Политика

Испытание Майданом

Президент Белоруссии Лукашенко сохраняет свободу маневра в преддверии президентских выборов

  
5218

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что президентские выборы в 2015 году станут испытанием для страны. Лидер Белоруссии ожидает, что избирательная явка на выборах будет не менее высокой, чем на прошедших в стране выборах в местные советы.

— Скоро и нам предстоит сдавать экзамен. К этому времени успокоится ситуация в Украине и нас попытаются попробовать на зуб, — заявил президент на встрече с ведущими белорусскими учеными в Минске.

До этого Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал, что в Белоруссии ситуация принципиально иная, чем на Украине, которая, по его мнению, рухнула из-за «развала экономики и страшной коррупции». А, следовательно, повторение Майдана у него невозможно. Однако при этом Лукашенко в декабре прошлого года, когда протест в Киеве начал переходить в силовую плоскость, на редкость своевременно внес в свой парламент законопроект «О военном положении», который существенно расширяет полномочия силовиков при подавлении массовых бунтов.

Стоит отметить, что официально Минск признает вхождение территории полуострова Крым в состав России только де-факто, но не юридически.

— Де-факто Крым стал частью России. Ситуация развивается де-факто. Что будет де-юре — это будет потом, — отметил Лукашенко, при этом отметив, что «мы будем с Россией».

При этом глава Белорусии, не ссорясь с Москвой, пытается дружить с Киевом. Так, недавно Лукашенко, успешно справившийся с двумя попытками Майдана в своей стране — в 2006 и 2010 годах, принял представителя киевского Майдана — и.о. президента Александра Турчинова — у себя в резиденции в Лясковичах Гомельской области. По итогам переговоров Лукашенко заявил, что узнал много нового о политической и экономической ситуации в Украине от Турчинова. Но о каких-то практических итогах встречи Лукашенко и Турчинова пока не сообщается. Правда, в интервью для украинского «Шустер Live» президент Белоруссии обронил, мол, роль посредника у него в печенках сидит, но он готов за нее взяться.

Президентские выборы в Белоруссии должны состояться не позднее 20 ноября 2015 года. Если не брать всерьез слухи о том, что Лукашенко может уйти на должность генерального секретаря Евразийского Союза, то ни у кого из экспертов не вызывает сомнений, что бессменный президент Белоруссии будет участвовать в грядущих выборах.

Член совета ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа России Кирилл Коктыш говорит, что позиция Лукашенко объясняется тем, что он — сильный и дальновидный политик.

— Думаю, что режим механической кальки с украинских событий вряд ли может повториться в Белоруссии. Майдан сегодня является спорным примером и вряд ли положительным, учитывая количество жертв. А также то, что в результате революции сами революционеры оказались не у центра принимаемых решений, в отличие от олигархов, с которыми вроде как на Украине боролись. В этом плане пример Майдана развеял множество иллюзий.

Что касается позиции Лукашенко, то она объясняется просто: он — сильный политик, человек с нормальным политическими инстинктами, прекрасно понимающий существующие дисбалансы и умеющий их использовать в свою пользу. Понятно, что широта маневра и полет мысли Лукашенко может восприниматься другими игроками с некоторым напряжением, но это — естественная реакция на действия сильного игрока. Да и вообще ориентация на Россию не предполагает ограничение контактов Белоруссии с другими странами постсоветского пространства.

Роль Лукашенко как посредника в украинском конфликте может быть потенциально интересной. Потому что сейчас диалог России с украинским народом вряд ли возможен, просто потому, что он будет восприниматься обостренно и эмоционально. И как раз Лукашенко в этом плане может оказаться эффективным посредником, способным помочь решить большое количество проблем, декларируя: «Ради моей России, ради моей Украины», и, естественно, не ущемляя себя.

«СП»: — Высказываются мнения, что после 2015 года Белоруссия может сменить курс на более проевропейский.

— Проблема в том, что модели Таможенного союза и Европейского союза дублируют друг друга, ведь ТС — это калька с ЕС со всеми ее «четырьмя свободами»: свободой перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. По сути, это предполагает базовую роль корпорации, а не государства. И в этом плане Белоруссия участвует в ТС в надежде на то, что ей будет гарантирован протекционизм ее продукции на рынке ТС.

Если этого не произойдет, то Лукашенко, как и любой другой политик на его месте, начнет думать — каким образом можно сохранить индустриальную идентичность Белоруссии? И этот поиск будет вполне естественен, потому что он будет продиктован интересами выживания.

Но сегодняшняя ситуация запускает противоположный тренд. Судя по реакции на санкции Запада в отношении России, можно ожидать стимулирование возвращения части российских денег на родину, а также то, что Россия начнет производить достаточное количество того, чего она производить разучилась. И в свете санкций белорусский индустриализм может быть очень востребован в ТС. Поэтому я не думаю, что такая переориентация на Запад произойдет, ведь добиться всего можно будет на месте и здесь.

Заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин полагает, что Лукашенко, сохраняя политику балансирования, пытается показать Западу, что Белоруссия не прогибается под Россию полностью.

— Когда Лукашенко говорил про «экзамен» в 2015 году, он не упомянул слово «Майдан». Возникает вопрос: а кто попробует Белоруссию на «зуб»? После известных событий на Украине Лукашенко с одной стороны вынужден подчиняться Москве, к примеру, заявляя о размещении на своей территории дополнительно 15 российских истребителей Су-27. С другой стороны, Лукашенко проводит, как он это обычно делает, политику лавирования, которая, на мой взгляд, идет по нескольким направлениям.

Первое направление — экономическое. Возможное вхождение Украины в ТС и впоследствии в Евразийский союз при Януковиче Белоруссии было не выгодно, так как допуск белорусских товаров и бизнеса на украинский рынок в этом случае бы нарушился. Ведь Украина для Белоруссии после России второй торговый партнер.

Второй аспект — политический. С одной стороны, поддерживая хорошие отношения с Россией и выступая за нее на Генассамблее ООН, а с другой — встречаясь с Турчиновым, обсуждая с ним вопросы, заявляя, что федерализации Украине не нужна, Лукашенко своими действиями дает сигнал не только Киеву, но и Западу. Он показывает, что не прогибается полностью под Москву, и при этом еще сохраняет возможность для лавирования, которая с каждым продвижением Украины на Запад сокращается. Лукашенко цепляется за эту возможность, поэтому на разрыв отношений с Киевом не пойдет.

Третий аспект — предвыборный. В Белоруссии на самом деле есть силы недовольные режимом, и не только в узких политических кругах, но и среди населения. Тем более, что в экономическом плане, несмотря на популистскую риторику, возможности Лукашенко по выполнению различных социальных сократились. Но Лукашенко, в отличие от того же Януковича, политик дальновидный и серьезный, поэтому он загодя до выборов предпринимает меры. Скажем, неслучайно в Белоруссии сегодня начинается очень серьезная антикоррупционная риторика.

То есть он как бы отдает должное тем силам Майдана, не националистическим, а демократическим, которые всерьез выступали против коррупции на Украине и пытались сознательно перевести ситуацию в лоно антикоррупционной риторики. А здесь Лукашенко — большой мастер, он может даже кого-то показательно посадить в СИЗО, завести уголовные дела… Просто для того, чтобы предстать в образе неутомимого борца с коррупцией в преддверии выборов и показать, что он, в отличие от Януковича, ситуацию из под контроля не выпустит.

«СП»: — На ваш взгляд, Лукашенко может стать посредником между Москвой и Киевом?

— Думаю, нет. Роль посредников могут играть какие-то силы в Евросоюзе, более-менее позитивно настроенные к России, но отнюдь не Лукашенко. Его роль не настолько велика в общеевропейском контексте, да и Запад не воспримет его как посредника. Повторюсь, на мой взгляд, встреча Лукашенко с Турчиновым свидетельствует о том, что президент Белоруссии, сохраняя политику балансирования, пытается показать Западу, что он будет проводить не просто промосковскую политику, к тому же этим он еще пытается получить у Москвы преференции в контексте идущих переговоров о будущем Евразийского экономического сообщества.

«СП»: — Лукашенко находится в президентском кресле с 1994 года. На ваш взгляд, есть ли силы в Белоруссии, которые могли бы воспрепятствовать его переизбранию в 2015 году?

—  Для того, чтобы раскрутить преемника нужно время, ведь это нельзя сделать за три месяца. Но пока речи о преемнике не идет. По крайней мере, на ближайших выборах президента точно. Вообще в Белоруссии нет однозначно пророссийски настроенных сил, которые позиционировали бы себя против Лукашенко и говорили, что нужно быстрее сближаться с Россией.

Если мы посмотрим на социальный срез, то против президента Белоруссии выступает в основном городское население и активные пользователи интернета. Да, сходства с Украиной в этом плане есть, но главное — там нет таких националистических сил, которые есть на Западе Украины. Поэтому здесь ситуация более простая и не такая радикальная, если, конечно, серьезно не вмешаются сторонние силы. Также все будет зависеть от экономической ситуации, а также оттого, как будут проходить переговоры по Евразийскому экономическому союзу.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин замечает: еще три года назад Белоруссия была в не менее тяжелом экономическом положении, чем Украина сейчас.

— Россия ее спасла. ЕС и США спасают сегодня Украину экономически? Нет, и не собираются. Лукашенко все это видит. И надо быть совершенно ненормальным человеком, чтобы отвернуться от России, от ее реальных преференций, и повернуть в сторону так называемого европейского цивилизационного выбора. Да, Белоруссия там обласкают, накормят парой пирожков, но ее экономика в большой степени интегрирована в российскую экономику, чем украинская. Без России Белоруссия загнется.

Что касается позиции Лукашенко, то зачем ему надо что-то признавать и повторять слово в слово за нашими политиками? Мы от него этого и не требуем. Меня всегда поражает, что любое самостоятельное действие нашего союзника наша обществтенность начинает рассматривать чуть ли не как измену.

Что касается постоянных заявлений Лукашенко об опасности повторения Майдана в Белоруссии, то он просто не хочет, чтобы тот механизм, который успешно сработал на Украине, переместится в его страну и начал работать против него. Ведь в таком случае ему придется предпринимать какие-то жесткие действия против оппозиции, его опять начнут склонять к Европе, снова водить какие-то санкции. Лукашенко этого опасается, ведь экономика Белоруссии работает напополам и на Запад, и на Восток.

Что же касается выборов в 2015 году, то мне кажется, что Александру Григорьевичу еще не надоело быть президентом. Поэтому вряд ли стоит ждать каких-то сюрпризов от президентской гонки.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня