Политика / Власть
24 ноября 2020 11:35

«Болезнь переходит в терминальную фазу», или Почему власть испугалась роликов в YouTube о кулинарных рецептах

К чему приведут различные блокировки

12379
«Болезнь переходит в терминальную фазу», или Почему власть испугалась роликов в YouTube о кулинарных рецептах
Фото: Александр Щербак/ТАСС

Такое чувство, что ковид, точнее, даже не он сам, а ряд ограничительных мер, введенных для сдерживания распространения инфекции, — это надолго, по крайней мере, до выборов в Госдуму — это точно. И дело тут не в третьей волне, о начале которой уже объявили в Южной Корее, и последующих (если, конечно, вакцины не положат заразу на лопатки), но в тех «удобствах», которые запретительные ограничения дают власти.

Вспомним недавний недореферендум по поправкам в Конституцию, прошедший очень тихо и как-то поразительно спокойно, несмотря на то, что противников поправок было очень много. Что, думаете, КПРФ и «Левый фронт» не вывели бы на митинги тысячи человек, чтобы показать, что они — против? А ведь на этой волне к ним могли бы присоединиться многие и многие, чье финансовое положение за последнее время ухудшилось в разы. И что тогда получил бы Кремль? Ясно, что далеко не «триумфальные», как выразился Дмитрий Песков, результаты по поправкам, ибо понятно, что в такой конъюнктуре власть просто побоялась бы рисовать такие «заоблачные» цифры поддержки.

Читайте также
Захар Прилепин: «Главное, чтобы ковид не сожрал культуру» Захар Прилепин: «Главное, чтобы ковид не сожрал культуру» Писатель и редактор «СП» рассказал о том, есть ли будущее у российского искусства после эпидемии

Положение спасли «ковидные ограничения», когда правоохранители «вязали» даже тех, кто выходил на одиночные пикеты. Ну какое тут повторение лета 2019-го? Это начало, как верно подметил политолог Глеб Павловский, «полицейско-медицинской диктатуры».

Но наряду с вышеозначенным «плюсом» (для власти, разумеется) эта ситуация заключает в себе и ряд проблем потенциального характера. Во-первых, ковид все-таки не вечен (и его затягивание может негативно отразиться на российском ноу-хау — вакцине «Спутник V», и следовательно, на имидже самой власти). А во-вторых, условно физические ограничения (запрет на митинги и пикеты, допустим) лишь ухудшают ментально-интеллектуальную картину массового сознания, поскольку информация негативного для власти свойства благодаря интернету продолжает бесперебойно поступать в умы россиян, растравливая те раны, что были получены за время существования «путинского режима» (падение реальных доходов седьмой год подряд, пенсионная «реформа», повышение НДС, оптимизация медицины и проч. на фоне роскошной жизни ста тысяч избранных семей), притом что выход негатива — те же протестные акции — властью блокируется. И вот под прикрытием второй волны, то есть пока действует «полицейско-медицинская диктатура» (протестовать-то никто не выйдет — нельзя!), с этими проблемами и решили разобраться.

Так, что касается проблемы № 1 (физические ограничения), здесь дошли уже, кажется, до предела: теперь, если законодательная инициатива депутата Госдумы от «Единой России» Дмитрия Вяткина пройдет (а что-то подсказывает, что она пройдет), митингом будет считаться не только «совокупность» пикетов, а пикетчики по нынешним нормам должны находиться друг от друга на расстоянии 50 метров и их может быть сколько угодно, но и очереди (когда один пикетчик, захотев, допустим, по малой нужде, передает пост другому), но и — внимание! — «массовое одновременное пребывание или передвижение граждан в общественных местах». То есть, по сути, пикет как форма гражданского протеста практически исчезает из российской действительности. Теперь чуть ли не любой пикет (наверное, в лесу только еще можно да в ледяных пустынях!) приравнивается к митингу, а на митинги, как мы знаем, если это не территория Гайд-парка (но там есть ограничения по численности и еще ряд административных препон), необходимо согласование с администрацией населенного пункта. А кто вам в будущем такое согласование даст? Уж будьте уверены, что чиновники найдут не одну причину, чтобы отказать в проведении протестной акции. Таким образом, вопрос с улицей — если степень недовольства не достигнет критической отметки, когда законопослушность перестанет быть сдерживающим фактором — задумали решить окончательно.

Теперь к ментально-интеллектуальным ограничениям. Здесь стоит отметить аж целых два законопроекта: первый — сугубо под думскую кампанию 2021 — о расширении прав Роскомнадзора, который сможет блокировать сайты без решения суда — по одной только указке Центризбиркома или региональной избирательной комиссии. Ясно, кто на своей шкуре прочувствует эти «благие» инициативы: «Почему-то мне кажется, что блокировать без разбирательства будут оппозиционные ресурсы, а нарушения со стороны провластных сайтов, аккаунтов, пабликов будут „не замечать“, жалобы от администрации будут немедленно удовлетворять, а заявления оппозиции оставлять без внимания», — совершенно справедливо отмечает писатель и публицист левого толка Герман Садулаев. «Власти начинают что-то подозревать и к чему-то готовиться. Рейтинги телевидения падают. Аудитория круглосуточных политических шоу, включая выступления „лидера нации“, стремительно уменьшается, сужается по охвату, по возрастным категориям. Неприкосновенный запас, надежный резерв, старая электоральная гвардия едросов — телезрители-пенсионеры — тает и теряет лояльность», — поясняет он.

Второй законопроект о праве Роскомнадзора, правда, с разрешения Генпрокуратуры (но все прекрасно понимают, что за этим дело не станет) полностью или частично блокировать иностранные сайты, замеченные в дискриминации российских — ну конечно же, официальных, то есть провластных — СМИ. Если инициатива будет одобрена в Госдуме, то в России могут легко заблокировать таких гигантов, как Facebook, Twitter, YouTube. Чтоб не морочили российскому человеку голову своей западной пропагандой!

Инициатива, надо отметить, сногсшибательная! В лучших традициях жестких тоталитарных систем. И очень показательная. Во-первых, «тем самым власть признает: она проигрывает борьбу с оппозицией на информационном поле, а Интернет начинает побеждать телевизор», — отмечает в своем телеграм-канале политолог Борис Кагарлицкий, указывая на то, что в конечном счете «власть получит эффект, обратный ожидаемому», поскольку «90% пользователей входят в YouTube не для того, чтобы услышать ораторов от оппозиции, а для того, чтобы посмотреть полезные кулинарные рецепты, узнать, каким лаком сейчас красят ногти и научиться самим делать ремонт. Именно эти миллионы совершенно аполитичных и безобидных граждан станут основными жертвами законопроекта». Что так или иначе заставит их политизироваться.

Читайте также
Разгром Дерипаски в Хельсинки Разгром Дерипаски в Хельсинки Алюминиевый магнат попытался опровергнуть публикацию финского журнала «Mega» о выводе средств через благотворительные фонды

Во-вторых, это важный сигнал (этими инициативами законотворческая деятельность единороссов не ограничивается: сюда же можно отнести законопроект, согласно которому СМИ — иностранным агентом может стать практически каждый гражданин, который «в интересах иностранного источника участвует в политической деятельности», законопроект о согласовании любой просветительской деятельности с властями и проч.). Сигнал о «последних временах» режима: «Неадекватное поведение выдает высокий уровень стресса. Кто-то на самом верху, похоже, болен. Но главное, больна система. И не исключено, что болезнь переходит в терминальную фазу», — не без оснований предполагает/заключает Кагарлицкий.

И тут есть над чем подумать. Ведь все эти ограничения, которые планирует (покамест) ввести в практику власть, — о чем они говорят? О том, что система не справляется с теми вызовами, которые, как перчатки, бросает ей реальность. И все это происходит на фоне уже семилетнего падения реальных доходов населения! И конца этому падению — его не видно ни в бинокль, ни в телескоп. Свободное падение в бездонную пропасть…

А если к этому приплюсовать еще идущий «под ковром» транзит власти, когда конъюнктура в верхах лучше всего характеризуется фразой «все против всех», то с предположением Кагарлицкого уже как-то трудно не согласиться. А это, в свою очередь, означает только одно: скоро в России станет очень интересно (правда, в негативном смысле, к сожалению). И горячо!

Последние новости
Цитаты
Герман Садулаев

Писатель, член КПРФ

Михаил Синельников-Оришак

Политолог и публицист

Владимир Рожанковский

Эксперт «Международного финансового центра», LIFA

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня