Открытая студия
8 сентября 2015 15:06

Порошенко отправят премьером в Молдавию

Лидер движения «Донбасс за Евразийский союз» Антон Бредихин об аппаратных интригах киевской власти, необходимости нового Майдана и о том, что в феврале Украину ждет переворот

911

Андрей Иванов: Гость «Открытой студии» — политолог, лидер движения «Донбасс за Евразийский союз» Антон Бредихин. Антон, здравствуйте.

Антон, полтора года назад Донецкая и Луганская республики объявили о своей государственности. На ваш взгляд, что они представляют собой сегодня?

Антон Бредихин: Сегодня республики Донбасса вполне сформировавшиеся институты государств. Те полтора года, которые прошли с момента начала «русской весны» в Донбассе, стали для него пятилеткой, за которую сформировались основные институты власти, выработалась система волеизъявления. Народ показал, каким он хочет видеть свое будущее, и Киев должен понимать, что те шаги, которые предпринял Донбасс, уже не могут быть отмотаны назад: они пошли вперед, в сторону России, русского мира и Евразийского союза. Мы сейчас имеем перспективные республики, которые уже признаны, как Южной Осетией, так и в перспективе Абхазией, вполне возможно признание в какой-либо форме со стороны Российской Федерации, стран Евразийского и Таможенного союза. Вполне может рассматриваться признание на каком-то, может быть, не государственном, а субрегиональном статусе, со стороны стран- участниц Евразийского союза, той же самой Белоруссии.

И мы можем видеть то, что нынешние международные процессы, которые так или иначе акцентируются на Донбассе, те же самые Минские переговоры, недавно проходивший международный суд в Чикаго, который, так или иначе, затрагивал Игоря Стрелкова — они косвенно либо прямо начинают понемногу утверждать статус республик Донбасса как независимых субъектов международного права. Сейчас Германия ведет переговоры по восстановлению системы водоснабжения в Луганской народной республике, а это значит, что Германия, так или иначе, начинает признавать ЛНР с точки зрения международного права. Мы понимаем, что действия Берлина будут в основном проходить через Киев, но возможно выстраивание новых международных отношений напрямую. Берлин — Луганск — это очень хороший перспективный шаг для развития, утверждения молодых народных республик в международном поле.

А.И.: Можно ли сказать, что эти республики избавились от олигархического влияния?

А.Б.: Первая антиолигархическая задача, которая стала основной идеологемой народных республик, сейчас большей частью реализована. Конечно, активы Ахметова остаются в Донбассе, от этого никуда не уйти. Проводить полную национализацию пока никто не намерен. Ахметов, понимая ситуацию, не влияет на политическую ситуацию в Донбассе, как политик он самоустраняется, но оказывает гуманитарную поддержку населению. Мы понимаем, что сейчас к власти в народных республиках пришли люди, не связанные с олигархическими группами. Они, так или иначе, проверяли себя до «русской весны» в организациях пророссийского характера, в русских организациях Донбасса. Показывали то, что есть не только «Партия регионов», которая была условно пророссийская и выражала интересы как раз не русского населения Донбасса, а интересы, в первую очередь, олигархов. Они показывают, что есть альтернатива, пусть они были тогда маргинальны. Но маргиналы сейчас получили непосредственную народную власть, они выражают мнение народа, они стали во главе народного восстания и сейчас ведут народные республики к будущему, отличному от украинского, об этом не раз говорили Александр Захарченко и Игорь Плотницкий.

А.И.: А чем можно объяснить, что руководство ЛНР и ДНР много раз сменялось? Сейчас эта странная история с арестом или не арестом Андрея Пургина, которого вряд ли можно обвинить в том, что он не сторонник независимости Донбасса?

А.Б.: Да, идут те или иные кадровые изменения, подковерная борьба за властные кабинеты в Донецке. Опять-таки, устранение Андрея Пургина обусловлено тем, что он всегда был больше идеологом. Сегодня в рамках каких-то сложных отношений, которые возникли внутри Народного Совета, произошла карьерная перестановка, из-за которой Андрей Пургин, к сожалению, потерял свой пост спикера. Но вопрос с ним решится. Андрей Пургин остается депутатом Народного Совета и, скорее всего, благодаря ближайшим обсуждениям его карьерных перспектив с Александром Захарченко, возможен выход на какую-то новую должность, не менее важную и не менее значимую для республики.

А.И.: На каких идеях сегодня Донбасс готов развиваться? Не уступили ли место идеологемы экономическому, политическому прагматизму?

А.Б.: Сейчас основная идеологема Донбасса — это русский мир, т.е. построить единое пространство с Россией и Евразийским союзом. Народ поднимался, восставал не ради того, чтобы строить государство с определенной идеологией, которую могут разрушить отчаяние и ожидание народа. Народ восставал ради того, чтобы показать Киеву, во-первых, неправоту его действий, во-вторых, то, что неонацизм, который победил в Киеве в результате Евромайдана — это не есть хорошо для всей Украины. И народ показал, что ему нужен иной путь, путь во многом не идеологический, а цивилизационный, мировоззренческий путь в Россию. Следствием этого восстания мы видим, что сейчас Донбасс ориентирован исключительно по одному принципу: на Россию, он смотрит на нас с ожиданием, что Россия поможет, примет в общий дом, как это было сделано с Крымом. Либо Россия поспособствует вовлечение Донецкой и Луганской народных республик в Евразийский союз, на чем уже неоднократно акцентировали внимание лидеры оеспублик, и к чему они, собственно говоря, и идут.

А.И.: Какова роль России в это процессе? Можно слышать мнение, что Луганск и Донецк ориентируются на Москву, но в самой Москве до конца не знают, чего хотят.

А.Б.: Роль Москвы, как я понимаю, всегда была сильна. За какие бы она ни боролась интересы, если бы все-таки была какая-то пораженческая миссия, то тогда бы не начиналась Новороссия, Донецку и Луганску не помогли бы, не было бы сейчас ни Донецкой, ни Луганской народных республик. Позиция «слива» уже должна была отыграться. Не сейчас, не через полтора года после революции, а еще весной, в мае, когда был референдум о независимости Донбасса. Но, как мы видим, до сих пор народные республики развиваются, ведут весьма активную политическую жизнь и отстраивают экономику Донбасса, что немаловажно. Поэтому позиция Москвы по отношению к народным республикам всегда благоприятна. Нужно понимать, в случае, если единственный институт, благодаря которому так или иначе народные республики ведут отношения с Киевом — это Минский переговорный процесс — будет уничтожен, либо будут введены новые участники, произойдут какие-то кадровые изменения, то народные республики просто-напросто уйдут в Россию. Либо — в ее пространство безопасности, общее пространство безопасности, как, кстати, было сделано недавно с Южной Осетией, которая подписала соглашение с Российской Федерацией, и теперь Россия полностью обеспечивает их безопасность. Вполне такой вариант реализуем для Донбасса, в случае невозможности дальнейшего продолжения Минского переговорного процесса.

А.И.: Сегодня народное мнение играет какую-то роль в определении политики Донбасса? Либо уже власть поделили? Скоро там будут местные выборы…

А.Б.: Народ принимает самое активное участие в управлении, иначе он разочаруется. Тогда это будет какой-то внутренний «слив». Но такого допустить нельзя — это понимают сейчас все. Власть не узурпируется, а демонстрирует то, что открыта к новым кадрам.

А.И.: Наши читатели Анастасия и фон Готфрид, спрашивают, какое место Донбасс может занять в Евразийском союзе?

А.Б.: Сегодня Евразийский союз строится во многом по системе, похожей на Европейский союз. Взято самое лучшее, что применяется в Европейском союзе, оно интегрируется в систему управления и самого Евразийского экономического союза. Донбасс, пока не имея статуса признания со стороны России, Белоруссии, Казахстана, Армении, Киргизии, может получить статус особого региона. Для этого в высшем органе Евразийского союза следует создать по подобию ЕС Совет еврорегионов, либо просто регионов. И в нем уже могут принимать активное участие, как руководители народных республик, так и представители высших экономических, политических структур данных республик. Этот опыт активно принимается Европейским союзом, и мы видим, что до «русской весны», Донецкая и Луганская народные республики были активными участниками еврорегиона Донбасс.

А.И.: Евразийский союз — большой проект, который объединяет государства с разными политическими, экономическими системами, но компромисс был найден. А почему Донецк и Луганск не могут между собой договориться, объединиться?

А.Б.: Как уже неоднократно заявлял Бородай, о Новороссии говорить пока рано. Новороссия, как таковая, возникнет, но со временем: либо присоединения других народных республик — Харьковской, Херсонской, Днепропетровской, Запорожской, Одесской к нынешним народным республикам, либо путем перерождения всей Украины в формат Украина — Новороссия. То есть, после победы нового Майдана в Киеве и установления русской власти в Киеве — Матери городов русских. В то же время, почему они до сих пор не объединились? Собственно говоря, это вопрос еще ранний, еще в мае этого года были первые какие-то попытки к интеграции, создавался Союз народных республик, но мы понимаем, что наиболее эффективным становится постепенное развитие народных республик, которые ныне существуют. Не надо пока объединять то, что еще особо не сформировалось, вот будут сформированы нормальные институты развития, как в Донецке, так и в Луганске, тогда можно говорить о какой-то большей интеграции. Пока же с военной точки зрения, с управленческой наиболее выгодно наличие двух таких центров, противостоящих Украине на фронтах.

А.И.: Какова ситуация в Киеве? Она обостряется или входит в фарватер общей нестабильности, но в целом государственность и дальше будет такой, как сейчас?

А.Б.: Ситуация обостряется каждый день. Взрывы были не только в Киеве, они были и в Ровно, в других городах Украины. Здесь нужно понимать, то, что Порошенко ведет открытую войну с «Правым сектором». У них появились первые заявления, что многие бойцы двух батальонов «Правого сектора» уже должны приехать в Киев, занять позиции и готовиться к новым военным действиям.

А.И.: Такие сообщения приходят каждые две недели все последние полтора года.

А.Б.: Приходят, не приходят, но штурм Верховной Рады во время принятия закона о децентрализации страны, становится подтверждением того, что «Правый сектор» готов к радикальным действиям. То, что они не взяли Верховную Раду, к большому сожалению, является пока что недоработкой «Правого сектора». Посмотрим, как будет вести себя Порошенко, когда «Правый сектор» будет заходить в Верховную Раду и диктовать там свою волю и свою позицию. А ведь это вполне возможно, потому что события в Мукачево показали, что боевики готовы вести свою политику весьма отдельно от Киева, они готовы с ним не советоваться. И пускай сейчас Порошенко борется с Тягнибоком, пытается его посадить, навязать «дело», и сам Порошенко должен стать самым главным украинцем страны, т.е. более сирого украинца не должно быть. Здесь возникает ситуация, когда Порошенко теряет власть ежедневно. Пускай, они это не демонстрируют СМИ, это не отражается очень сильно в том или ином информационном поле. Сейчас ситуация, когда власть потихонечку отрезается местными боевыми группировками, террористическими организациями, запрещенными в России, такими, как «Правый сектор». И Порошенко очень скоро окажется окончательно на краю. Экономика разбита, война идет во многих городах, плюс центр и запад Украины уже окутаны постоянными взрывами. Это разве стабильность? Это полная дестабилизация страны. Как дальше развиваться Украине в такой ситуации, с такой властью и с такой оппозицией — это вопрос весьма специфический. Скорее всего, это будет новая гражданская война, собственно говоря, она уже начата, она уже в открытую идет. Кто победит в ней, конечно же, может решить американский посол, но, возможно, будет новая бойня именно в Киеве.

А.И.: В чем причина, что не видны нормальные здоровые силы, противостоящие такой власти?

А.Б.: На мой взгляд, нормальные силы собирают силы, простите за тавтологию, но это так и есть. Оппозиционный блок всячески дискредитируется, и ему всячески запрещается регистрация. Мы видим, что недавно был создан Комитет спасения Украины во главе с Азаровым и рядом политиков. Кроме того, в ряде городов подпольно существуют пророссийские, здравомыслящие политические структуры. Конечно, после бойни в Одессе 2 мая в Доме профсоюзов, многие поняли, что лучше пока подождать, выждать момент, чтобы вступить на политическую арену Украины не пушечным мясом. Люди ждут момента, когда Порошенко осознает, что — всё, он уже проигрывает полностью все властные функции, и его же оппозиция, которая очень близка к нему, которая, правда, кормилась из кармана другого олигарха, готова одолеть его. Тогда Порошенко может либо самоустраниться, либо занять пост премьер-министра Молдавии, где, кстати, начались революционные восстания. Либо Порошенко почувствует, что ему в дальнейшем грозит путь Януковича, он уедет на Запад, потому что в Россию не пустят, хотя в Липецке заводик и работает, но Запад лучше примет.

А.И.: А как можно воспринять начавшуюся перепалку между Саакашвили, Яценюком, Коломойским?

А.Б.: Главное, чтобы в этой перепалке не трогали Порошенко. Собственно, понятно, что недавно появившаяся петиция на сайте президента Украины о том, что премьер-министром Украины должен стать Михаил Саакашвили набрала 25 тысяч голосов, она теперь подана на рассмотрение в Верховную Раду и самим президентом. Поэтому, здесь можно видеть то, что Саакашвили, находясь у руля в Одесской области, сейчас готовится занять новую властную позицию, и в этой властной позиции ему нужно устранить его ближайших соперников: Коломойского как наиболее влиятельного человека на территории Днепропетровчины и отчасти Одесской области, Яценюка, который является нынешним премьер-министром. Последствия этой перепалки могут навредить именно Яценюку и Коломойскому, а Саакашвили никак не затронут, наоборот, они дадут ему какие-то политические очки. Критикует он власть либо не критикует, а выступает против тех или иных конкретных личностей и, тем самым, готовит себе новую хорошую площадку для управления всей Украиной.

Думается, что без позиции Джеффри Пайетта здесь ничего не разрешится: все решит лично американский посол, скажет, кто победитель, а кто проигравший. Мы видим, что у Саакашвили были две главные цели: первая — это сохранение границы с Приднестровьем и, в случае чего, введение войск на территорию Приднестровья, а вторая — сохранение и передача американцам Одесского порта, последнего крупного порта, который остался у Украины. Он с этими задачами эффективно справляется: пока войны с Приднестровьем у Одессы нет, в порту вовсю командуют американцы. Здесь поэтому у Саакашвили за успешную работу будет бонус — кресло премьер-министра. Но, опять-таки, последние поездки Яценюка в США и Канаду, поиск им какой-то финансовой помощи, получение многомиллиардных кредитов от США, ЕС говорят о том, что Яценюк тоже справляется. Ситуация, когда есть два политика, которые весьма успешно справляются на службе у Вашингтона, которые готовы и дальше вести политическую деятельность на территории Украины. Поэтому все решит спор в кабинете одного человека — Джеффри Пайетта.

А.И.: Если Джеффри Пайетт разрешит спор быстро, то зачем эта публичная перепалка, не лучше ли всем дождаться решения и не выносить сор из избы?

А.Б.: Политика всегда была самым зрелищным действием на Украине. Украинцам нужна активная политика, они должны видеть, что за власть над Украиной бьются всеми силами, применяя любые доступные способы, кто победит, тот и возглавит страну. Ради зрелища, ради торжества народа — вот ради чего и ведется данный диалог между политиками.

А.И.: Возможна ли интеграция Украины в большой евразийский проект, в евразийское пространство?

А.Б.: Конечно, возможна, но не с этой властью. То есть нужен новый Майдан, как раз Антимайдан, либо нужны новые выборы, но в Украине проведение новых выборов честным путем сейчас невозможно. Поэтому — Майдан, Майдан который покажет, кто действительно является основным населением страны, кто может влиять на власть и продемонстрирует то, что нынешняя власть никакого отношения к народу Украины не имеет.

А.И.: Сколько продлится нынешнее состояние Украины с такой оппозицией и олигархической властью?

А.Б.: Думается, нынешнее состояние будет длиться до февраля 2016 года. Собственно, на это время была перенесена новая точка полной реализации Минских переговоров. Думается, в феврале 2016 года произойдет что-то новое на Украине. То есть, либо власть нынешняя потеряет свои властные функции, либо возникнут новые народные республики, которые поведут народ на восстание и, наконец-то, возродится Новороссия.

Полная версия на видео «Открытой студии».

Над программой работали: Андрей Иванов (ведущий), Майя Мамедова (продюсер), Татьяна Парубаймех (бильд-редактор), Александр Фатеев (оператор).

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Сергей Пикин

Директор Фонда энергетического развития

Тимофей Ермаков

Артист московского театра «Школа современной пьесы»

Комментарии