США «разморозят» Приднестровье?

Зачем бывший главный ястреб Штатов зовет к новой войне на постсоветском пространстве

2448
На фото: экс-советник президента Трампа по национальной безопасности Джон Болтон
На фото: экс-советник президента Трампа по национальной безопасности Джон Болтон (Фото: Юрий Орешкин/БелТА/ТАСС)
Материал комментируют:

Конфликт в Приднестровье должен быть «разморожен», чтобы ограничить влияние России в регионе, заявил Джон Болтон, бывший советник Дональда Трампа, в интервью информационному порталу Nationalreview.com. По его словам, новый президент Республики Молдавия Майя Санду и её партия «Действие и солидарность» позволяют Вашингтону активизировать свои действия.

«Молдавия, зажатая между Украиной и Румынией, представляет собой замороженный конфликт, готовый к „разморозке“. Якобы независимое Приднестровье, изобретенное Россией, существует отдельно от РМ только благодаря продолжающемуся военному присутствию Москвы», — подчеркнул он.

Читайте также
The Washington Post: НАТО не помешает русским захватить Украину The Washington Post: НАТО не помешает русским захватить Украину Команда западных экспертов советует Киеву не провоцировать Москву

«Простое привлечение мирового внимания к этой аномалии, возникшей после прошлой холодной войны, потрясло бы Кремль, а решительное новое правительство в Кишинёве теперь даёт Вашингтону возможность активизировать свои действия», — заключил бывший чиновник.

Как это понимать? Болтон зовет к войне? Но кто он вообще такой, чтобы к чему-то звать?

— Действительно, Болтон не является действующим чиновником и формально не представляет официальную позицию США, — отмечает бывший министр иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики Владимир Ястребчак. — Однако специфика политической системы США состоит в том, что политики такого уровня наверняка выражают позиции значительной части американского истеблишмента.

В связи с этим следует относиться к высказываниям Болтона взвешенно: с одной стороны, сейчас для него на первом месте — не дать забыть о себе, создать как можно больше информационных поводов для того, чтобы любыми средствами поддержать свою значимость, с другой стороны — нет дыма без огня, и высказывания экс-чиновника можно рассматривать как пробный шар, как попытку понять возможную реакцию международного сообщества на потенциальные шаги американской администрации.

«СП»: — Что значит «разморозить конфликт». Это что, война?

— «Разморозить» конфликт можно по-разному. Это и прямое вооруженное противостояние, и усиление давления на Приднестровье иными средствами — к примеру, через новые блокадные меры в социально-экономической сфере, предоставление молдавским силовикам возможности полноценно действовать на украинских пунктах пропуска вдоль границы с Приднестровьем. При этом невоенные меры давления могут стать даже более эффективными в части «разморозки» конфликта и провоцирования гуманитарной катастрофы.

«СП»: — Молдова и без Приднестровья неоднородна. Там еще есть Гагаузия, есть районы на юге, где живут болгары, есть практически полностью русскоязычные Бельцы. Так что если начнется «разморозка», не будет ли это грозить серьезными последствиями Кишиневу? Не расползется ли Молдова, как лоскутное одеяло?

— Смотря в каком формате будет происходить «разморозка». Если речь будет идти о нарастании экономического давления, блокировании Приднестровья, масштабных арестах гражданах, новых ограничениях на украинской границе и т. п. — то вряд ли стоит ожидать какой-то особой реакции со стороны молдавских регионов.

В Приднестровье не замечали какой-либо критической реакции со стороны районов Молдовы во время предыдущих блокадных кризисов. Тема давления на Приднестровье не является сколь-нибудь значимой для молдавского населения. Если же, не дай Бог, «разморозка» будет предполагать боевые действия, то недовольство появится с первыми гробами, которые, безусловно, будут.

Но и это вряд ли станет поводом для критического недовольства — русскоязычные Бельцы каждый год чтят память своих земляков, погибших в 1992 г. во время агрессии против Приднестровья, а не предают анафеме руководство в Кишиневе, которое втянуло своих граждан в эту кровавую акцию против мирного Приднестровья. Так что Приднестровье вряд ли будет рассчитывать на солидарность молдавских регионов, а только на свои силы.

«СП»: — Болтон говорит, что новый президент Молдавии Майя Санду позволит Вашингтону активизировать свои действия. А в чем будут заключаться эти действия? Чего ожидать?

— Вопрос стоит, скорее, адресовать самому г-ну Болтону. Опыт свидетельствует, что американские власти располагают достаточными возможностями для «активизации» своих действий в Молдове вне зависимости от того, какая политическая сила находится у власти, и арсенал возможных действий зависит не только и не столько от позиции Кишинева, сколько от интересов Вашингтона на конкретном этапе. Поэтому сейчас американцы, видимо, сосредоточатся на активном мониторинге стартовавшей кампании по досрочным выборам в парламент Молдовы, после чего уже будут решать вопрос о дальнейших действиях.

Читайте также
ВСУ готовятся обрушить «Ураган» на крымскую землю ВСУ готовятся обрушить «Ураган» на крымскую землю На огневом плацдарме юга Херсонщины украинские военные развернули реактивные системы залпового огня

«СП»: — Насколько реально приход к власти Санду поможет Западу изменить ситуацию? Сколько до нее было прозападных правительств, и что? Ситуация с мертвой точки не двигалась…

— Во-первых, для Запада нет принципиальной необходимости «менять» ситуацию. Все молдавские правительства в той или иной степени решали прозападные задачи. К примеру, при президентстве «коммуниста» Воронина молдавские власти отказались подписать «Меморандум Козака» в 2003 году, предусматривавший федеративное устройство Молдавии и сохранение российского военного присутствия, при президентстве «социалиста» Додона в 2018 году Кишинев продолжал настаивать на выводе российских войск из региона и даже полагал, что украинские власти должны предоставить коридор для такого вывода.

Именно поэтому, во-вторых, «воз» продолжал двигаться, причем весьма уверенно. Молдова имеет целый ряд юридических и политических обязательств в рамках взаимодействия с США, Европейским Союзом и НАТО и достаточно качественно выполняет эти обязательства, справедливо опасаясь ответной реакции В то время как обязательства перед Российской Федерацией далеко не всегда считаются таковыми в молдавской политике, а статус России как «донора» и как во всём обязанного перед Молдовой субъекта давно воспринимается молдавским политическим классом как должное.

В рамках обязательств перед Западом продолжает осуществляться трансформация всей политико-экономической системы Молдовы, предполагающая всё более глубокую интеграцию Кишинева в систему европейской и евроатлантической интеграции.

«СП»: — Болтон добавил, что Молдавия, оставаясь в «серой зоне», пока ещё не осознала жизненной необходимости вступления в НАТО, а подобные инициативы этому могут поспособствовать. А осознает ли? Разговоры ведутся давно. Но в НАТО вступить с ПМР нереально, если только отказаться от Приднестровья официально или воевать — а это чревато…

— Для Кишинева, как и для НАТО, не принципиальны (на данном этапе) формальные шаги по установлению членства РМ в НАТО. Молдавские власти и их собеседники на Западе вполне успешно осуществляют консолидированные действия по евроатлантической повестке. Молдавские военные регулярно участвуют в НАТОвских учениях, такие учения проводятся также на территории Молдовы в непосредственной близости от Приднестровья и российских миротворцев, в Кишиневе действует НАТОвский информационный центр и т. п. Так что формализация отношений с НАТО — вопрос будущего, это «шашечки», без которых транспорт «Молдова — НАТО» способен уверенно двигаться в нужном направлении.

«СП»: — Вчера также стало известно о том, что Украина, Грузия и Молдавия создали «трио» для интеграции с ЕС. Ранее также велись разговоры о возможности создания чуть ли не военно-политического блока, раз в НАТО не берут. Поможет ли это? Возможно ли создание таких блоков при участии американцев, и к чему это может привести?

— Опыт создания похожих организаций, в том числе с военно-политической составляющей, уже был — достаточно вспомнить блок ГУАМ. Реанимировать ГУАМ в нынешней ситуации достаточно проблемно из-за особых интересов Азербайджана. Вряд ли стоит исключать попытки «реинкарнации» блоков с военной составляющей, хотя потенциальным участникам таких блоков наверняка хотелось бы иметь надежную «крышу», без которой перспективы прямого противостояния с Россией и дружественными России государствами выглядят достаточно сомнительными. Создание «трио» ориентировано прежде всего на демонстрацию европейских устремлений и попытку вновь сформулировать ключевой вопрос перед Европейским Союзом: Что дальше? Вечный «предбанник» или относительно реальная перспектива членства?

Грузия, Молдова и Украина пытаются напомнить о себе, хотя создаваемое «трио» выглядит излишним: все участники «ансамбля» имеют достаточно институциональных возможностей для диалога с ЕС в разных форматах, а очередное «умножение сущностей» вряд ли даст ожидаемый результат (что, впрочем, было доказано достаточно давно).

«СП»: — Болтон также призвал Вашингтон «дать отпор» России в Абхазии и Южной Осетии. По его словам, после распада СССР и ОВД расширение НАТО не достигло завершения: шесть государств Восточной Европы и Кавказа остались в «серой зоне» между Россией и новыми границами альянса. Болтон предложил убрать это пространство, присоединив его к Западу. По его мнению, это позволит воссоздать ситуацию, существовавшую до апреля 2008 года, когда членство Киева и Тбилиси в НАТО рассматривалось вполне серьезно и считалось возможным. Чего это они в 2021-м решили воссоздать «ситуацию до 2008-го»? И почему до апреля? Может, раньше отмотать — к признанию Косова? И возможно ли ее воссоздать в каком-либо виде?

— Если уж отматывать, то к концу 1980-х — началу 1990-х, когда в НАТО брали на себя обязательства не допускать расширения НАТО после объединения Германии и распада Советского Союза. После этого каждый раз возникали некие «точки невозврата», на которые у российского руководства не было ни ресурсов, ни желания реагировать. Пока коллективный Запад окончательно не уверился во вседозволенности, и даже «мюнхенская речь» Владимира Путина не была должным образом воспринята её ключевыми адресатами.

Читайте также
Нас ЕПут, а мы крепчаем! Нас ЕПут, а мы крепчаем! Евродепутаты окончательно потеряли приличия в отношении к России

Натравливая постсоветские страны на Россию, Запад продолжает создавать «точки невозврата» и «красные линии» — но уже для Москвы, которая вряд ли пойдет на отзыв признания Абхазии и Южной Осетии, на пересмотр «крымского консенсуса», на пересмотр системных решений о поддержке соотечественников. В Кишиневе, Киеве, Тбилиси слишком ждут того, что кто-то будет решать их задачи вместо них — но вряд ли будет именно так.

Передача вооружений в обмен на гибель новых сотен людей; формальная и вместе с тем «решительная» поддержка европейских и евроатлантических устремлений в обмен на жесткие и адресные ответы со стороны России; проведение масштабных учений по периметру границ с Россией в обмен на аналогичные доказательства готовности защищать свои интересы в зоне своей прямой жизненной значимости и безопасности Москвой; укрепление российского военно-политического присутствия в Абхазии, Приднестровье, Южной Осетии; давление на пророссийские режимы в частично признанных государствах в обмен на новые шаги Москвы по защите соотечественников и много другое — такова реальность, в которой спасение из «серой зоны» группы «заблудших» лишь сделает очевидным невозможность вернуться куда-либо. Что представляется невозможным уже сейчас.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Алексей Рощин

Социальный психолог

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня