Даже драпанув из Афганистана, США хотят переделать мир

Какое место будет у России в будущем?

3820
Даже драпанув из Афганистана, США хотят переделать мир
Фото: AP/TASS
Материал комментируют:

Мир может оказаться ввергнут в глобальную войну из-за краха американского господства, считает обозреватель The Economist Нил Фергюсон.

Колумнист пишет, что США повторяют путь Британской империи, пришедшей в упадок в первой половине XX века. Об этом, по его мнению, свидетельствуют и внешнеполитические события — беспорядочная эвакуация армии из Афганистана — и спад американской экономики.

Эксперт убежден, что закат гегемонии США и восхождение Китая как великой мировой державы приведет два государства к неизбежному столкновению в Восточной Азии.

Из-за изменения баланса сил в этом регионе между Вашингтоном и Пекином вспыхнет серьезный военный конфликт за контроль над Тайванем, что поставит США перед выбором: принять вызов и влезть в долгое и тяжелое вооруженное противостояние или уступить Китаю.

Насколько это реально, и можно ли сравнивать США с империями?

— Можно, — считает военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г. В. Плеханова Александр Перенджиев — Но с поправкой, что Британская империя — это политика колониализма, а США — политика неоколониализма. То есть под видом «демократизации» той или иной страны устанавливается внешнее управление с опорой на присутствие американских военных подразделений. Уход Британии и США из своих колоний связан в первую очередь с ослаблением ресурсов по удержанию внешних территорий в своём подчинении.

Читайте также
Теракт в аэропорту Кабула: Следующей целью боевиков станут самолёты Теракт в аэропорту Кабула: Следующей целью боевиков станут самолёты Небо над афганской столицей стало самым небезопасным в мире, на земле ещё хуже

«СП»: — Фергюсон убежден, что закат американской гегемонии и восхождение Китая как великой мировой державы приведет два государства к неизбежному столкновению из-за Тайваня. Такое реально?

— Вполне реально. Однако, не факт, что «освобождение» Тайваня произойдет в результате кровопролитной войны. Всё может произойти и в более мягкой форме, например, в чем-то напоминающей крымский сценарий и при помощи всё тех же «вежливых людей», но китайской национальности.

«СП»: — Кстати, на фоне вывода войск из Афганистана и Ирака, многие эксперты заговорили о «переходе» Ближнего Востока на Дальний и даже создании азиатской НАТО против Китая.

— Это озвучиваются в каком-то смысле «хотелки» Вашингтона, а не реальные его возможности. У США в Азии верных антикитайских союзников пока только два — Япония и Южная Корея. Вьетнам с опаской поглядывает на своего северного соседа. Но вряд ли вступит в антикитайский военный блок. Тем более, что это не одобрит Россия.

В других странах Юго-Восточной Азии КНР также имеет весьма сильное влияние, прежде всего, с помощью геоэкономических инструментов (строительство инфраструктуры, инвестиции, банковское кредитование и т. д.). Но Китай, в отличие от США, практически не использует такой геоэкономический инструмент, как санкции, который, в отличие от других инструментов, имеет свойство бумеранга. То есть, у официального Вашингтона практически нет, и вряд ли появятся в будущем ресурсы для создания своего военного блока в Азии, наподобие НАТО.

«СП»: — Пишут, что США стоят перед выбором: принять вызов и влезть в вооруженное противостояние или уступить Китаю. Примут ли США этот выбор?

— Вот здесь я сильно сомневаюсь. США уже сейчас на своём внешнеполитическом направлении выступает по разным векторам. Причем, эти векторы соперничают, а то и воюют друг с другом. Складывается такое впечатление, что существует несколько США, которые на внешнем уровне сильно соперничают друг с другом, вплоть до применения насильственных методов.

— Принципиальное отличие США от Британской или Французской империй — это отсутствие каких-то значимых внешних территорий, которые американцы бы считали «своими», — отмечает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— У США нет и не было ни «своей» Индии, ни «своего» Алжира. Внешнее военно-политическое присутствие США не предполагает инкорпорацию соответствующих стран или территорий в американское государство. После 1945 года все боевые действия, которые вёл Вашингтон, были «войнами по выбору». То есть теми, которые можно было и не вести, не опасаясь за собственную безопасность или престиж.

«СП»: — Судя по метаниям от одной противоположности к другой при последних президентах США никак не могут определиться, чего они хотят.

— Даже в недемократических государствах ведутся споры, пусть и непубличные, относительно внутренней и внешней политики, хотя внешнему наблюдателю кажется, что все решения принимаются исключительно автократом без какого-либо влияния референтного круга лиц. Что уж и говорить о демократиях вроде США — стране, в политическом ДНК которой существуют открытые дебаты, консенсусы и расколы, столкновения идей и интересов, с бесконечными циклами баланса и разбалансировки действующих сил.

Никакого «вашингтонского обкома» не существует не только в том смысле, что никто внешним миром из США не управляет, его не существует и в смысле управления самой Америкой. Точнее говоря, в «обкоме» на каждом следующем собрании присутствуют разные люди, которые каждый раз по-своему решают, что делать в каждой конкретной ситуации, причём эти решения могут противоречить консенсусу, к которому пришёл предыдущий созыв «обкома».

Впрочем, если говорить конкретно об Афганистане, то вывести оттуда войска грозился и Трамп, и даже предшественник Трампа — Обама. В этом смысле можно сказать, что за последние годы в США худо-бедно сложился консенсус по этому конкретному вопросу.

Будь сейчас у власти на втором сроке Трамп и реши он вывести войска, уже демократы бы проклинали его последними словами и утверждали, что при их власти всё прошло бы чинно-благородно. Это прежде всего элемент внутриполитической игры, а не воображаемая общемировая шахматная партия.

«СП»: — Говорят, что столкновение США с Китаем очень даже возможно.

— Гипотетическое военное столкновение США и Китая возможно на спорных территориях и, безусловно, будет той самой «войной по выбору». Сами по себе боестолкновения будут локальными и быстрыми по времени. Настоящие проблемы начнутся после и будут иметь отношение не к войне, в общепринятом смысле слова, а к взаимным торгово-экономическим санкциям. Просто представьте себе, какие последствия для мира будет полное прекращение торгово-экономических связей двух крупнейших экономик планеты. Впрочем, хорошая новость заключается в том, что в этом не заинтересованы ни американцы, ни китайцы, ни весь остальной мир.

«СП»: — Распад Британской империи (и других тоже) в прошлом веке сопровождался сначала Первой, а потом и Второй мировой войнами. Без глобальных войн не будет глобального переустройства мира?

— Свежая книга Фергюсона называется «Doom», то есть судьба, рок, погибель. В ней историк, в частности, пишет о том, что людям свойственно ждать наступления конца света или какой-то глобальной войны постоянно, но в реальности подобные вещи случаются довольно редко и никогда не происходят в то время, когда их ждут. Хотя потом, задним числом, многие утверждают, что «было очевидно, что всё к этому идёт».

Это, конечно, не так. Кстати, обе мировые войны не начинались именно как глобальные конфликты — все их участники считали, что через пару-тройку месяцев всё закончится, причём закончится благополучно именно для их страны.

Что же касается глобального переустройства мира, то в последние десятилетия оно уже произошло — это интернет, массовая культура потребления, включая нематериальное, резкое увеличение продолжительности жизни по всему миру, включая Африку, повышение грамотности, общий рост населения земли, на котором локальные военные конфликты вообще никак не сказываются, и пр.

Читайте также
Великий американский драп: 31 августа станет черным днем для солдат США Великий американский драп: 31 августа станет черным днем для солдат США Талибы* просят иностранцев поторопиться покинуть страну, но не всех

Гаджеты, которыми мы пользуемся, скорее всего, имеют так или иначе созданную в Кремниевой долине soft-начинку, но при этом собраны в Китае. Кто и с кем и, главное, зачем должен воевать в этой конфигурации, совершенно неясно. Всем хорошо жить в таком симбиозе, но признать это — страшновато. Особенно для политиков, которым жизненно необходим образ врага.

«СП»: — Каким может быть тут роль России? Какое у нас место в многополярном мире?

— Мировая полярность, как и красота, — она в глазах смотрящего. В целом представляется, что амбиции России существенно превышают её реальный вес в мире, измеренный в экономических параметрах. Справедливо добавить, правда, что в любой момент холодной войны советский блок был экономически существенно слабее блока западных демократий. Кроме того, под боком у СССР был огромный и недружественный, о чём сейчас не принято говорить, Китай. Да, сегодня с Китаем приемлемые отношения, у России есть первоклассное вооружение и в военном отношении страна защищена. Это прекрасно, но это как грамотность — необходимое, но вовсе не достаточное условие, чтобы претендовать на статус полюса.

Несмотря на уже порядком надоевшую риторику по поводу гибридной или ещё какой-то воображаемой войны с западными демократиями, российский оборонный бюджет, насколько можно судить, не кажется излишне раздутым, поэтому позднесоветское перенапряжение России вряд ли грозит. Возможно, это выпадение из двойки лидеров в контексте странноватого противостояния США и КНР открывает для России прекрасную возможность не претендовать на недостижимые позиции, а заняться собой.

Последние новости
Цитаты
Михаил Синельников-Оришак

Политолог и публицист

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня