полные научных открытий, созданных направлений, которые — ибо нет пророка в своем отечестве — за рубежом сегодня зачастую развиваются и активнее и успешнее, чем на Родине. И конечно в его активе — сотни излеченных пациентов, о которых были все основания говорить «нет шансов». А они живы, и выздоровели, благополучно забыв о своих невзгодах…

«СП»: — Геннадий Александрович, сегодня вы — научный руководитель Группы компаний МЕДСИ, председатель Научного совета, Руководитель Центра диагностики и экстракорпоральных методов лечения, Академик Международной академии наук, профессор, доктор медицинских наук. Врач-кардиолог-трансфузиолог. Надеюсь, я ничего не забыла… Скажите, пожалуйста, вы каким своим званием больше всего гордитесь?

— Прежде всего я — реаниматолог. В жизни у меня было достаточно много специализаций, но, проработав годы в реанимации, я счастлив, что есть немало людей, которых действительно удалось вернуть к жизни — и это реальные случаи, реальные события…

Читайте по теме

«Чазов сказал… И точка!»

— Мой первый учитель — академик Владимир Александрович Неговский, создатель мировой реаниматологии. Второй человек, сыгравший большую роль в судьбе — академик Герт Петрович Кулаков, создатель первой искусственной почки. Вслед за ним я тоже длительное время занимался искусственной почкой, за десять лет на потоке в реанимации мы пролечили очень много тяжелейших пациентов…

«СП»: — Над вашим рабочим столом я вижу и портрет Евгения Ивановича Чазова, выдающегося кардиолога, бывшего, как известно, лечащим врачом генсека Брежнева и еще многих руководителей эпохи СССР…

— С Евгением Ивановичем меня познакомил Герт Петрович Кулаков, бывший моим научным руководителем. Чазов впоследствии и предложил мне работу в четвертом управлении… Так, благодаря Евгению Ивановичу я, не успев оглянуться, стал москвичом, получил квартиру. И буквально через три дня уже улетел в Америку на стажировку. Это было невероятно — тогда за границу врачи почти не выезжали, а я даже и членом партии-то никогда не был. Тем не менее, Евгений Иванович сказал — поедет. И все решилось. Именно Чазов распахнул перед нами весь мир.

«СП»: — Значит, он не просто вам поверил, но и разглядел потенциал незаурядный…

— Возможно. Ну и звезды так сошлись: академик Кулаков в то время лечил первое лицо государства. Он сказал, что ему тяжело одному и попросил меня в помощники…

«СП»: — А кого из звездных пациентов доверили вам, молодому врачу?

— Практически первым моим пациентом, уже после возвращения из США, где я осваивал новые технологии, был один из ключевых министров страны. За 22 года службы в Управлении делами президента я лечил и президентов, и премьер-министров, и наших, и зарубежных, и еще очень много важных людей. Такова специфика работы в Медицинском центре Управления делами президента страны. Работал Главным специалистом Управления делами президента РФ.

Многие технологии, которые мы создавали за эти годы, были первыми и в Европе, и в мире. Вот на фотографии — первая иммуносорбция, которую мы провели. И это действительно то, чем можно гордиться!

«Нанотехнологиями мы занимались еще 30 лет назад»

«СП»:  — Иммуносорбция — это то, что в народе называют «очисткой крови»?

— Ну, если совсем просто — то да, можно сказать и так. Но это не всегда только удаление чего-либо или очистка. Можно, скажем, выделить отдельный лимфоцит — и затем, изменив его функцию, вернуть в организм. Также и любую клетку… Сейчас с помощью иммуносорбции эффективнейшим образом лечится огромное количество болезней, особенно когда никакие другие технологии не помогают, и лекарства тоже. По сути это и есть реальные нанотехнологии, которыми мы занимались еще 30 лет назад. Развивая идеи плазмофереза, усилиями группы профессора С.Н. Покровского, в нашем кардиоцентре мы первыми в мире создали специальный сорбент — для удаления из крови такого очень злого липопротеина, который вызывает тромбозы и разработали методику его применения. Он называется «липопротеин (а) маленький». Сейчас многие центры в мире используют этот наш опыт, потому что благодаря технологии можно существенно сократить число всех инфарктов и инсультов у очень тяжелых пациентов.

У нас в стране также накоплен самый продолжительный опыт в применении иммуносорбции у тяжелых больных с атеросклерозом, у детишек, которые с таким диагнозом обычно не доживают даже до 10 лет. А благодаря нашим технологиям они живут уже 30 лет, и хорошо себя чувствуют. Такого длительного результата нет ни у кого в мире.

Счастливый шанс для девочки Майи

— Одна из наших любимых пациенток — девушка Майя, она из Болгарии. У нее самая тяжелая из форм атеросклероза, это когда оба родителя передали ребенку дефектный ген, из-за чего печень не выводит поступающий извне холестерин, как у всех обычных людей. У Майи холестерин самостоятельно вообще не выводится из организма, накапливается там. В 7 лет эта девочка могла умереть от ИБС.

«СП»: — Сколько Майе сейчас лет?

— Ей уже 37 лет, она закончила с отличием МГУ, живет и работает в Москве, и все эти годы приходит к нам на процедуры. По сути уже 30 лет мы проводим ей заместительную терапию, которая работает вместо отсутствующих рецепторов печени. Через специальные колонки прогоняется плазма крови и удаляется только «плохой» холестерин, ни один компонент больше. До 10 грамм сухого вещества… Эти колонки, между прочим, - исключительно российские разработки и делаются на заводе при кардиоцентре.

Через 25 лет Майе сделали очередную коронарографию: у нее сосуды абсолютно чистые! А когда мы только начинали — это был первый такой опыт в мире, мы не знали, что из этого получится, все нас пугали, что, мол, нельзя холестерин трогать, удалять… Ну, вот прошли годы, Майя выросла, здорова. И у других детишек, которых мы лечили подобным образом, тоже все в порядке.

К нам в клинику не раз приезжали корреспонденты из США, Франции и Германии. Фильм, который о нас сняли сейчас показывают на международных конгрессах. В 11 европейских стран его показали по национальному ТВ. Потому что наследственная гиперхолестеринемия для Европы — это огромная проблема. О нашем опыте я подробно докладывал, например, на съезде кардиологов Германии, и уже вскоре, немецкие страховые компании начали оплачивать этот вид лечения в Германии. Сейчас подобные технологии оплачивают страховые компании США, Японии, Германии и других стран. А вот наша страна, которая стояла у самых истоков — нет! Мне иногда кажется, что скоро в России страховые компании будут давать разрешение нам, врачам, только чтобы бесплатно перекрестить пациентов фонендоскопом — да и все… Вот поэтому, к сожалению, все так и развивается. Есть только один мощный центр ЛНП-афереза в стране — наш клинико — диагностический центр Медси на Белорусской в Москве, который этим занимается. Лучшее, что создано в мире в области плазмофереза: аппаратура, технологии — у нас все это есть. Но в Японии таких центров — уже 350! В Германии — около 120. В Америки 56. И так далее… А ведь мы всегда в этой области считались одними из лидеров… Обидно.

«СП»: — Как известно, клинико-диагностический центр Медси на Белорусской, которым вы руководите, как научный руководитель, фактически был одним из первых негосударственных медицинских учреждений не только в Москве, но и в стране.

— Да, когда Владимир Петрович Евтушенков, глава АФК «Система» предложил мне при его поддержке создать хороший, мощный Центр Экстракорпоральных методов лечения — мы перешли сюда практически всем коллективом. Начали с создания структуры экстракорпоральных методов лечения, стали активно внедрять инновационные медицинские технологии. Особая гордость — наш научный совет, в который на общественных началах входят около 40 ведущих академиков и профессоров из различных федеральных центров. Эти уважаемые и очень занятые люди приходят к нам просто потому что здесь всем интересно. Кстати, с самого начала работы Совета нам большую помощь оказывает академик Александр Григорьевич Чучалин, главный терапевт страны, за что я ему очень благодарен! Почти за 20 лет существования нашего КДЦ был создан уникальный Центр диагностики и инновационных медицинских технологий. Мы, наконец, довели практически до совершенства целую систему check-up, хотя, поверьте, это было очень непросто.

Узнать все о своем здоровье за 1 день

«СП»: — Сheck-up — это что значит? Объясните для неспециалистов.

 — Сheck-up — это углубленная экспресс-диагностика. Еще ее можно сравнить с диспансеризацией, но это уже, конечно, совсем другая диспансеризация, не та, что когда-то делалась для «галочки». Наш check-up проводится на самом современном уровне, с использованием всех новейших технологий. По итогам такого всестороннего обследования пациенту выдается заключение, толстая такая книга, состоящая из 3 частей. Первая часть — это генетика, анализ того, чем нас «наградили» бабушки и дедушки, из чего мы можем делать вывод о степени риска появления у вас тех или иных заболеваний. Также можно сделать прогноз о том, какие группы лекарств будут эффективны в том или ином случае, а какие — нет.

Вторая часть отчета — это фактология, реальное положение дел в организме. Выводы делаются на основании подробнейших исследований: ЭКГ, гастроскопия, ультразвуковое исследование, и т. д., и т. п. И заключительная часть, самая важная, — рекомендации для пациента. Очень важно на понятном языке объяснить пациенту все его проблемы. Потому что если пациент не поймет, что это означает и зачем это нужно, он не будет лечиться.

Одна из важных особенностей наших сheck-up — мы очень большое внимание обращаем на экологию, на болезни, которые возникают от того, что именно мы едим, что пьем, какую одежду носим, какой косметикой пользуемся, какие металлы накапливаем…

«СП»: — Болезни окружающей среды — это уже целый мировой тренд сегодня!

— Да, к сожалению, Врачи в Китае, США докладывают о сотнях тысяч смертей, связанных с экологией. Вы знаете, что в мире уже давно не рекомендуют беременным и кормящим женщинам употреблять глубоководную рыбу, из-за большого количества вредных веществ, которые они накапливают? По развернутому анализу крови мы смотрим, сколько в организме и каких токсинов, солей тяжелых металлов, алюминия, мышьяка, свинца, которые нужно срочно из организма вывести — потому что это является причиной нарушений иммунитета, и причиной очень многих болезней. Часто случается, что человека лечат годами, а самочувствие не улучшается, диагноз непонятный — дело доходит уже до гормонотерапии, до осложнений. Сheck-up же как раз и позволяет выявить причину, а не лечить только следствия. И как только причины выявлены и устранены — болезнь заканчивается…

Еще важное отличие наших сheck-up — от тех, с которыми я знакомился в Швейцарии, например. Там все обследования просто скидывают на диск, и дальше пациент уже сам разбирается. У нас же все исследования сразу идут с аналитикой, есть специально обученные терапевты, которые при необходимости консультируются с другими коллегами — по всем 18-ти программам. Будь то подготовка к беременности («хочу ребенка»), или программы кардио check-up, нейро check-up, онко check-up … Вот этому мы долго учились. А самая большая победа для нас — не просто выявить болезнь на раннем этапе, а выявить причину, которая только в будущем приведет к болезни, и заранее ее устранить. Вот это высший класс и самая эффективная профилактика.

«СП»: — Сколько времени занимает такое подробное обследование? За неделю можно уложиться?

— В зависимости от программы — от двух до шести часов.

«СП»: — !!!

— Да. Представьте себе, даже приехав на один день, человек успевает пройти полное обследование. Целый этаж - это только экспресс-диагностика. За 15−20 минут врач имеет возможность уже все анализы знать, всю биохимию. Какой уровень глюкозы, какой уровень холестерина — плохого, хорошего. Общий анализ крови, мочи…

Все работает как часы, на ресепшене у нас сидят не просто симпатичные девушки — все они супер — классные специалисты, которые составляют программы навигации для каждого пациента, они человека буквально за ручку ведут из кабинета в кабинет — и он ни одной минуты не теряет. Мы четко знаем, что, например, функция эндотелия сосудов и ультразвуковая денситометрия — это 8 минут. И уже через 10 минут пациент должен быть в следующем кабинете.

«СП»: — Это же космос, по-моему…

— Я изучал опыт разных стран, и лучшие технологии работы именно с пациентами нашел во Франции, у профессора Де Жажера. У него там за четыре месяца запись, Центр открывается в восемь утра, уже в восемь заходит первый пациент. 17 этапов обследования. Сначала делается все, что натощак — ультразвук, гастроскопия, колоноскопия. Потом человек 15 минут завтракает, а потом проводятся все остальные исследования, которые не натощак. Ровно 4 часа. Как конвейер на заводе. И все продумано настолько, что в каждом кабинете человек проводит максимум полчаса. А уже во второй половине дня люди, которые прошли обследование накануне, приходят для беседы с врачом. У нас также. Целый час отводится для беседы с врачом, который объясняет пациенту полученные результаты. Вырабатывается тактика дальнейшего лечения: вот группа проблем, которая требует решения немедленно, а вот этим можно заняться через некоторое время, через 3 месяца или делать раз в год… Ну и «книга» выдается, со всеми объяснениями и рекомендациями. Иногда для анализа полученных данных требуется собрать мнения целого консилиума врачей — и это в компетенции врача-терапевта, который занимается конкретным пациентом. В нашем центре работает 20 известных профессоров по разных областям — и это тоже показатель.

«СП»: — А большие федеральные центры не пытались перенимать ваш опыт? Или это очень дорого?

— Вы знаете, везде разные проблемы. Наша медицина в целом очень больна сейчас. Вот приходят к нам профессора из ведущих центров, грамотнейшие специалисты. А в зарплатном листочке у них — мизерная зарплата… Понимаете? Так что не можем мы, к сожалению, за всю страну ответить, но то, что в наших силах сделать, внедрить — все это мы делаем. И, прежде всего, развиваем технологии работы с пациентом. Человек рядом с врачами должен себя чувствовать комфортно. Лучшие специалисты, самые современные технологии, экспресс-диагностика и — комфорт… Вот когда все это будет — тогда и будет успех.

«СП»: — Геннадий Александрович, расскажите, пожалуйста, еще об одном вашем большом завоевании — о центрах компетенций. Для кого они созданы?

 — Центры компетенций — это тоже технология работы с пациентами, то, на чем строится сейчас западная модель медицины. Она помогает не просто сэкономить время занятому человеку, что безусловно важно. Но и за короткое время получить лучшее, а главное — полностью решить возникшую проблему. Вот например знакомая многим головная боль — ее причиной могут быть самые разные заболевания. Чтобы правильно поставить диагноз часто требуется консультация разных специалистов и проведение разных исследований. В центре компетенции специалисты способны за два часа провести обследование, которое определит характер и причины боли. В сложном случае — пациента осмотрят офтальмолог, лор, невролог, ему сделают исследование сосудов шеи и головы, оценят состояние позвоночника, сделают МРТ головного мозга. За два часа (!) будет поставлен точный диагноз, потому что врачи в этом центре всю жизнь занимаются головной болью и они ни одну причину не упустят… И таких центров компетенций по разным медицинским направлениям у нас уже 9.

Умеренно пьющие живут дольше

«СП»: — Геннадий Александрович, в конце нашей беседы не могу не спросить о личном. Как строится ваш обычный день?

— Ровно в 6.45 я уже здесь, на работе — и так каждый день.

«СП»: — Здоровый образ жизни — это что для вас?

— Для меня это прогулки с собакой, по субботам — день здоровья, когда мы с коллегами занимаемся спортом под руководством тренера. Плаваем в бассейне. Если в середине недели удается встать на беговую дорожку — совсем хорошо. Еще я вот лифтом стараюсь не пользоваться, хожу много, но и без перегрузок.

«СП»: — В одном из ваших интервью вы утверждали, что бокал вина в день — это не вредно…

Читайте по теме

— Скорее полезно, если, конечно, нет диабета, нет язвы, или каких-нибудь специальных противопоказаний. Вообще люди, предпочитающие средиземноморскую диету, как раз живут дольше всех в мире, она предполагает фужер вина и достаточное количество морепродуктов, овощей, фруктов… Этому есть и научное подтверждение. Однажды американцы в течение 10 лет проводили исследование среди 10 тысяч пациентов. Среди которых были группы много пьющих, умеренно пьющих и совсем не пьющих. И когда обобщили полученные данные, оказалось, что самые «плохие» группы (по количеству инфарктов) были как раз совсем непьющие и много пьющиe. А умеренность — это тот самый фужер вина за ужином, разумное питание и двигательная активность — вот он, рецепт хорошего самочувствия. Кстати, а вы знаете, почему алкоголь полезен?

«СП»: — Наверное, холестерин выводит…

— Точнее сказать — повышает, но только хороший холестерин — тот, который нас защищает. Создавая противовес плохому холестерину. Но в целом у много пьющих как правило чаще бывает цирроз печени и многие другие серьезные заболевания… Поэтому все должно быть разумно.

«СП»: — Спасибо вам!

— Будьте здоровы.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня