Политика / Власть
26 мая 2020 14:12

Рейтинг Путина животворящий: Спасет ли президента любовь россиян

Недовольство населения растет, а результаты опросов должны оставаться неизменными

2635

Судя по соцопросам позиции властей за последние два месяца сильно пошатнулись. Так, ФОМ подсчитал, что рейтинг доверия Владимиру Путину снизился с 63% до 57%, рейтинг одобрения правительства Михаила Мишустина — с 47% до 36%, а рейтинг одобрения «Единой России» — с 37% до 31%.

Подобные же цифры дает и государственный ВЦИОМ: согласно его подсчетам, уровень одобрения деятельности президента уменьшился с начала апреля с 69% до 61%.

С чем связано подобный тренд в общественном сознании? «Свободная прессе» обсудила это с экспертом-аналитиком Международного кризисного центра (IAC) Евгением Романовским.

— Вы правы, на фоне пандемии позиции и федеральных, и региональных властей сильно пошатнулись. Так, до объявления карантина часть общества игнорировала официальные сводки об отсутствии заболевания в России. Считалось, что власти утаивают информацию о проникновении эпидемии Covid-19 в страну тогда, когда ВОЗ официально признало Европу новым очагом инфекции.

С другой стороны, как только начали поступать первые данные о заболевших, общество выразило свое недовольство фактом неподготовленности отечественной медицины и системы социального обеспечения государства в целом.

Читайте также
Запад обсуждает сценарии госпереворота в Кремле: От кого Путину ждать удара в спину Почему российская власть демонстрирует свою слабость перед каждым вызовом

«СП»: — Но, согласитесь, все же большую часть граждан волновала прежде всего не пандемия как таковая, а экономические потери.

— Федеральные власти до последнего момента игнорировали попытки услышать мобилизованную часть оппозиционно-настроенных граждан в деле организации денежной помощи всем, а не адресно — преимущественно крупным и государственным предприятиям.

Первые шаги навстречу обществу были сделаны уже после объявления о снятии режима оплачиваемых выходных, до сего момента государство отказывалось признать ситуацию чрезвычайной и не вводило чрезвычайное положение, ограничившись туманной формулировкой «самоизоляция».

Данный факт вкупе с невозможностью малых и средним предприятий, а также ИП поддерживать своих работников во время эпидемии, выплачивать им положенную зарплату, еще более встревожило общество.

«СП»: — Несмотря на кажущееся обилие брифингов, пресс-релизов, официальных выступлений, совещания оказалось, что власть почти не говорит с обществом. Чиновники говорили словно бы только друг с другом. У вас не создалось такого ощущения?

— Да, можно сказать, что федеральная власть самодистанцировалась от принятия каких-либо решений по вопросам самоизоляции. Всю ответственность возложили на глав субъектов и самих бизнесменов, и ограничившись только возможностью наказывать за несоблюдение специальных постановлений правительства.

Самым важным среди которых — невозможность уволить работника во время эпидемии, не выплачивая ему положенную зарплату. Такую ситуацию многие уже назвали уничтожением малого бизнеса, ведь не приносящее прибыль предприятие в условиях отсутствия какой-либо поддержки со стороны государства, вынуждено только разориться.

«СП»: — Впрочем, падение рейтингов власти не такое уж и катастрофическое — в пределах 10%. Намного меньше, чем, скажем, после пенсионной реформы или повышения НДС.

— А теперь взгляните на количество комментариев в социальных сетях, многочисленные видеообращения от разных групп населения, которые до 2020 года были политически неактивной и не мобилизованной частью общества, помогая сохранить миф о стабильности и 70%-ной поддержке курса Кремля.

В условиях турбулентности федеральные власти, во-первых, возложили ответственность на глав регионов, тем самым отгородив общественное недовольство от своих же непопулярных решений, во-вторых, начали реализовывать стратегию, от которой раньше отказывались.

«СП»: — При этом, согласитесь, ряд губернаторов действовали более решительно и последовательно, чем федеральные чиновники. Ну, скажем, Собянин.

— Да, Сергей Собянин в первые недели борьбы с вирусом выглядел намного эффективнее и последовательней, чем федеральное правительство, что не могло не отразиться на недовольстве в Кремле. С другой стороны, затягивание снятие режима самоизоляции, продление цифровых пропусков и даже отключение отопления в период холодных майских недель сильно пошатнули авторитет мэра столицы особенно на фоне более эффективного губернатора Подмосковья Андрея Воробьева, который уже заявил, что регион преодолел плато и постепенно возвращается в нормальный ритм жизни.

«СП»: — Евгений, ну а какой будет публичная политика после выхода из кризиса? Очевидно ведь, что на фоне падения рейтингов — и персональных, и институциональных — Кремль будет вынужден искать новые механизмы работы.

— Пока вряд ли. Скандал, вызванный публикацией Bloomberg о низком рейтинге Владимира Путина заставил Кремль действовать, на мой взгляд, непрофессионально. Более похожая на практику публичных извинений в Чечне, МИД РФ запустил нестандартную процедуру ответа, потребовав принести официальные извинения за опубликованные данные, подготовленные ВЦИОМ (а, замечу, не «Левада-центром», признанным в России иностранным агентом). Подобный шаг точно демонстрирует важность публикуемого уровня общественной поддержки Владимира Путина и курса Кремля, несмотря на реально падающие рейтинги.

«СП»: — Сейчас, очевидно, все усилия Кремля сконцентрированы на беспроблемном проведении Единого дня голосования и голосования за новую Конституцию. Каковы главные риски?

— Да, подписанный накануне указа президента, согласно которому граждане могут отдать свой голос также (кроме возможности прийти и проголосовать лично) по почте и через интернет, вероятно, связан с текущими поправками в Конституцию, легитимность которых власти пытаются сохранить до последнего момента.

Читайте также
Задача Кремля № 1 в разгар пандемии: Не дать обеднеть нефтегазовым олигархам Кому точно не откажут в деньгах ни при каких обстоятельствах

Несмотря на это, в обществе все более отчётливо растет недовольство, особенно от тех его слоев, которые раньше не слишком интересовались политикой и не считали, что это касается их напрямую. Пожалуй, это самая главная опасность для федеральных и региональных властей, так как рейтинг первого лица государства линейно падает с 2018 года (после пожара в торговом центре «Зимняя вишня» и такой же тактики самодистанцирования государства от нужд общества), несмотря на перетасовки губернаторов, арест крупных чиновников и даже начатый во время пандемии дискурс Путина о пределах свободы.

«СП»: — Вызовет ли нынешняя ситуация к жизни новые оппозиционные силы?

— Пока что не наблюдается никаких оппозиционных политических кампаний и призывов к митингам. Тем не менее, уже создана твердая почва для недовольства и протестов, которая будет искусственно подавляться. При этом государство вряд ли посчитает нужным ограничивать себя в правах, идти «на поводу у популистов» и менять собственную конструкцию властных отношений.

«СП»: — В разгар пандемии даже заговорили, что сочтены дни «Единой России», не сумевшей вписаться в новый дискурс. Согласитесь?

— Я не вижу перспектив для «Единой России» уйти с большой политической арены, передать власть в руки какой-нибудь другой партии, изменить правила и процедуру голосования в пользу их открытости, а также любых других решений, которые бы натурально (а не искусственно!) повысили рейтинг властей как в регионах, так и в центре.

Новости России: Левые силы выступят за отмену голосования по поправкам в Конституцию

Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Семен Гальперин

Президент «Лиги защиты врачей»

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня