История

Главная ошибка министра обороны СССР

Чем обернулась для маршала Гречко неосторожная фраза о Брежневе

  
31333
Министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко
Министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко (Фото: Михаил Кухтарев/ РИА Новости)

Незадолго до своей загадочной смерти глава Минобороны СССР Андрей Антонович Гречко в ходе одной из приватных бесед произнес эту роковую для него фразу. Вскоре его не стало. Через 10 дней после этой загадочной смерти дорогой Леонид Ильич стал маршалом.

Здоровый и спортивный

Действительно, то, что маршал Гречко скончался при таких обстоятельствах, наводит на некоторые размышления. Тем более, что он был совершенно здоров и вел активный образ жизни, совершал длительные пешеходные прогулки. Болельщик Гречко за компанию с Леонидом Ильичом Брежневым часто бывал на футбольных и хоккейных матчах. Более того, он был заядлым спортсменом: с удовольствием и неплохо играл в волейбол и теннис.

«После института меня спецприказом призвали служить в ЦСКА, хотя я должен был идти в десантные войска. И так получилось, что перед самой отправкой в часть меня попросили сыграть с маршалом Гречко, который уже после матча приказал мне назавтра явиться лично к нему. Так меня и оставили в ЦСКА, — вспоминает президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев. — Могу сказать, что теннисистом для своего возраста Андрей Антонович был приличным. Кстати, однажды на корте произошел трагикомичный случай. Коротков, который играл со мной (маршал играл только пары), попал Гречко прямо в живот. И пока тот приходил в себя, на корт быстро выскочили два офицера и мигом скрутили спортсмена. Правда, утащить никуда не успели, так как, отдышавшись, Андрей Антонович, вдруг рявкнул: „Отставить! Вы что, не понимаете — это же игра!“. После этого курьеза те же адъютанты сопровождали министра уже в штатском, рассудив, видимо, что офицеры в форме, выкручивающие руки теннисисту, со стороны выглядят слишком уж зловеще».

Кстати, Андрей Антонович не только сам держал себя в форме, но и непосредственных подчиненных привлекал к регулярным занятиям физической подготовкой: в волейбол у него играли даже маршалы. Независимо от должностей они дважды в неделю съезжались рано утром во Дворец тяжелой атлетики ЦСКА и тренировались по полной программе полтора часа. Сам Гречко разминался и играл в волейбол вместе со всеми, показывая, так сказать, на личном примере, что с физподготовкой расставаться не стоит, в каком возрасте ты бы ни был. Вот поэтому и странно, что крепкий, подтянутый и дышащий здоровьем маршал так скоропостижно скончался всего в 73 года.

Теория заговора

По воспоминаниям офицера «девятки» (охраны) Евгения Родионова, который был прикреплен к Гречко, труп министра обороны они обнаружили утром 26 апреля (1976 года). Сборы на совещание уже подошли к концу, но Андрей Антонович так и не вышел к столу, хотя всегда перед началом рабочего дня завтракал. Обеспокоенный охранник попросил родственников проверить, что с маршалом. А так как Гречко строго-настрого запрещал кому бы то ни было входить к нему в комнату, решили послать во флигель, где он жил, правнучку. Она-то и обнаружила уже холодного прадеда: он словно заснул, сидя в кресле.

После этого все закрутилось: о смерти сообщили, куда следует, начались необходимые приготовления, в тот же день в центральных СМИ прошла информация об уходе министра обороны страны. Кстати, вскрытие показало только то, что скончался маршал еще накануне вечером, примерно в девять часов. И ничего более. Казалось бы, сторонники теории заговора отдыхают. Однако, если все же предположить, что Гречко решили устранить, то для этого существует очень много самых изощренных способов.

Так, с 1937 года под руководством профессора, а впоследствии и полковника медицинской службы Григория Моисеевича Майрановского уже вовсю работала токсикологическая лаборатория («Лаборатория-Х»), входившая в Двенадцатый отдел ГУГБ НКВД СССР. И за сорок лет советская токсикология достигла поистине заоблачных вершин. Например, были созданы яды, которые нельзя было обнаружить никакими тестами или анализами. Их даже не надо было подсыпать в пищу или распылять в воздухе. Существовало множество филигранных способов их «передачи»: скажем, достаточно было пожать человеку руку. Ее предполагаемый киллер смазывал себе специальной жидкостью прямо перед непосредственным рукопожатием. А после него обтирал антидотом. А вот его визави через три-четыре дня уходил из жизни: мог просто заснуть и не проснуться, что примерно и произошло с Гречко.

А был ли Брежнев?

Леонид Ильич был очень тонким психологом и стратегом. И на все руководящие посты расставлял только хорошо знакомых, лояльных и близких ему людей. Не стал исключением и Гречко. Во-первых, потому, что они были сверстниками с разницей всего в три года. Во-вторых, оба воевали во время Великой Отечественной войны на Кубани, в частности, в армиях, освобождавших Новороссийск (генсек в 18-й, а Гречко командовал 56-й). В третьих и главных, будущий министр обороны был активным участником антихрущевского заговора. А Брежнев, как известно, был человеком благодарным и сентиментальным, назначая на многие руководящие посты земляков или однополчан. Но мог ли генсек обидеться на Гречко до такой степени, чтобы «приговорить» его? Известно лишь то, что Леонид Ильич никогда не был кровожадным.

1976 год был для Брежнева юбилейным — в декабре ему исполнялось 70 лет. К такому празднику готовились загодя — еще с начала года. И когда весной кто-то из ЦК предложил министру обороны присвоить Брежневу маршальское звание, тот наотрез отказался, произнеся ту самую фразу. Гречко хорошо помнил, что в разгар битвы за Кубань будущий генсек был всего лишь полковником, тогда как сам он к тому моменту уже носил погоны генерал-полковника. Видимо, он до последнего считал эту затею чепухой. Но сильно ошибался, так как дорогой Леонид Ильич, как известно, до самозабвения любил звезды на груди и погонах. И лишать генсека так любимых им «игрушек» было весьма чревато.

Действительно, воинские звания были пунктиком Брежнева. Леонид Ильич всю войну мечтал о том, что ему присвоят звание генерала. И очень переживал по этому поводу. Только в ноябре 1944 года он получил долгожданные генеральские погоны. Но еще долгое время у него был некий комплекс неполноценности, особенно когда он стоял в окружении маршалов на трибуне Мавзолея, — хоть и генсек, но к тому моменту всего лишь генерал-лейтенант. Наверное, поэтому в 1974 году он решил перепрыгнуть через звание генерал-полковника и стать сразу генералом армии. Поэтому вполне предсказуема его негативная реакция на слова Гречко. А уж фраза министра обороны «Только через мой труп!» и вовсе могла спровоцировать генсека на нехорошие мысли.

Не надо забывать и о том, что к 1976 году это был уже больной человек, который совсем недавно перенес клиническую смерть. И иногда, в определенные промежутки времени, не совсем отдавал отчет своим действиям. Так что была ли смерть Гречко естественной или же кто-то приложил к этому руку (или ладонь), мы, наверное, узнаем только тогда, когда откроют соответствующие архивы. Если, конечно, документы, проливающие свет на насильственную смерть Гречко, вообще существуют.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Зимовский

Политолог и медиа-консультант

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Иван Антропов

Заместитель директора Института актуальной экономики

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Задай вопрос президенту
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня