Политика / Новости Украины

Игра в четыре руки

Михаил Демурин о Женевском заявлении по Украине и интересах России

8146

Женевское заявление по Украине нуждается во внимательном прочтении и анализе с учётом всех сопутствующих обстоятельств. Начну с того, что в этом документе может вызвать критику.

Первое — это формат переговоров. В идеале заявление должно было вырабатываться по формуле 3 плюс 2, то есть российской стороне следовало настоять на участии представителей Юго-Востока. Согласившись на присутствие от Украины только представителей майданной хунты, мы вольно или невольно повысили уровень их легитимности. Мне могут возразить в том смысле, что надо было искать пути скорейшего снижения напряжённости. Да, напряженность на грани всплеска военных действий на Юго-Востоке Украины — это плохо, но в большей мере она работает против Запада и бандеровской власти, нежели против России. Для русских на Юго-Востоке это тяжело, но это борьба, её надо выдержать.

Второе — отдельные аспекты содержания переговоров и итогового документа. Наряду с договорённостью о том, что все стороны должны воздерживаться от насилия, запугивания и провокационных действий, в заявлении содержится призыв к разоружению всех «незаконных вооруженных формирований», освобождению занятых зданий, улиц, площадей и других публичных мест во всех городах Украины. Здесь сразу возникает вопрос, что такое «незаконные вооруженные формирования»?

У России, с одной стороны, и США, ЕС и киевской хунты, с другой, в этом вопросе одного понимания в принципе быть не может. Мы считаем, что пост главы украинского государства и, соответственно, верховного главнокомандующего вооружёнными силами на Украине незаконно узурпирован А.Турчиновым, что само созданное там по итогам силового захвата власти правительство незаконно. Соответственно, с нашей точки зрения, сформированная ими «национальная гвардия» тоже незаконна. Как незаконны и приказы использовать армию для подавления протестов населения. Тем не менее, вышеуказанная формулировка бьёт и по восставшим гражданам Юго-Востока страны.

Комментируя принятое в Женеве заявление, С.В.Лавров сказал, что кризис на Украине должны урегулировать сами украинцы. Этого не получится. Если мы не будем стоять за спиной Юго-Востока, как, по словам В.В.Путина, наши военные стояли за спиной отрядов самообороны Крыма, если мы не будем настаивать на уважении его требований, Киев и Запад его сомнут. То, что Запад будет манипулировать Киевом и в состоянии навязать ему то решение, которое посчитает нужным, думаю, ни у кого сомнений не вызывает.

Заявление об амнистии для всех протестующих за исключением тех, кто совершил тяжкие преступления, — это хорошо, но мы помним заявления сторонников хунты о том, что сейчас надо соглашаться на что угодно, чтобы погасить пожар народного недовольства, а потом убирать политических противников. Так вполне может быть, если поверить этой «амнистии». Впрочем, С.В.Лавров назвал одну конкретную фамилию — народного губернатора Донецкой области П. Губарева; таких фамилий не одна — посмотрим, что конкретно сделает Киев по отношению к ним.

Настораживает новая констатация полезности мониторинга со стороны миссии ОБСЕ, которая находится на Украине. Мы знаем, какую роль подобная миссия сыграла в бывшей Югославии. Россия сегодня, конечно, уже не та, что в 1990-е, но в самой ОБСЕ ей ещё далеко не удалось занять подобающие позиции, чтобы действительно обеспечить беспристрастность этой организации.

Сегодня, например, широко транслируется заявление директора Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ Я. Ленарчича о том, что решение Киева наложить запрет на въезд части россиян на Украину не противоречит принципам Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и такие ограничения допустимы, если они «крайне необходимы». Позиция России в данном случае явно игнорируется, то есть «честной и объективной работы» не получается и не получится. Стоит ли делать вид, что это возможно, для меня большой вопрос.

В заявлении, явно по настоянию Киева и Запада, отсутствует слово федерализация. Комментируя этот момент, С.В.Лавров отметил, что главное не термин, а объём полномочий регионов. На мой взгляд, здесь всё взаимосвязано. Вопрос о статусе их территорий в новой конституции — самое важное для будущего русских на Украине. Россию, уверен, должно волновать именно это: будущее русского народа и тех, кто считает себя украинцами, но дружески относится к нам. Будет русским хорошо в единой Украине, хорошо, но, скорее всего не будет. Значит, федеративное устройство — нижняя планка для обеспечения безопасности всех противников бандеровцев на Украине.

Наш министр иностранных дел настаивает, что диалог в рамках конституционного процесса должен быть инклюзивным (то есть включать в себя максимальное число политических сил с максимальным географическим охватом), транспарентным (то есть осуществляться гласно и публично) и подотчетным. Это, действительно, важные характеристики, и они явно не просматриваются в действия нынешних властей в Киеве. Как заставить их изменить свой подход? Кто способен это сделать, мы знаем. Но знаем также, что он делать этого не будет.

Неопределённость остаётся и в вопросе о внеблоковом статусе, или военно-политическом нейтралитете Украины. С одной стороны, российская сторона заявила, что изменение такого статуса, закреплённого в украинском законодательстве, подорвет сотрудничество в преодолении нынешнего кризиса. С другой, мы слышим заявления на этот счёт руководства НАТО, активно втягивающего Украину в Альянс. Что бы ни обещали на этот счёт сегодня США, опыт 1990-х показывает: словесным обещаниям Запада верить нельзя. Вопрос надо ставить не о внеблоковом статусе Украины, а о недопустимости дальнейшего расширения НАТО в восточном направлении, и закреплять соответствующие договорённости не в украинских законах, а в документе между Россией и НАТО.

И последнее по отрицательным моментам. Не далее как в феврале мы наблюдали, как Запад нарушает достигнутые при его участии договорённости. Есть опасность, что, переключив внимание на конституционную реформу, Киев при поддержке Запада сумеет обеспечить снижение протестной волны на Юго-Востоке страны. Вторично, даже если Киев открыто откажется от своих слов, она, скорее всего, не поднимется. Это позволит Западу продолжить переформатирование Украины в антироссийский плацдарм.

Теперь о том, что можно сказать в пользу этого заявления.

По формату. Несмотря на первоначальное предложение России об участии в Женевской встрече представителей основных украинских оппозиционных сил, этого не произошло. Тем не менее, российская сторона представила в Женеве документы «Партии регионов», Луганского областного совета и движения «Юго-Восток Украины». Более того, в самом заявлении употреблено понятие «стороны», то есть силы на Юго-Востоке официально получили статус «стороны урегулирования». Это важно. В международной практике известны случаи, когда только на достижение согласия по такому статусу уходят годы. Не менее важно и то, что текст заявления открывает возможность для возвращения на Украину В. Януковича и его участия в конституционном процессе.

Далее, в ходе женевских переговоров для обсуждения действительно серьёзных вопросов С.В.Лавров и Дж.Керри неоднократно уединялись. Другими словами, так называемый «и. о. министра иностранных дел» Украины был поставлен на соответствующее роли киевских властей во всём процессе переговоров место. Как, впрочем, и представитель ЕС К.Эштон.

Перехожу к содержанию встречи. Накануне женевских переговоров Киев заявил, что их темой не могут быть вопросы, относящиеся к внутренней компетенции страны, как-то конституционный строй, административно-территориальное устройство, статус языков, направление внешней политики. Украина на встрече намеревалась требовать отвести российские войска от границы, отозвать решение Совета Федерации об использовании войск на территории Украины, вывести войска из Крыма и вернуть его под юрисдикцию Украины. Это была изначально абсолютно нереалистичная позиция, но важно, что в Женеве на глазах у всего мира всё произошло с точностью до наоборот: представитель России требований Киева слушать и тем более обсуждать не стал, и никаких формулировок на этот счёт в итоговый документ включено не было. Отсутствие в повестке дня этих вопросов подтвердил в своих комментариях и госсекретарь США, ограничившийся заявлением в поддержку территориальной целостности Украины и констатацией разногласий с Россией по проблеме Крыма.

Жизнь, понятное дело, сложнее идеальных схем. Приняв участие в Женевской встрече, Россия сделала всё, чтобы у Запада не было ни малейшего повода обвинять её в препятствовании урегулированию. Важным представляется и информационно-пропагандистский момент с учётом необходимости усиливать работу с западноевропейским и американским общественным мнением в условиях мощной цензуры, включённой Западом против нашей страны. В этом контексте особое значение имеет включение в Женевское заявление осуждения любых проявлений экстремизма, расизма и нетерпимости. Ни у кого не вызывает сомнений, что относится это к Киеву и ни к кому более.

Думаю, руководство нашей страны прогнозировало, что даже минимальный набор очевидных в данной ситуации требований к сторонам урегулирования майданной властью выполнен не будет. Киев, конечно, заблаговременно начал перевод бойцов «Правого сектора» в Национальную гвардию. Но Д. Ярошу нужны именно свои бойцы: это единственная гарантия его выживания. Что же касается А. Турчинова и А.Яценюка, то США и ЕС потребовали в документе отказа от насильственных и провокационных действий и от них. Как мы видим, это требование игнорируется. Во всяком случае, пока.

Подвожу итог. Россия, на мой взгляд, с учётом всех обстоятельств, нормально отработала очередной раунд схватки за Украину, на этот раз на дипломатическом поле. Плюсов в том, как было принято Женевское заявление, а также в его содержании, на мой взгляд, больше, чем минусов.

Я могу ошибаться, но мне почему-то думается, что, давая согласие на этот документ, наш министр иностранных дел вообще исходил из понимания, что майданной командой оно выполняться не будет и, соответственно, ни на Россию, ни на русских на Юго-Востоке Украины неудобных им обязательств не наложит. Реальность сегодня такова, что Россия не может взять на себя роль представителя Юго-Востока для решения важных для этого региона политических вопросов. Равно не может наша страна и заставить Юго-Восток подчиниться каким-либо решениям, которые будут пытаться навязывать ему Киев и Запад.

Самое же главное заключается в том, что Кремль не может отказаться от поддержки русских на Украине, причём не только по моральным соображениям, но и в силу конкретной политической целесообразности. Для решения тех серьёзных задач, которые формулирует сегодня В.В.Путин перед нашей страной, необходим сплочённый и верящий в своё руководство народ. Отказ от поддержки русских на Украине в их полностью обоснованных и справедливых устремлениях подорвёт имеющийся у руководства России кредит доверия и откроет перспективу дестабилизации положения в самой нашей стране.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня