Политика / Власть
4 июня 13:55

Запад накрыло кошмаром: Путин остается до 2036 года

Россияне будут ругать власть на кухнях и рассказывать про нее анекдоты, как в позднем СССР

11910
На фото: президент России Владимир Путин
На фото: президент России Владимир Путин (Фото: Алексей Никольский/ТАСС)
Материал комментируют:

Запад внезапно осознал: Путин остается до 2036 года. И теперь зарубежная пресса гадает, что будет с Россией.

Речь, понятно, идет о голосовании по поправкам в Конституцию РФ, которое назначено на 1 июля. Одна из поправок обнуляет президентские сроки, что позволяет Владимиру Путину еще дважды баллотироваться на пост главы государства.

«Это не лучшая новость для страны», — считает немецкое издание Handelsblatt.

«Спешка президента — призывать свой народ на голосование, несмотря на растущее число умирающих от коронавируса, — понятна. В мае его рейтинг, составивший 25%, оказался значительно ниже рейтинга в марте 2018 года, когда, получив 76,6% голосов, он был избран на четвертый и, согласно действующей конституции, последний президентский срок», — пишет немецкая газета.

Напомним: 29 мая «Левада-центр» * опубликовал результаты опроса**, из которых следует, что рейтинг доверия к Путину опустился за месяц с 28% до 25%. В ноябре 2017 года, когда «Левада» впервые провел это исследование, рейтинг составил 59%. В июне прошлого года он опустился до 40%, а в январе этого года — до 28%.

Но вернемся к статье в Handelsblatt.

Читайте также
Голосование по Конституции как способ поднять Россию с колен и показать Западу кузькину мать Голосование по Конституции как способ поднять Россию с колен и показать Западу кузькину мать Почему Кремль не отложит плебисцит в разгар эпидемии по примеру других стран

«Хаотичное антикризисное управление, падающие доходы и грызущая неопределенность омрачают нимб стилизованного непогрешимого президента <…> Путин неоднократно объявлял об отказе от сырьевой зависимости и коррупции, но ситуация ухудшалась.

Если некогда Путин был надеждой, то сегодня он является тормозом процветающего будущего России", — отмечает немецкое издание.

По мнению Handelsblatt, «плохая новость» заключается в том, что «изменить принципиально ложную бизнес-модель России, вероятно, можно будет лишь после эры Путина».

С Handelsblatt перекликается публикация Le Figaro. В ней Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги, отмечает, что с 2017 года «крымский эффект превратился в константу в массовом сознании и утратил свой мобилизационный потенциал», и сегодня «как никогда более приоритетной в глазах российских работников, пострадавших от кризиса COVID-19, является социально-экономическая повестка».

«Путин вдруг оказался в роли не столько дирижера политического оркестра, сколько модератора медико-эпидемиологической конференции с элементами бухгалтерского перераспределения средств, которые на поверку оказались совсем небольшими», — пишет Le Figaro.

Наконец, The Washington Post отмечает, что российские меры по борьбе с коронавирусом могут еще сильнее укрепить власть Владимира Путина. Американская газета перечисляет инструменты борьбы с коронавинуром и отмечает:

«Но Кремль не упускает возможности расширить полномочия государства по наблюдению — и ничто не предвещает, что с нынешним кризисом будет по-другому».

— Для оценки ситуации важны одновременно два показателя, которыми социологи оперируют, — говорит директор «Левада-центра» Лев Гудков. — Первый — это ответы на закрытый вопрос «Одобряете ли вы деятельность Владимира Путина?» И другой — на открытый: «Кому из политиков вы доверяете/?» Причем, важны не абсолютные цифры, а именно разрыв между двумя этими значениями, и динамика разрыва.

Первый показатель свидетельствует об уровне конформизма в обществе, и о распространенности мнения, что Путин безальтернативен. Второй говорит о числе людей, которые симпатизируют Путину — они сами его выбирают, отвечая на вопрос, кому из политиков доверяют.

В условиях нынешнего авторитарного режима административное принуждение к лояльности некуда не девается — и потому первый показатель снижается сейчас довольно плавно. В то же время спонтанное, более свободное выражение поддержки и симпатии Владимиру Путину сокращается, и очень быстро.

«СП»: — О чем это говорит?

— О том, что принуждение к лояльности будет еще очень долго обеспечивать жизнеспособность нынешней политической системы. Если, разве что, в стране не произойдет катастрофического ухудшения.

Причем, такая ситуация будет сохраняться, даже если группа твердых сторонников Путина сократится до нескольких процентов, как это было в свое время с Борисом Ельциным и Михаилом Горбачевым. Все равно система, со своими репрессивными методами и созданием атмосферы безальтернативности, будет удерживать терпение и послушание большей части населения.

А симпатии и доверие к Путину могут сойти на нет, я считаю, довольно скоро — скажем, через год.

«СП»: — Западные СМИ много рассуждают о том, что Путин теперь останется у власти до 2036 года. Это реальная перспектива?

— Бог знает, сколько Путину осталось жить — я не могу здесь гадать. Но исходя из оценки устойчивости системы, безальтернативности, отсутствия сколько-нибудь влиятельной оппозиции, которая бы консолидировала недовольных и выдвигала другую программу, — люди будут пребывать в диффузно-раздраженном состоянии. Будут ругаться на кухнях, но при этом не предпринимать никаких активных действий.

«СП»: — Тот факт, что нынешнюю элиту Путин устраивает, предполагает не только политический статус-кво, но и неизменность экономической модели?

— В России — условно — две экономики. Первая, сырьевая, на которой держится режим — это корпоративная экономика, которая сидит на нефтяной и газовой ренте. Она никак не связана со второй экономикой — с реальным сектором, который работает на потребление основной массы населения.

Из-за этого недовольство и ухудшение жизни основной части населения на первую экономику никак не влияют. Более того, политический класс, сидящий на этой первой экономике, все потери из-за кризиса и пандемии будет покрывать за счет снижения уровня жизни основной массы населения — другого ресурса у него нет.

Да, в этом случае недовольство населения, связанное с относительным обеднением, будет расти. Но, повторюсь, оно приобретет хроническое диффузное состояние — как это было во времена позднего СССР, когда все брюзжали, рассказывали анекдоты на кухях, но протестной активности не проявляли.

На мой взгляд, раскол в российской элите может вызвать только одно: если Запад резко усилит адресные санкции против представителей нашей элиты. Пока этого не было сделано, но возможности для этого есть: политическая верхушка РФ по-прежнему активно выводит свои капиталы и активы за рубеж, поскольку не видит возможности сохранить их в России.

— Примечательно, что Путину требуется очное голосование по поправкам, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Если плебисцит провести заочно — «нарисовать» нужный результат можно ведь в любом случае — будет не та картинка, не тот пиар. Когда процедуру голосования будут снимать центральные телеканалы — как радостные люди с шариками, под музыку, идут на улицы — из этого сделают красивое шоу.

Читайте также
Короли и шуты: Галкин напугал Кремль, лишил Миронова сна, восхитил Хазанова и Воробей Короли и шуты: Галкин напугал Кремль, лишил Миронова сна, восхитил Хазанова и Воробей Что расссказали «СП» об известной пародии российские знаменитости и почему она вызвала столько шума

В результате, нынешний этап будет пройден, а дальше наступит жизнь до 2036 года.

«СП»: — В 2024 году ситуация может измениться?

— В 2024 году, разумеется, в России состоятся президентские выборы. Но не зря же сейчас принят закон о дистанционном голосовании.

Закон, напомню, позволяет использовать почту и электронное голосование на выборах всех уровней и референдумах, а также допускает возможность сбора подписей избирателей с использованием портала госуслуг. Этот закон превращает голосование в «черный ящик». Никто не узнает, что в этом ящике происходит — наблюдателей в электронную систему не поставишь.

«СП»: — Какие главные задачи решает сейчас Кремль?

— Главное, чего Кремль достигает сейчас — закрепить Путина на позиции главы государства практически пожизненно: в 2036-м Владимиру Владимировичу исполнится 84 года.

Вторая цель — изменить Конституцию, усилив полномочия президента, и без того весьма обширные.

Есть и третье обстоятельство, на которое пока мало кто обращает внимание. В поправках к Конституции прописан ряд идеологем — что-то вроде государственной идеологии. Под некоторые положения, изложенные в преамбуле, в перспективе могут быть приняты государственные законы. В результате, не исключаю, преамбула будет напрямую связана с Уголовным Кодексом.

По всей видимости, УК будет защищать культ Победы, потому что другой основы легитимности власти в современной России, на мой взгляд, практически нет. Легитимность — моральная оправданность власти — в демократиях обусловлена выбором граждан. В России же легитимность власти будет стоять на том, что мы избавили мир от вселенского зла — и теперь мир нам обязан.


* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

**Опрос проведен 22−24 мая 2020 года по репрезентативной выборке населения России объемом 1623 человека в возрасте от 18 лет и старше. Исследование проводилось методом телефонных интервью (CATI) по случайной двухосновной выборке (RDD) номеров мобильных и стационарных телефонов. Статистическая погрешность не превышает 2,4%. Респондентам задавались следующие вопросы: «Назовите 5−6 политиков, общественных деятелей, которым вы более всего доверяете?»

Последние новости
Цитаты
Борис Кагарлицкий

Директор Института глобализации и социальных движений

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Сергей Левченко

Губернатор Иркутской области, член Президиума ЦК КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня