Компартия США: Америке не нужен Путин для вмешательства в выборы

Члены CPUSA рассказали «СП» о том, трудно ли быть левым и боятся ли американцы Россию

  
2390
На фото: Джон Войчик
На фото: Джон Войчик (Фото: предоставлено автором)

Словосочетание «американский коммунист» современному россиянину кажется оксюмороном. Кажется, что еще со времен разгула маккартизма в 50-х, когда слово «комми» прочно вошло в американский лексикон, как ругательство, никакой компартии в США существовать не может. Люди постарше помнят Анджелу Дэвис и других активистов, членов Коммунистической партии США, но перестройка и развал СССР заставили нас окончательно забыть об американском коммунизме. Тем не менее, сегодня CPUSA не только существует (и, кстати, празднует столетие в этом году), но и приобретает новых членов из числа «миллениалов», поколения, рожденного после 1985 года.

Журналист «Свободной прессы» пообщалась с членами CPUSA, Джоном Войчиком и Чонси К. Робинсон (тем самым «миллениалом-коммунистом») во время фестиваля газеты португальской Компартии «Аванте», который проходил 6−8 сентября недалеко от Лиссабона. Мои собеседники, которые также работают в левом издании People’s World, рассказали, трудно ли сегодня быть коммунистом в США, как левые относятся к Дональду Трампу и, конечно, верят ли американцы в то, что Россия является новой «империей зла», с которой нужно бороться.

Джон Войчик (Д): — Коммунистическая партия является интегральной частью истории США. Она была основана сто лет назад и с самого начала выдвигала социальные программы и платформы — медицинскую страховку, рост минимальных зарплат и так далее. Сегодня мы привыкли к тому, что все это существует в США, и принимаем это как должное, но истоки этих достижений в идеях Компартии.

Читайте также
«Передушить Россию и Китай по одному, как цыплят» «Передушить Россию и Китай по одному, как цыплят» В Москве опасаются, что США втянут нас в противостояние с КНР

В 1930-х Компартия США организовывала массовые демонстрации, и в итоге многие ее предложения были инкорпорированы в «Новый курс» Франклина Рузвельта. В конце 30-х Компартия выступала за то, чтобы США вступили войну против фашизма и открыли Второй фронт в Европе, что было сделано, хоть и с большим опозданием.

Так что мы играли хотя и не главную, но важную вспомогательную роль в политике США в ХХ веке. В 1950-х нам пришлось бороться с агрессивным антикоммунизмом. Но уже в 1960-х мы внесли огромный вклад в движение за гражданские права, права темнокожих американцев, выступали против войны во Вьетнаме и колониализма.

В общем, я хочу сказать, что мы очень американский институт. Мы не какое-то инородное маленькое образование, а неотъемлемая часть политики США, просто чаще всего мы оказываемся впереди своего времени.

Да, нам всегда было трудно и непросто. Помню, я освещал избирательную кампанию первого черного мэра на юге США, в Миссисипи, и мой номер отеля забросали коктейлями Молотова. Тогда местная афро-американская газета предложила мне работать в их офисе, после чего он также подвергся атакам. У нас были трудные периоды, нас преследовали. Но в то же время, мы всегда помогали строить демократию. К счастью, сейчас с новым поколением все по-другому.

«СП»: — С чем это связано?

Чонси К. Робинсон (Ч): — Как представитель миллениалов, который знает нашу историю, могу сказать, что мне очень импонирует то, как наша партия всегда боролась за гражданские права. Мы является частью антивоенного, гражданского движения вот уже сто лет.

На фото: Чонси К. Робинсон (Фото: предоставлено автором)

Сегодня новое поколение видит несправедливость, которая их окружает, и начинает задавать вопросы, начинает сомневаться в том, так ли хорош капитализм. Миллениалы — это первое поколение в новейшей американской истории, которое знает, что будет беднее, чем их родители. Естественно, молодые люди начинают задаваться вопросом, почему так происходит.

Несколько лет назад в США проводился опрос о капитализме, и около 60% респондентов ответили, что они против капитализма. Конечно, это не значит, что они обязательно считают себя коммунистами или социалистами, но они понимают, что что-то идет не так.

Лично для меня быть частью Компартии важно еще и потому, что в ней цветные и черные женщины всегда занимали лидирующие позиции. Все мы знаем примеры Анджелы Дэвис, которая до сих пор остается коммунистом, и Поля Робсона. Это очень важно.

Я всегда говорю: «Если ты черный и знаешь историю рабства и государства в США, как ты можешь не быть коммунистом?» Эта система основана на эксплуатации нашего народа и рабочего класса в целом. Думаю, среди цветного населения США есть большая открытость левым идеям. В конце концов, ни один человек не скажет: «Мне нравится, что меня эксплуатируют». Они задумываются о том, какие есть альтернативы, и мы рассказываем им об этом.

«СП»: — Трудно ли быть коммунистом в современной Америке?

Ч: — К счастью, я не росла во времена маккартизма, но и сейчас у нас есть такое явление, как red baiting, когда любого политического оппонента обвиняют в том, что он коммунист, сталинист и работает на Кремль. Например, лидера республиканского большинства в Сенате Митча Макконнелла противники называют Moscow Mitch.

Но я скажу, что все больше молодых людей начинает задумываться, а что такого плохого в том, чтобы быть коммунистом, почему это оскорбление? Ведь капитализм тоже не приносит особо ничего хорошего.

«СП»: — Противники демократов часто называют их «леваками» и социалистами. Так ли это на самом деле?

Ч: — Это просто часть двусторонней партийной системы и стратегии этих партий. Конечно, мы понимаем, что демократическая партия — это не социалисты или левые в полном смысле этого слова, но мы пытаемся получить от них то, что можно. Например, мы хотим убрать с их помощью Трампа из офиса. Мы будем поддерживать кандидата, который выиграет демократические праймериз. Надеюсь, это будет не Джо Байден, а кто-то вроде Сандерса или Уоррена.

Читайте также
Возможно ли в России честное голосование Возможно ли в России честное голосование Михаил Делягин: Итоги выборов вскрыли главные проблемы избирательной системы

Официально Коммунистическая партия США не поддерживает ни одного из кандидатов. Но мы понимаем всю опасность трампизма. Внутри Демократической партии есть много разных течений, в том числе и те, кто склоняется влево. Поэтому с их помощью мы пытаемся продвигать улучшение условий для рабочего класса. В таких условиях кандидат-демократ представляется нам лучшей альтернативой, хотя, конечно, демократов нельзя назвать коммунистами или социалистами.

«СП»: — Вы говорите об опасности трампизма, но ведь Трамп во время своей избирательной кампании во многом делал ставку как раз на рабочих, обещал вернуть производство в Америку, создавать новые рабочие места. Получается, он не выполнил своих обещаний?

Д: — Он их не выполнил, да и не собирался. Но если говорить о демократах и о том, почему мы не можем их полностью поддерживать, именно демократы были у власти во многих из этих индустриальных штатов, и они ничего не сделали для сохранения рабочих мест, для того, чтобы помешать перенести их все за рубеж. Демократы не смогли защитить интересы рабочего класса, и во многом это создало тот вакуум, который заполнили республиканцы и благодаря которому Трамп пришел к власти. Он просто сказал: «Демократы не смогли вам помочь, а я делаю это».

Конечно, на самом деле он ничего подобного делать не собирался. По большому счету, эта та же тактика, которая помогла прийти к власти фашистам в Германии. Гитлер ведь тоже поначалу делал вид, что заботится о рабочих. Не зря его партия называлась НСДАП — социально-демократическая рабочая партия. Они приотворялись сторонниками рабочих, тогда как на самом деле ими не были.

То же самое делает и Трамп, когда ездит на заводы, посещает демонстрации рабочих и расхаживает там в строительной каске. Он играет на левом поле, на поле белых рабочих, обещает им более высокие зарплаты, лучшие условия труда, но на самом деле выступает против их интересов.

Кроме того, он постоянно ищет козла отпущения, на которого можно повесить все эти проблемы. Он пытается представить себя, как какую-то альтернативу. У нас есть миллионы рабочих, которые работали 20−30 лет, очень тяжело работали. Они просто хотят хорошо жить, хотят отдать своих детей в приличную школу. Но жить им стало сложней. И в результате пропаганды они начинают винить в этом не крупные корпорации, а мигрантов, требуют построить стену.

Но даже несмотря на это, белые рабочие выбрали первого президента афро-американца. Его бы не выбрали и не переизбрали, если бы миллионы белых рабочих за него не проголосовали. Это очень пугает Трампа и его сторонников. Несмотря на всю их пропаганду, миллионы людей понимают, что происходит на самом деле.

«СП»: — Если говорить о пропаганде, России там уделяется особое место. Если послушать официальную риторику, Москва виновата во всех проблемах от вмешательства в американские выборы до глобального потепления. Простые американцы тоже так думают?

Д: — Значительная часть американцев вообще особо не думают о России. Это не то, что волнует их каждый день. Но СМИ, конечно, серьезно продвигают нарратив о том, что Россия вмешивается в наши выборы. Это очень удобно для многих политических сил, потому что отвлекает внимание от вопроса реального, внутреннего вмешательства в наши выборы.

В 1965 году в США был принят Закон о правах голоса, который запрещает расовую дискриминацию при голосовании, и с тех пор правые силы выступают против него. В прошлом году в Джорджии на выборах губернатора должна была победить темнокожая женщина, Стейси Абрамс. Но этого не произошло, потому что власти взяли почти 200 тысяч регистрационных документов избирателей, в основном черных рабочих, и просто выкинули их на помойку. Когда эти люди пришли на избирательные участки, они не смогли проголосовать.

«СП»: — Выкинули на помойку?

Д: — На самом деле, то, что произошло, очень похоже на ваши выборы, когда кандидатам отказывали в регистрации, придравшись к подписям. Здесь власти также отказали в регистрации избирателям, сославшись на какие-то формальные поводы, вроде неправильно указанного адреса, даты, а иногда вообще без особого повода.

Вмешательство в выборы происходит не со стороны России, а со стороны расистских и реакционных групп в США. Угроза исходит и от транснациональных корпораций, которые просто подкупают выборщиков, они платят им и те точно выполняют их инструкции. Это атака на демократию.

Читайте также
МИД Эстонии: Мы не просили русских нас от Гитлера освобождать МИД Эстонии: Мы не просили русских нас от Гитлера освобождать В Таллине разразился скандал из-за заявления посла РФ об изгнании нацистов из Прибалтики

Да и вообще, если говорить прямо, вся наша избирательная система не демократична. Возьмите, например, штаты Вайоминг и Калифорнию. В Вайоминге живет 500 тысяч человек. В Калифорнии — 30 миллионов. При этом у обоих штатов одинаковое количество сенаторов — два. И эти два сенатора от Вайоминга — ультраправые неофашисты. Так что прежде чем говорить о российском вмешательстве в наши выборы, нужно сказать о встроенной несправедливости нашей избирательной системы.

Ч: — Наши СМИ представляю Россию как бармалея, которого можно обвинить во всех грехах. Я не думаю, что они на самом деле в это верят, это очень удобно. Нарушение прав избирателей, вмешательство в выборы происходит у нас годами, но теперь все это можно списать на Россию. В то время как не Россия отбирает права у цветных избирателей, не Россия подкупает выборщиков. Мы пытаемся бороться с этой пропагандой и доносить до людей, в чем настоящие проблемы.

Д: — Самое смешное, что все, что они говорят о Путине и о его вмешательстве в наши выборы, они делают сами. Для этого им не нужен Путин. Это огромное лицемерие. У вас тоже происходят нарушения на выборах. Мне кажется, что российские власти вполне могли бы встретиться с губернатором Джорджии и провести обмен опытом, у них наверняка нашлось бы много общего, может быть, они даже обменялись бы парочкой трюков.


Международное положение: «Передушить Россию и Китай по одному, как цыплят»

Новости США: Супруга Трампа опозорилась на официальном мероприятии

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Станислав Тарасов

Политолог, востоковед

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня