Политика
5 апреля 2013 17:17

Магнитский ударил по Путину

США поделят российских чиновников на плохих и хороших

2667

«Список Магнитского» существенно расширился, и теперь включает ряд высокопоставленных чиновников — генпрокурора РФ Юрия Чайку, главу управления экономической безопасности ФСБ Виктора Воронина, председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, главу Мосгорсуда Ольгу Егорову. Новый «черный список» передал в администрацию президента США один из авторов «закона Магнитского», американский конгрессмен Джеймс Макговерн. Всего в нем 280 российских чиновников (изначально, осенью 2010 года, было 60 фигурантов), причастных к гибели юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского (см. досье «СП»). Всем им предлагается запретить въезд и финансовые операции на территории США.

280 человек из «списка» разделены на четыре категории. Это граждане, которые:

—  ответственны за содержание под стражей, преследование и смерть Сергея Магнитского;

— на уровне закона оказывали содействие его аресту, преследованию и смерти;

— получили финансовую выгоду от его ареста, преследования и смерти;

— были вовлечены в криминальный сговор, раскрытый Сергеем Магнитским.

«Список» открывает Юрий Чайка — именно он возглавлял надзорное ведомство в период преследования Магнитского, а также был ответственным при проверке факта смерти юриста в «Матросской Тишине». Следом идут заместители Чайки — Александр Буксман и Виктор Гринь. Всего в «списке» 31 фамилия представителей Генпрокуратуры.

Попали в неугодные и 20 человек из московской прокуратуры, а также ее окружных подразделений. В частности, Юрий Семин — бывший прокурор Москвы, ныне возглавляющий департамент Генпрокуратуры по борьбе с коррупцией.

Заметим, в первом варианте «списка» высокопоставленных чиновников не значилось. Тогда его возглавляли экс-руководители Следственного комитета при МВД — начальник СК, замминистра Алексей Аничин, и его бывший заместитель Олег Логунов, ныне работающий в Генпрокуратуре.

Не исключено, что финальный «список» будет еще шире — свои варианты в Госдепартамент передали и несколько международных некоммерческих организаций, в частности, Human Rights Watch и Amnesty International. По данным блога The Cable издания Foreign Policy, правозащитники добиваются введения санкций в отношении экс-министра печати РФ Михаила Лесина и главы Чечни Рамзана Кадырова.

Что стоит за желанием американцев «стреножить» представителей российской элиты?

— Расширение «списка» — реакция американских законодателей на неадекватные проверки НКО, которые Кремль инициировал в России, — считает ведущий эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров. — При этом надо понимать: «список» изначально не был реакцией на одно, пусть ужасное событие. В него включают чиновников, которые — с точки зрения американского законодателя — серьезно нарушают права человека, и необязательно должны иметь прямое отношение к смерти Сергея Магнитского.

Но далеко не факт, что администрация Белого Дома пойдет на расширение «списка» — даже в прежнем своем варианте он представлял для Госдепартамента головную боль, поскольку осложняет отношения с Россией. Но события могут развиваться по закручивающейся спирали. Американцы примут усеченный список — наша Госдума ответит каким-нибудь антиамериканским законопроектом — Штаты список расширят — и так далее. И нам, и янки есть, чем друг друга уязвить.

Кремль уже реагирует на «список Магнитского» — запрещает чиновникам иметь зарубежные счета и имущество, и тем самым пытается вывести их (и режим в целом) из-под удара возможных санкций со стороны США.

«СП»: — «Список» можно расценивать как вмешательство во внутрироссийские дела?

— Нет. Речь идет о суверенном праве государства решать, кто ему желателен в качестве гостя. В случае со «списком Магнитского» есть только одно отличие от стандартной ситуации — акция запрета оказалась публичной. Да, в международных отношениях есть рамки и правила, когда ситуация переходит границы и выливается в серьезный скандал и ухудшение отношений. Но со «списком» американцы — пока — правил приличия не нарушают.

«СП»: — В списке теперь фигурирует высшие чиновники — Чайка, Бастрыкин. Это болезненный щелчок по российской элите?

— Это унизительно для нашей элиты. Это щелчок не столько по Чайке и другим высокопоставленным фигурантам «списка», сколько по Путину. Получается, исполнители приказов Владимира Путина подпадают под санкции. Это показывает, что Россия — в глазах Запада — не такая великая страна, чтобы с нею церемониться, что мы начинаем выглядеть, как Белоруссия. Это очень серьезный удар по позициям Путина — ведь именно он, по мнению политической элиты, должен обеспечивать ее иммунитет.

«СП»: — Может ли раздувание «списка» сделать Путина неприемлемым внутри элиты?

— Думаю, нет. Тем более, хорошо известно, что позиция американской исполнительной власти существенно отличается от позиции законодателей. Барак Обама, скорее, настроен договариваться с Россий, а не доводить отношения до размолвок и публичных скандалов.

Но тема не закрыта, и Кремль лишь провоцирует американских законодателей. Владимир Путин ведет себя как в дворовой драке, где круче тот, за которым остается последнее слово. В этом и заключается опасность эскалации конфликта…

— Исполнительная власть США понимает, что расширение «списка Магнитского» повлечет цепную реакцию, — подтверждает и вице-президент Центра политических технологи Алексей Макаркин. — Возможно, российская власть уже ищет варианты ответа - а это еще сильнее осложнит двусторонние отношения. Между тем, по ряду вопросов мнение России для Америки значимо. В первую очередь, это Афганистан, откуда американцы хотят спокойно уйти — чтобы сразу за завершением операции в Кабуле не оказались талибы. Поэтому у Белого дома есть желание уменьшить значение «списка» — возможно, все ограничится первоначальным вариантом, в который вошли чиновники невысокого ранга.

«СП»: — Наши высшие чиновники боятся «списка Магнитского»?

— Они любят поговорить, что предпочитают отдыхать на Родине, что они патриоты и никакой Америки им не надо. На самом деле, все значительно серьезнее. Включение в «список Магнитского» неформально означает, что в Америке этого человека не считают частью элиты. Его, напротив, считают подозрительным субъектом. Вот это для российской верхушки совершенно неприемлемо — чтобы американцы решали, кто у нас хороший, а кто плохой.

Речь, на деле, идет о роли Америки. Несмотря на разговоры о переходе к многополярному миру, роль США по-прежнему огромна. Те фигуры, которые Америка игнорирует и включает в «черные списки», вполне могут приезжать в Индию или Китай, но для государств западного сообщества они превратятся в изгоев. Думаю, наших чиновников такая перспектива пугает.

Факт появления новой редакции «списка» говорит о том, в каком направлении он будет дальше расширяться. Не исключено, что в перспективе в нем появятся новые высокопоставленные чиновники, в том числе из российских силовых структур. Это уже будет ударом по Путину и серьезной атакой на несущие опоры его системы.

Из досье «СП»

Сергей Магнитский был руководителем отдела налогов и аудита в фирме Firestone Duncan, оказывавшей юридические услуги, в том числе и фонду Hermitage Capital Management. Летом 2007 года российское отделение фонда Hermitage Capital заподозрили в уклонении от уплаты налогов. В ходе проведённых обысков была изъята документация фонда, а в аудиторской фирме Firestone — печати фирм, с использованием которых фонд работал в России. После этого лица, оказывавшие фонду аудиторские и юридические услуги, в том числе, Магнитский, выявили факты перерегистрации этих фирм сотрудниками силовых ведомств. В дальнейшем через эти фирмы были похищены значительные средства из бюджета РФ.

В октябре 2008 года Магнитский дал показания следователю в связи с делом адвоката Эдуарда Хайретдинова, указывая на то, что изъятые документы и печати ряда фирм Hermitage были использованы для перерегистрации их на новых собственников и последующего незаконного возврата налогов на сумму 5,4 млрд рублей. По утверждению «Новой газеты» в номере от 28 апреля 2010 года, преступная схема, которую пытался разоблачить Магнитский, применялась не только в отношении компаний, принадлежавших фонду Hermitage Capital Management:

«В течение нескольких лет подобным образом уводились из бюджета десятки миллиардов рублей, отнимался бизнес у российских предпринимателей, а сами они отправлялись в тюрьму по сфальсифицированным обвинениям. В этой схеме были задействованы многие офицеры МВД, сотрудники прокуратуры, налоговых органов, судьи, адвокаты».

По данным экспертов Hermitage, бывший начальник московской налоговой № 28 Ольга Степанова на похищенные из бюджета деньги купила шикарный особняк в Подмосковье и недвижимость в Дубае.

Журналисты «Новой газеты» предположили, что бенефициаром хищения из бюджета 5,4 млрд рублей являлся Анатолий Сердюков, бывший министр обороны, руководивший ФНС с 2004-го по 2007 год. Позднее «Новая газета» опубликовала материал, согласно которому по тем же самым схемам, которые разоблачил Сергей Магнитский, те же самые люди с 2009 по 2010 год вывели из бюджета ещё более 11 млрд рублей.

24 ноября 2008 года Магнитский был арестован по обвинению в помощи главе фонда Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов. Коллеги Магнитского говорят, что в ходе следствия он обвинил в коррупции ряд сотрудников российских силовых структур, и от него добивались отказа от этих показаний. Вместе с тем, по другим оценкам Магнитский этого не делал.

16 ноября 2009 года после 11 месяцев предварительного заключения Магнитский скончался в больнице следственного изолятора. В акте о смерти, подписанном врачами «Матросской Тишины», сказано, что Магнитский умер от токсического шока и острой сердечной недостаточности.

Последние новости
Цитаты
Алексей Неживой

Руководитель Лаборатории политических и социальных технологий

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня