СНВ-3: Вашингтон затеял с Кремлем новую игру

В США говорят, что готовы до конца года подписать с Россией новый договор по стратегическим вооружениям

26571
На фото: госсекретарь США Майк Помпео
На фото: госсекретарь США Майк Помпео (Фото: AP/TAСС)
Материал комментируют:

Новый договор о контроле над ядерными вооружениями между США и Россией будет с большой вероятностью подписан до конца года. Соответствующее заявление в интервью вашингтонской радиостанции WMAL госсекретарь США Майк Помпео.

По его словам, на переговорах в Вене (в середине августа в австрийской столице прошел очередной раунд российско-американских консультаций по вопросу стратегической стабильности) Штаты «добились реального прогресса» и теперь готовы рассмотреть возможность продления договора СНВ-3, действие которого истекает в феврале.

Как отметил глава американского Госдепартамента, «это будет хорошо для всего мира — снизить риск ядерного оружия».

Москва, впрочем, не разделяет такого оптимизма американских партнеров.

Как заявил замглавы МИД РФ Сергей Рябков, представлявший в Вене российскую сторону, пока Россия не видит со стороны Вашингтона однозначного настроя в пользу продления ДСНВ.

Позиции сторон по этому вопросу еще достаточно далеки друг от друга, подчеркнул дипломат. Сложностей много. Они разноплановые. Но главное, нет готовности с американской стороны «двигаться навстречу нам».

Читайте также
Для штурма Калининграда США меняют «Абрамсы» на легкие танки Для штурма Калининграда США меняют «Абрамсы» на легкие танки Мосты и дорожные развязки Восточной Европы препятствуют проходу войсковых колонн НАТО

Напомним, на сегодняшний день Соединенные Штаты вышли фактически из всех договоров с Россией, обеспечивающих международную безопасность в военной сфере. Договор о сокращении стратегических наступательных вооружениях — последний. Но после 5 февраля 2021 года и он перестанет существовать, если Россия и США не договорятся о его продлении.

Президент РФ Владимир Путин ранее предложил пролонгировать СНВ-3 на пять лет без предварительных условий. Однако американская сторона обставила свое дальнейшее участие в нем рядом требований. А именно — включение Китая в переговоры и заключение нового, уже трехстороннего — Пекин, Вашингтон, Москва — ядерного соглашения. Что в КНР назвали неприемлемым.

Уже на встрече в Вене Штаты неожиданно сняли этот вопрос. Но выдвинули ряд условий, касающихся российских вооружений. Конкретно они хотят, чтобы свежеподписанный российско-американский договор охватывал, в частности, проекты «Буревестник» и «Посейдон» — «ужасные», как высказался о них спецпосланник США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингли. Не нравятся американцам и наши гиперзвуковые ракеты «Циркон», а также планирующие боевые блоки «Авангард» и баллистические «Сарматы».

Понятно, что в данном случае претензии Вашингтона вряд ли могут нас устроить — мы, однозначно, на их условия не пойдем. Тогда что стоит за бравурным заявлением Помпео?

— Заявления о близости, что называется, договоренностей между Россией и США по вопросу стратегической стабильности и ядерного разоружения делались и раньше, — комментирует ситуацию политолог-американист Дмитрий Дробницкий. — Так что, здесь нет ничего нового. В смысле, все эти заявления к действительности отношения не имеют.

Консультации между экспертами идут. И идут достаточно давно. Другое дело, что сам по себе этот процесс диалога постоянно перебрасывается с одного должностного лица в Вашингтоне на другое.

Тут есть две системных проблемы, которые необходимо в данном вопросе учитывать.

Первый момент — это Китай. И здесь позиция Китая однозначная. Они говорят, что «мы раньше не были связаны никакими договорами стратегически, нас в них не включали». И утверждают также, что их потенциал значительно ниже, чем у России или у США, поэтому до того, как они достигнут паритета, обсуждать ничего не хотят.

По большому счету ссылка в основном идет даже не столько на количество и качество ядерных боеприпасов, сколько на то, что «раньше нас договорами никто не связывал, почему мы сейчас должны связать себя неким ограничительным договором. Что нам-то за это?»…

Самая главная часть договоров о стратегическом сдерживании состоит в проверке соответствия выполнения сторонами этих договоренностей. А стало быть, информации о наличии зарядов, носителей и всего прочего.

О Поднебесной в этом плане ничего неизвестно.

Словом, Китай не хочет в этом участвовать, а Россия — совершенно справедливо — не собирается давить на Китай в этом вопросе, вставая на сторону США.

Как устранять данную проблему, непонятно. И никакого прорыва в том, как можно было это сделать, нет. А без каких бы то ни было подвижек на китайском направлении, заключать серьезные договора об ограничении стратегических ядерных вооружений Соединенные Штаты не будут. Во всяком случае, при данной администрации точно.

Читайте также
Американцы готовят “ответку” за наезд русского БТР на их бронеавтомобиль Американцы готовят «ответку» за наезд русского БТР на их бронеавтомобиль «Дорожные войны» в Сирии приобретают опасный характер

«СП»: — В Вене американцы, вроде как, «сняли» вопрос присоединения Китая к переговорам по продлению ДСНВ…

— Чтобы понять их мотивацию, нужно внимательно смотреть те документы, которые там были подписаны. Мы же не знаем доподлинно, что в них указано. Если США от этого требования отказываются, то это, вообще говоря, сильный разворот в американской политике, в том числе, в отношении сдерживания Китая.

Подозреваю, что оба заявления будут дезавуированы. И то, что скоро новый договор будет подписан. И то, что «китайская часть» временно снята с повестки дня.

«СП»: — Но у американцев еще целый список претензий, касающихся наших новейших вооружений. Вы думаете, они от них откажутся?

— Это как раз вторая системная проблема. Ясно, что любого рода договор, который США готовы будут подписать с Россией, в той или иной степени, будет включать те вооружения новейшие, которые Россия продемонстрировала. И аналогов которых на сегодняшний день в США нет.

Да, есть «супер-пупер» ракета, о которой говорил Трамп. Но это пока что испытательный образец, и неизвестно, в состоянии ли они запихнуть в нее боевую часть и, вообще, серийно ее производить, ставить на дежурство и т. д.

Обменивать имеющееся оружие, ограничивать его совместно с разрабатываемым всегда было проигрышной тактикой, и вряд ли Россия на это пойдет.

Вообще, любой договор о стратегическом сдерживании (есть такое опасение) со стороны наших американских партнеров будет встречать требование либо запретить, либо очень серьезно ограничить и поставить под контроль самые новейшие вооружения. Это конечно, России невыгодно. Потому что наличие именно этих вооружений является, с точки зрения России, важным сдерживающим фактором.

Поэтому заявлять можно все что угодно. Но эти две системных проблемы — Китай и новейшее российское вооружение, — они делают фактически невозможным продление старого договора.

«СП»: — Если шансов на продление СНВ-3 так мало, то что будет с международной системой безопасности?

— Давайте себе просто представим, что никто не обратил внимания ни на Китай, ни на российское новейшее вооружение. О чем тогда договор будет продлен?

СНВ-3 — это договор о ракетах, которые сегодня существенным образом отстают технологически от тех разработок, которые уже есть у России. И интенсивные разработки которых ведутся в Америке.

Это значит, что через два года необходимо создавать новый договор.

Если у обеих сторон есть представление о том, что, действительно, СНВ-3 технически устарел — технологически, геостратегически, как угодно, и они договорятся, что сейчас накладываются временные ограничения, был бы определенного рода дипломатический прорыв. Это позволило бы экспертам в течение двух лет работать уже над недостающими фрагментами этой самой «мозаики».

Удастся ли за это время снять системно эти две проблемы, это, конечно, большой вопрос. Но если понимание того, что эти проблемы существуют, есть с обеих сторон, то, наверное, этот договор в некотором смысле продлевать нужно.

Но, еще раз: срок его действия — пара лет. Сейчас уже все это новейшее российское оружие ставится на вооружение. В картинке сдерживания, если смотреть из Вашингтона, гораздо большее значение через два года будут иметь как раз новейшие образцы, а не те, которые технологически описаны в договоре СНВ-3.

Соответственно, и с Китаем та же самая ситуация. Потому что противостояния между США и Китаем при любом президенте, независимо от исхода выборов, будет нарастать. Просто по разным линиям.

В связи с этим, мой прогноз: ничего, конечно, до конца года не будет сделано. Это слишком серьезная проблема, она упирается в серьезные системные сложности.

Для того чтобы эти сложности преодолеть, по большому счету, нужна та самая встреча, о которой говорил Владимир Путин.

Читайте также
Американцы готовят “ответку” за наезд русского БТР на их бронеавтомобиль Американцы готовят «ответку» за наезд русского БТР на их бронеавтомобиль «Дорожные войны» в Сирии приобретают опасный характер

«СП»: — Вы имеете в виду инициативу президента о встрече лидеров пяти стран, являющихся постоянными членами Совбеза ООН?

— Конечно. Вес мир, в котором мы живем, и который благополучно рушится, это мир стран, объявивших себя победителями во Второй мировой войне — объявивших, по праву, — и которые только себе разрешили иметь ядерное оружие.

И, вообще говоря, должны были бы следить за тем, чтобы никто в этот клуб больше не пролез. Так должен был бы быть устроен мир после Ялты. Соответственно, нужна «новая Ялта», для того, чтобы эти проблемы заново решать. И в этом смысле, это, на самом деле, хороший формат.

Подозреваю, что успешным дипломатическим прорывом к концу года для Белого дома было бы, например, заключение какого-нибудь меморандума о взаимопонимании в данном вопросе. Но это максимум, на что можно рассчитывать. До того, как новое мироустройство будет закреплено сильнейшими странами планеты. Но к ним, понятно, захочет присоединиться Индия. А раз захочет Индия, то и Пакистан попробует себя туда ввести.

То есть, та же «пятерка» не вполне полна в этом смысле будет. Если мировые страны на это дело пойдут, значит, будет идти речь о том, что у мировых лидеров сформировалось в голове представление о грядущем геостратегическом устройстве мира.

Сформируется ли оно — более-менее взаимоприемлемое — к концу года, ответ — нет. Не сформируется. Невозможно. По времени не успеют.

Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Андрей Кошкин

Заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова, военный политолог

Алексей Неживой

Руководитель Лаборатории политических и социальных технологий

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня