Covid-19 взорвал миропорядок: Запад посылает умирать в одиночку

Какие перемены ждут человечество, когда закончится пандемия коронавируса

72227
Covid-19 взорвал миропорядок: Запад посылает умирать в одиночку
Фото: DPA/ ТАСС
Материал комментируют:

Ситуация с коронавирусом в России изменится к лучшему, возможно, через два-три месяца. Такой прогноз на встрече с представителями предпринимательского сообщества в Ново-Огареве 26 марта дал Владимир Путин.

Глава государства отметил, что чем эффективнее и жестче будут принимаемые из-за коронавируса меры, тем меньше они продлятся.

Но пока смертоносный вирус стремительно разгоняется по планете, нарушая любые границы и меняя привычный уклад людей, заставляя их приспосабливаться к абсолютно новой — некомфортной, а зачастую просто страшной — реальности.

Согласно данным Университета Джона Хопкинса, по состоянию на 15.15 мск 26 марта число зараженных новым коронавирусом в мире составило более 487 тыс. человек, умерли 22 030 человек. Более 117 тысяч — победили болезнь.

И хотя сейчас никто не может точно сказать, когда человечество справится с убийственной напастью, многие уже гадают, каким будет этот мир после пандемии Covid-19.

Президент Турции Реджеп Эрдоган, к примеру, на днях высказался на этот счет, заявив, что «мир после этой эпидемии уже не будет прежним». Он считает, что наступает новая эпоха коренных изменений «в глобальном экономическом, политическом и общественном устройстве». Эту же мысль он повторил во время проведения виртуального саммита G-20. Эрдоган призвал страны отказаться от протекционизма и односторонней политики перед лицом пандемии.

Читайте также
Нефтяная схватка: Вытеснение России с рынка - равносильно объявлению войны Нефтяная схватка: Вытеснение России с рынка — равносильно объявлению войны Градус амбиций США и саудовских шейхов может слегка сбить общая беда

До этого турецкий лидер обвинял Запад в том, что он оставил пострадавших «на произвол судьбы» и поступает по принципу «кто сможет, тот пусть выживает».

О том, что пандемия коронавируса ускоряет геополитические изменения, пишет и крупнейшая шведская ежедневная газета Dagens Nyheter. Причем, в ее трактовке, это как раз те изменения, которые помогут Китаю и России стать ведущими мировыми державами, в то время как США так и будут цепляться за свое «Америка, прежде всего».

Пекин и Москва, по мнению экспертов издания, в чрезвычайных условиях действуют более умело.

Будет ли, действительно, мир другим, когда все уляжется, или ничему этот кризис человечество не научит? Этот и другие вопросы «СП» адресовала известному политологу, генеральному директору Института региональных проблем Дмитрию Журавлеву:

— Вопрос терминологически очень сложный. Мы с вами утром выходим на улицу — мир уже поменялся, когда мы дверь открыли. Поэтому все дело в масштабах изменений.

Бесспорно, изменения будут. Будут в области политической психологии. И вообще психологии. Потому что, согнав мир на удаленку, мы его, скорее всего, уже не соберем.

Ведь вся стратегия человеческой цивилизации, она сводится именно к удаленке. То есть, если в 19 веке главной для человека была свобода от государства, то сейчас главное для человека — свобода от человека.

И вот этот идеальный мир, в котором ты сидишь в своей квартире, а тебе под дверь подкладывают еду, это, собственно, то, к чему современная цивилизация стремится. Но ей как-то было неудобно — до коронавируса. Был страх — получится ли? Вдруг мы просто вымрем все физически от голода?

А тут коронавирус показал, что, в общем, так жить можно. Так жить не только хочется, но и возможно.

«СП»: — Но это же, по сути, домашний арест на добровольных началах. Такое существования не может быть для человека комфортным…

— Для того, чтобы понять, что так нельзя жить, так надо начать жить. Идеал пока (в западном обществе, по крайней мере) именно этот — я сам с собой. Я лично — не человек, вообще — есть мера всех вещей. И все, что мне удобно, и есть правильно.

Это — современная концепция либерализма.

Почему классический либерализм был разумен, а нынешний ведет человечество к гибели. Именно поэтому. Не по политическим причинам.

Но есть вторая тенденция, которая идет одновременно с первой в обратную сторону — это усиление роли государства.

То есть, человек от человека отдаляется, а государство к человеку приближается. Поэтому он остается с государством один на один. Ни коллектив, ни общество, ни народ и государство, а я — и государство.

В итоге много интересных вещей может случиться — это если мы говорим о глубинных процессах.

Если мы говорим о тех, о которых говорил Эрдоган (т.е. вопросы развития экономики, векторы этого развития, переносы центра этого развития), то, опять же, здесь процесс идет и так. Все эти торговые войны, все прочие «веселухи», это собственно, и есть проявление того, что реальная экономика ушла в Китай, но формально она пока в Америке.

Так было в начале 20 века с Англией и США, только тогда Америка, условно говоря, была Китаем, а Англия — Америкой.

Потому что все ведь держится на традиции. И это величие Америки — тоже. А крупное потрясение в первую очередь потрясает — извините за каламбур — сами традиции.

Не пробовали американцы в 1905 году проверить Британию «на вшивость» — на крепость. А Первая мировая война — проверила, и выяснилось, что Америка значительно круче.

Сейчас то же самое.

Этот кризис не столько позволит Китаю занять первое место — он его уже занимает, сколько позволит Китаю поверить, что он находится на этом первом месте. А поскольку мощь экономическая Америки, это в основном финансы, а финансы существуют там, где им удобно, а не там, где они приписаны, то вот это все и означает в перспективе, что центр тяжести сместится. Тут я с Эрдоганом согласен.

«СП»: — Какие перспективы у России в этом плане?

— Что касается России, то, поскольку у нас нет таких количественный факторов, которые есть у Китая — нет полтора миллиарда населения, нет дешевой рабочей силы, — то в нашем случае можно сказать, что тенденция не реализуется, а тенденция дает возможность для этой реализации.

Да, когда после кризиса традиционные лидеры ослабнут, появляется больше возможностей для действий. Но в нашем случае, в отличие от Китая, этим возможностям еще надо реализоваться.

Потому что в Китае они реализуются механически — т.е. если всем китайцам дать работу, то на Земле работать будет больше некому.

А у нас так механически система работала в 50-е годы, когда мы шли этим путем. Кстати, в конце пятидесятых у нас был самый высокий за всю историю России прирост населения, и тогда, собственно, вопрос стоял о том — дать каждому высокотехнологичную (по тем временам) работу, и мы всех шапками закидаем.

Поэтому же родился лозунг «Догнать и перегнать Америку!»

Сейчас у нас появляется возможность играть более значимую роль в мировой экономике.

В политике такая роль нам и так дана на очень долго — спасибо Лаврентию Павловичу Берии. Мы остаемся второй (или первой — тут можно спорить) военно-политической державой мира.

А вот в экономике занять то — второе место, которое мы занимали при советской власти, будет непросто. Но кризис дает такую возможность, поскольку неэкономические способы очень ослабнут.

Читайте также
Пока не истребили советскую мощь: Войска РХБЗ ведут в Бергамо вирусную разведку боем Пока не истребили советскую мощь: Войска РХБЗ ведут в Бергамо вирусную разведку боем Что представляет собой и чем занимается в Италии российский сводный военно-медицинский отряд

В конечном счете, лидерство старых лидеров — той же Великобритании — держится не столько на экономических успехах, сколько на политической мощи и возможности при помощи этой мощи не позволить вам достигнуть экономических успехов.

И основная задача Америки — не уйти вперед, а не дать уйти вперед остальным.

Да, после кризиса эта возможность не то, что исчезает, но несколько ослабевает, и это даст некоторое дополнительное окно возможностей. Воспользуемся, не воспользуемся — посмотрим…

По сути, что такое этот коронавирус — не как болезнь, а как кризис? Это резкое сокращение коммуникаций. А вот здесь надо смотреть: сокращение коммуникаций принесет пользу? До какой степени.

«Кислее» всего, мне кажется, будет англичанам. Потому что остров вообще не самодостаточен. И, в общем, чем дороже коммуникации, тем им будет хуже. Но они, собственно, сейчас на роль лидера и не претендуют.

Одно время они же вообще коронавирус объявили несуществующим. И очень надеялись, что все как-нибудь само рассосется. Не рассосалось, как известно…

Конечно, наше преимущество в том, что мы при определённых усилиях можем с гораздо большей эффективностью осуществить идею чучхе — я не шучу. То есть, степень нашей самодостаточности, наверное, одна из самых высоких в мире.

«СП»: — При нашей-то неблагополучной демографической ситуации?

— Действительно, демография дает возможность для развития. Чем больше людей, тем больше потенциал развития экономики, потому что у нас подетальная специализация.

Голландия, скажем, ни в каком случае не соберёт самолет — у них на каждую деталь самолета просто граждан не хватит. И даже великие державы Европы не могут производить самолеты по отдельности.

Мы можем. То есть для самодостаточности нас пока хватает.

«СП»: — А что, по-вашему, будет с европейскими институтами? Со всеми этими «демократическими ценностями», которые они так агрессивно привыкли навязывать всему миру?

— Понимаете, удар же по европейским институтам связан не с самим этим вирусом. Коронавирус мог бы усилить эти институты, если бы эти институты были способны на него адекватно ответить.

Крупный кризис всегда усиливает объединительные механизмы, поскольку для борьбы с кризисом нужно объединение. А у них получается наоборот, потому что они очень сильно разочаровались в этих институтах.

Италия ждала-ждала помощи от Евросоюза, дождалась — от России. ЕС ведь не помог.

Естественно, поскольку евроскепсис был всегда — по крайней мере, в той или иной степени, — то сейчас он просто зашкаливать начнет.

Потому что схема у Евросоюза, какая: «мы берем часть вашей независимости, но за это гарантируем некую коллективную безопасность в широком смысле — не только военную. И некие объединения, выгодные для вас. За это вы передаете евроинститутам часть полномочий, которые, которые у вас являются национальными».

Вот теперь, когда пришла страшная болезнь, насчет полномочий все понятно, а где обещанная помощь, никто ответить не может.

Но проблема, надо понимать, не в коронавирусе. Это кризис самого Евросоюза.

Повторюсь: если бы их институты были на что-то способны, кроме как сладко есть и сладко спать, скорей всего, они усилились бы. Этот кризис мог бы дать новый толчок Евросоюзу и сделать его еще более централизованным, если бы ЕС хоть какую-то эффективность показал.

Читайте также
Кремль опять вызвался сыграть с США в "русскую рулетку", зная, кто проиграет Кремль опять вызвался сыграть с США в «русскую рулетку», зная, кто проиграет Вашингтон снова создает нефтяной альянс с Саудовской Аравией, и это мы уже проходили

«СП»: — Почему все-таки не показал?

— Знаете, я уже как-то рассказывал о своей поездке в Европарламент. Это Рай земной. Они там не могут работать, поскольку у них мотивации нет — они уже в Раю.

Вся структура евроинститутов такая. Там не надо ничего делать, можно получать много-много денег, да еще тебя на халяву кормят и поят. Это, в принципе, ничем управлять не может. Потому что когда люди живут в сплошном удовольствии, они не будут работать.

Поэтому даже в Бельгии население тихо ненавидит евроинституты. Я видел демонстрации в Брюсселе, участники которых требовали, чтобы эти институты переезжали в какую-нибудь другую страну — если уж совсем упростить лозунги манифестантов.

Теперь, я думаю, что, если хоть одна крупная европейская страна выкарабкается в одиночку (а евробюрократы не могут толком помочь никому), то Евросоюз, как единое сообщество, кончится. Не факт, что его распустят, но реагировать на его существование перестанут, в принципе.

Новости мира: Онлайн-саммит G20 решил, что делать с коронавирусом

Новости СМИ2
Новости Лентаинформ
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Последние новости
Цитаты
Гузель Улумбекова

Руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, ДМН

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Виктор Дмитриев

Генеральный директор Ассоциации Российских фармацевтических производителей (АРФП)

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости НСН
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня